Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Т

Железнодорожная песенка

А. и П. Ганзенам

То ли вертится земля,
То ли головокруженье.
Ходуном идут поля,
Задыхаясь от вращенья,
По железному пути,
Все без слова рассказали.
Отдышаться да пойти -
Выпить чаю на вокзале.

Жизнь похожа на карниз.
Сверху – небо, дальше – вниз.

Как украденная вещь
Из незапертого дома.
Ты заметил? Отвернись.
Не жалей, нужней другому.
Как украденный сюжет,
Тот, что вместе прорастили, -
Вроде жалко? Так ведь нет -
Горстка слов да старой пыли.

Поезд мчится, даль лежит,
Тень по насыпи бежит.

Это горе - не беда,
Лишь бы только не обратно.
Хорошо, что навсегда.
Хорошо, что безвозвратно.
Хорошо, что ночь тиха.
Хорошо, что вечер ясен.
Хорошо, что без греха,
Без-мятежен, без-опасен,

День трамваем прозвенит.
Тихий ангел пролетит.
Поезда свистят в дуду…
Ты не жди, я не приду.
Т

Подземная железная дорога

Мама, вчера мне приснилось,
что мы с тобою идем к воде
Через сухой пустырь, мимо ржавых
помоек и дохлых птиц.
Мама! Ты мне никогда не снишься,
ты не переходишь моих границ,
Но, мама, этою ночью мы вместе ушли к воде…

Ты вела меня за руку, мама,
как в детстве, через дворы.
Мы шли к воде, которой тут нет,
но ведь когда-то была…
Лиловое небо висело над нами,
и ты меня ночью вела
Туда, где теперь течет вода,
оттуда, где жгут костры…

"Следуй за Большим Ковшом!
Следуй за Большим Ковшом.
Там у реки тебя ждет старик –
Он покажет тебе твой дом…

Иди осторожно вниз по реке
Следуй за Большим Ковшом.
Сухие деревья укажут путь –
Иди за Большим Ковшом…"


Лиловое небо над нами нависло,
Так низко, что тяжело ходить.
В нем копошатся чумные жуки
в обличье холеных людей.
Они что ни день утверждают законы,
По которым теперь нам следует жить,
Но, мама, вчера мне приснилось, что мы
с тобою идем к воде…

А иногда в моем доме под вечер
тень пробегает по белой стене,
Ложечка в чашке задребезжит,
послышится смутный гул,
"И звоны лютни, и дальние громы" –
и что там еще поэт прилгнул…
Там под землею несется поезд на бешеной глубине…

Ты не веришь ни единому слову, мама,
Ты мне это говорила сама.
Подземная железная дорога, мама,
ты и слышать не хочешь о ней.
Но, мама, уже ничего не поделать –
мой страх с каждым часом сильней и сильней,
Я вижу жуков и лиловое небо –
и тихо схожу с ума…

"Следуй за Большим Ковшом!
Следуй за Большим Ковшом!
Там за рекою тебя ждет старик,
Он укажет тебе, где дом.

Река бежит между двух холмов.
Сухие деревья стоят вокруг.
А там за холмами большая гора –
И будь осторожен, друг!

Следуй за Большим Ковшом!
Следуй за Большим Ковшом.
Там у реки тебя ждет старик –
Он покажет тебе твой дом…"


Город, в котором я живу, украшен для панихид.
Он весь в чугунных оградках и мертвых цветах –
Отсюда не убежать.
У жуков наступает брачный период,
Они готовятся пировать,
Но Подземная железная дорога грохочет –
И поезд по рельсам мчит…
Я бреду в бреду сквозь лиловый туман…
Но над туманом звезда горит.

