Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Т

Ковидальная

Ранним погожим утром
Мой телефон встрепенулся.
Это прислал смс-ку
Заботливый друг МЧС.
Пишут: "Гражданка-гражданка,
закрой все окна и двери,
черный КОВИД на колёсиках
ищет твой дом и квартиру".
И я закрываю все окна и двери,
Чтоб он ко мне не залез.

Я беру перчатки и маску
и выхожу за хлебом
в какой-нибудь близко к адресу
расположенный магазин.
А там на двери написано:
"Сидите-ка лучше дома,
черный КОВИД на колёсиках
ездит по вашей улице,
ищет вашу квартиру -
и, кстати, не он один".

А дома мне телевизор
Говорит