"Следуй за Большим Ковшом!
Следуй за Большим Ковшом!"
"Вдоль глухих берегов по реке рабов,
Но в свободный штат, может быть…"


trikster

О городской демонологии

Ну натурально - гуляли мы тут недавно с одной древней бабушкой. Она по сумраку заблудилась, потому что темно, холодно, снег тает (это в субботу было, снег еще имелся), лужи. И бабушка такая с авоськой-тележкой, из маршрутки выпала (буквально) на пустынный Кронштадтский бульвар. Темно, дело к полуночи идет. Пошли с ней искать ее Смоленскую улицу. Через некоторое количество непроходимых луж и непреодолимых поребриков - таки нашли, даже дом нужный отыскали. Дай, думаю, дойдем уж до квартиры - чтоб с гарантией. Всю дорогу бабушка что-то такое говорит-повествует, по пятому разу пытается выяснить, по какой мы улице идем, да какой номер дома проходим, и как это власти что хотят, то делают - маршрутки вот нужные отменяют... Возрастная уже бабушка, в общем, но вполне обыденная. Про высшее ее образование я узнала, про проектное бюро, в котором бабушка всю жизнь инженерила... Выясняется, что надо ей на 4 этаж. С сумкой-тележкой. Я, натурально, вызываю лифт, и тут бабушка наотрез отказывается туда войти. Смотрит на меня внезапно твердым стальным взглядом и говорит: "Нет, никогда я туда не садилась и не сяду. Там, знаете... Ходят колдуны. И превращают женщин в жаб!"

Вот тут меня мороз-то продрал, прям от восторга и ужаса. Вот он, московский хоррор! Бессмысленный и беспощадный.

Обратно я на этом лифте поехала. Теперь вот в сумнениях... ква...
Т

(no subject)

Ну все! Ночью в поезд, утром в Питере... Благодать.
Напоминаю, друзья: 2.06 - в "Африке" на Печатника Григорьева - "Таверна". Зажжем. Хорошо бы тот огромный гулкий барабан остался там же, так-то с ним отлично было!

А 4.06 в старой "Африке" - я уж соло... И снова в Москву нырну. Как в душное метро.
Т

Атчот за жызнь

В четверг я пришла на работу - и Досточтимый Собрат-и-Коллега глядела глазами Веры Холодной, как я обморочно пытаюсь не сползти со стула и не растечься температурной лужицей прямо под столом. В пятницу, вооружившись зельями типа "геделикс", "мортус императрикс" и "галазолинус рекс", я опять пришла на работу. На немой вопрос Коллеги ответила: потому что денег надо. В пятницу силы духа поддерживались смесью из заклинаний и Имперских Яблок, которые привезла прямо в нашу анусмунди спасительная Айквен, да хранит ее Вечное Небо. А вечером мы с Товарищем рванули искать автобус до Питера. Ну это квест был, конечно... Я про все - и про концерты (два), и про автобус, и про золотой-звенящий Питер.

Про барабан

На "Уделку" выбралась, конечно, потому что златое солнце влекло. А там сидит такая тетушка - примерно как рязанский ангел, и продает барабан, презвонкий, из кожи и дерева, с натяжением. О! говорю. Какой отличный! И начинаю побарывать жабу, потому что не то, чтоб очень он нужен, но по всем статьям замечательный барабан! Пальцем тронешь - отзывается. "Да, - соглашается с мягкой улыбкой рязанский ангел, - неплохой. Я вот с утра уже пошаманила". Утром на подступах к Питеру лил дождь, небо хмурилось, мир ежился - и никак ничего не предвещало золотой осени на голубом небе. "Вау! - говорю. - Так это типа ваша работа?" - "Моя - скромно улыбается ангел, - вы если брать будете, завтра с утра постучите еще... Чтоб не затянуло". Ну в общем... с барабаном я. Но барабан пока что в Питере остался, чтоб чо как. Потом заберу. Наверное.

Про новый дом Фила

Новый дом Фила очень больше прежнего, белый и еще совсем сырой, нераспетый, неприрученный. Но когда мы уходили, он уже был куда более отзывчивым. А Фил - шателен. В натуре! Я бы на месте домов в очередь выстраивалась, потому что когда он где поселяется, его комната сразу воспринимается как замок. И кухня - как кухня в реальном замке. Немного не хватает грифонов, знамени с грифонами. Но, думаю, это дело наживное.

Про старую гвардию

В какой-то момент мы остались все вместе во дворе покурить - Фаворов, большой, добрый и полосатый философ-пират; бородатый Матвей - с фотоаппаратом и вечно прищелкивающий зубами; Кузя - стройная статная валькирия; и приветом из прошлого - дочка Айки - в полутьме неотличимая от матери. Как будто мы все уже толстые и хтонические твари из бездны, а Айка среди нас по-прежнему сияет юной красой карело-финского подростка. Кэти не хватало очень сильно. И Вовки. И... но нас было четверо, и из темноты вдруг вынырнул Игорь Лисов, со сломанной рукой на перевязи - куда ему вогнали спицу, так что стал он еще одним из Железных людей. Вокруг нас стоял вечерний звенящий Питер, а мы курили. Это было хорошо. Старая гвардия тем, наверное, и хороша, что не сдается, а гонит. И бьет по шаманскому ангелическому барабану с "Уделки" деревянной ложкой. В какую хочешь долю!

Про виноградник

Утром, на Сумме в Екатерине, принимали новых катехуменов. Их реально много! Как пополнение в отряд - и распрекрасное! А чтение было - про тех самых сыновей, кого посылали в виноградник. Старший сказал "нафиг надо" - а потом устыдился и пошел, а младший такой "конечно-конечно" - и откосил в результате. Хор в Екатерине парил над всем, распростертый на солнечных лучах. А я стою и думаю: на виноградник, блин! Марш на виноградник! Купила себе еще один розарий в Екатерине - и прямиком на виноградник, к Гарри. Работать))


Про мир во время войны

Прямо после мессы поехала к Гарри, записывать с Игорем про "Мир во время войны". Игорь эту песенку подредактировал, подтянул, освежил - и мы пошли ее записывать. На гитаре, как ни странно, играл сам Лисов - а что, перебинтованный гипс дает великолепный такой чес-почес, пальчиками-то уже не пощиплешь упругие струны. Мы ему еще для смеху красным фломастером на бинтах написали "Мир во время войны!" - так что картинка получилась крайне живописная. Потом все что получилось отправится в Киев к Даниле, в Москву - к ритм-секции, в Финку - к Ди, дополнится новым звуком, смыслом, проигрышами и озарениями, - и сводиться! Вот так, быстро и круто, по всему миру! Оно должно звучать!

Про Гаити

Однажды мы играли "Доминиканскую кантату" в подвале Екатерины. У меня еще практически ничего не было, - только материал и агрессивное желание, чтобы это было сделано и записано, - мы играли с Алинкой, Машей, Виткой, кажется... Ну неважно, а важно, что в подвалы инкви Екатерины заглянул Лисов - и остался. А потом как-то вдруг случилось, что появился Дима Бухловский, возникли ночные наши записи, Игорь, выныривавший из складок времени и пространства с двумя чехлами за спиной - гитарой и бузуки, И Инка у нас пела, и Вовка Белов играл глубокую виолончельную подложку, а я и мечтать не могла, не очень понимала, как это оно все... Даже в руках диск держа, не понимала, - и за что это так все вышло? А тут опять повторение всего того же. Только Лисов появляется в гримерке и говорит: "Тут нужна большая банда..." И предлагает постучаться к "Кимбате" за помощью в записи. И я стою, хватаю ртом воздух. Вперед! В виноградники!

Про вообще

Ну вот, приезжаю я из Питера в Москвау и понимаю, что чо-то как-то не того... Хорошо еще, что Товарищ меня встретил и довез до дома, несмотря на попытки расползтись прямо под тяжестью атмосферного давления! Ну тут я перестаю гнать героя, еду домой с рюкзаками и всем прочим (то есть гитарой, сумкой с хлебом, притом Товарищ - не "все прочее", как могли подумать отдельно взятые несознательные элементы, а Поддерживающий Столп Мыроздания ваще) - а там дай, думаю, попробую отыскать свой старый полис и попытаться вызвать домой врача. И вот ура! полис отыскивается, старый-старый, весь зеленый, чуть ли не с двухтыщего года, потому что до этого прежняя контора обеспечивала хорошую медицинскую страховку (меня по ней даже в больницу однажды свозили, и недурную, надо сказать, больницу) - и нафиг этот полис был нужен вообще. А эта моя новая контора никакой страховки не обеспечивает вообще, кроме автохтонной российской страховки, предусматривающей все возможные случаи, - "на свой страх и риск" или "сама дура виновата". Ну вот, а по этому полису возьми да и приди врач чудесный с чемоданчиком несказанным, и говорит мне этот врач глубоким голосом: "А лежи-ка ты, грешный человече, до пятницы, в пятницу же приходи... не рано". Потом картина маслом: я (по наущению Товарища) гоняюсь за врачом по дому с целью помочь материально и сипло причитаю: "Доктор, голубчик! Заставьте век Бога молить! Примите! Я ж знаю, как доктора-то живут!" А доктор уворачивается и кричит: "И не подумайте даже! Я знаю, как корректора-то живут!" Таки не взял ведь! А больничный открытый оставил.

Но до пятницы я точно не долежу. Завтра крестины у юной Катерины. А послезавтра - попробуем предварительно начать записывать с Любимой Кумой "Любимые песни бабушки Лонгботтом". А послепослезавтра - на выписку. И потом в поезд - и в Воронеж, к Катерине и Барону, в ихое прекрасное шато, квартирник там играть в субботу. Кстати, воронежцы, кто хочет, но не знает, тот да оставит запись о желании, а вам координаты с нарочным голубем пришлют.

Вот и все, что я могу сказать себе и миру про нашу жызнь.
Т

кeep calm & love Ukraina!

Вернулась из Украины. Из моей любимой Украины.Сохраняя спокойствие)

Все началось с того, что на день рождения Птица попросила не новый телефон, не тувалет хрустальный, а концерт Тикки в Днепропетровске - и это ей было доставлено с огромным удовольствием, хотя чутка и контрабандой)
Collapse )
Т

как оно есть

Как странно теперь... Я стараюсь не думать об этом, иногда получается, иногда нет. Иногда надо все засунуть в сундук и делать, что делается, если все равно ничего не изменить. Но как же мы теперь будем играть "Таверну"? Как?.. Мир стал меньше. И почему? Ока течет...

Из Катера приехала чудесная девушка, подруга Хелека и Киры, - на григорианику. После концерта добрались до дома, из укромного угла я достала все свои записи и сборники по григорианике - и мы до полвторого за музыку, только о ней... Даже не сказать, как я завидую ей, и белой завистью, не черной. Это было у меня. Хорошо, что было. А те, кто с радостью бросаются с Урала и перелетают столько километров, чтобы научиться читать невмы, - это безусловно и безупречно свои.

Захожу в кондитерский ларек на базаре. Никого, девушки-продавщицы коротают время в ожидании покупателей. Я давний их клиент, мы уже друг друга неплохо знаем, здороваемся всегда. Стою, выбираю... Одна продавщица говорит другой: "А если Европа замерзнет, пусть попрыгает! Как прыгать, ее Украина научит. Путин сказал". Молча выхожу из магазинчика. Ощущение некоей гадливой неуместности. Наш дорогой президент и вправду теперь пробавляется репризами такого пошиба?

В соседнем кондитерском очередь, пожилая женщина, разглядывая коробки со всяким печеньем, охает, что вот раньше ничего не было, сами пекли - и весело было, ничего. А теперь зато все есть... Запах в кондитерской лавке изумительный, а девушка-продавец как фея с картинки, царит среди пирожных и пряников.

В автобусе старушка, сидевшая рядом, на откидной скамеечке, спросила, чей это хвостик, и долго задумчиво гладила пушистый хвост на моем рюкзаке. Мы с ней обменивались мало что значащими веселыми фразами, а она все гладила его. Кажется, я ее понимаю. Это как приласкать мир, когда его меда и янтаря уже совсем мало остается. Тогда ценишь простые радости - дотронуться до пушистого меха, вдохнуть поглубже, когда проходишь мимо лотков с клубникой, улыбнуться кому-нибудь в автобусе.

Завтра торжество. Тело и Кровь, процессия, пение, девочки в белых платьицах, корзинки с лепестками роз. Хорошо бы не было дождя!

Мир становится странным. У меня закрываются страницы за страницами. Друзья остаются в прошедшем времени, как за толщей стекла. Так странно, что вот что-то происходит, а ты и не знаешь, может, в последний раз, может, больше и не встретитесь. Надо налюбоваться, надышаться, успеть. Раньше где-то впереди звенел карильон Петропавловской крепости, это было безусловным свидетельством и обетованием, что все идет правильно. Аська была такая смешная, в башмаках, с вязаной крючком крысой. Я восхитилась тогда, связала Нюхе такую же - для таскания за хвост и верчения над головой. А теперь карильон звенит издали, откуда-то оттуда.
Т

январь на исходе

Сим сообщаю: Королевская вольная доминиканская колония торжественно объявляется самораспустившейся. Это было довольно интересное время, почти 2 года, однако, спасибо всем, кто принимал участие и т. д.

Выходные бездарно протрачены на разгребание последствий переезда и подготовку освободившейся комнаты: выгрести из шкафов и выбросить ДОФИГИЩИ рваных носков, штанов, рубашек и выношенных маек, осчастливить помойку грудой стоптанной и растрескавшейся обуви... Как сказал друг-ассасин, в жизни каждого рыцаря ордена Хлама наступает момент предаться духовным упражнениям и выбросить все лишнее на хер. Это нужно для обновления жизни. Лишнего скопился 240-литровый пластиковый мешок... В промежутках выгребания мы безыдейно тупили, варили кофе, дымили прямо на кухне (паразиты! паразиты!), кормили детей, а ночью смотрели "Альянс Серокрылых". Ах, эти серые крылья... Задвинутые на шкаф пустые чемоданы дразнятся и провоцируют. Первая проданная на ПРЕ декупажная дощечка внушает светозарные мысли!

Утро мое теперь начинается в 6 часов с приветливого мурлыкания будильника. Потом - ледяная дорога по темному городу, предрассветная Москва полна народу, в тенях прячутся морлоки, бухает какой-то подземный завод, проносятся лихорадочно сияющие автобусы, гулко гремит промерзшее железо остановок и мостов. Я морлок среди морлоков, я иду шаркающей походкой в толпе таких же непроснувшихся. Дети набиваются в автобусы и едут в школу не просыпаясь. Зато на работе есть все необходимое для счастья: чай, отличный коллега-розенталер, зарплата регулярно и мраморная лестница в стиле имперского храма науки. И освобождение в 17.00, а за окнами светлым-светло. Только очень пока хочется спать, и до утра уже сидеть в и-нете не выходит, ну так и фиг бы с ним!

В следующие выходные к нам переезжает Алинка, старый друг. И вместо самоликвидировавшейся Колонии открывается заповедник Толерантности. Матюх ждет с нетерпением. Я тоже. Этот чертов 2013 год Влюбленной Змеи (и с августа без постоянной работы, и постоянная угроза финансовой жопы, и постоянный депрессивный фон по всему дому) меня подкосили, как я не знаю что. Наверное, до весны я буду тупо приходить в себя и отсыпаться, но, инншалла, к весне надеюсь окончательно восстановиться. Друг-ассасин недвусмысленно дает понять, что надо бы заняться делом - потренироваться там, штоле, почиститься, а не оседать, хватая воздух ртом. Ну и вообще - оrdnung muss sein! Со всем тем, нельзя сбрасывать со щетофф и такую дивную версию: «Ordnung muss sein, sagte Hans, da brachten sie ihn in das Spinnhaus» («Должен быть порядок, сказал Ганс, и упекли его в психушку»).

Вчера я неожиданно для себя купила распродажную чугунную кастрюлю, стеклянную крышку к ней, три сосиски, пачку гороха, пять морковин и ленту копченых ребрышек, при соединении этого всего получился обалденный гороховый суп. Все, конечно, было затеяно ради чугунной кастрюли и поддержания Spinnhaus. Давно мечтала, чо. А чугунная 5,5-литруха по цене эмалированной - это и вообще сказка. А вот не хочет ли кто в четверг ввечеру в гости на суп?

Жизнь не то чтобы налаживается - она постепенно становится и вовсе отличной. А тут еще концерт 7 февраля в "Археологии" с самой Верой Вотинцевой! В 20.00! Хочу ужасно!
Т

Иерусалим, помогите!

Алан пишет вот что: "Еду в Иерусалим, надо придумать, как оттуда выбраться в аэропорт к 3 часам ночи. Автобус не ходит, спецтакси надо было заказывать за день, знакомые по поводу праздника не реагируют на телефон, надо что-то типа идеи или чуда".

Народ, помогайте! Телефон Алана - 8-903-018-70-36. На СМС реагирует. Спасайте...


О, великий человек janka! Кажется, наш сумасшедший паломник спасен!!!
ведьма старая живет

Полевые заметки

На автобусной остановке бабка в коричневом пальто и с клюкой громко спрашивает, не скажет ли кто, где пистолет купить? Приходит автобус, бабка залезает внутрь, я, натурально, держусь неподалеку.

Пистолет бабке нужен не просто так, а по делу. У нее каждый месяц с пенсии счищают 5 тысяч рублей, да у них в доме у всех, кто хорошие пенсии получает, счищают на почте - с кого тыщу, с кого две, а с нее вот целых пять. Она с этой бедой ходила по всем инстанциям, дошла даже до Путина. Путин над ее бедой посмеялся, сказал: "Так тебе, бабка, и надо, а то обожрешься". Так прямо и сказал. Она, бабка, у него уже пять раз была - попасть-то к нему лекго, он всех принимает, а вот толку от того никакого.

А есть беда и того хуже. У нее сына зарезали Лужкову на органы. Здоровый мужик, 28 лет, шел с работы, его милиция схватила - и в больницу, а в больнице сразу хирург в палату пришел. Бабка к сыну приехала, ее туда и не пустили, несмотря на то, что мать. С милицией из больницы вывезли, не драться же с ними. А наутро - все, сын в морге, и крови у него ни вот столечки не осталось, все выцедили для Лужкова. Лужков-то молодой теперь, через эти дела, плясал вчера, хвалился "Вот я какой!" А знаем мы, почему он такой. Путин на эту беду так сказал: "ты, бабка, понимаешь, таких, как твой сын, - пруд пруди, а Лужков - человек государственный, он всю Москву ограбил". (Тут информант в сердцах чуть не плюнул, даром что в автобусе)

А наши сейчас всю Америку оккупировали, почитай все наши там. Путин сказал: "Ты, бабка, в Америку и не думай, где тебе, нипочем не попадешь!", ну так он не знает - я же солдат, солдат старый. Я хоть птичкой улечу, а там буду. Мне себя-то не жалко, умирать не страшно, я у него пять раз была и шестой пойду. Мне ничего, а я ему скажу, что он у меня сына-то, как палец на руке вот так вот отрезал... Узнает он у меня...


Но тут мы уже доехали до метро.

Бабка большущая, рыхлая, но с худым желтым лицом. На одном глазе бельмо. Свою соседку по пенсионному месту в автобусе она увела с собой, обещая ей еще и не то рассказать. Мне дико хотелось увязаться с ними, потому что все эти городские легенды - это ж хлебом не корми... Но упс... и неловко, и на мессу уже почти опаздывала.

А еще вешаю баннер - и напоминаю:
- завтра мы с Фанни в "Археологии". День рождения и все такое, 20.45 начало;
- послезавтра - на выставке у горячолюбимого соаффтара oxanasan. И уж там буду оттягиваться на всю катушку (увы - без Фанни);
- в субботу в Питере "Оркестр "Перелетного кабака"" (новая "Африка", 19.00);
- в воскресенье мы с Брамбуляком в той же "Африке" в те же 19.00 будем выдавать дрозда по тому же поводу моего ДР.
Чо-та песен, написанных в этом году, хватает на неплохую программу...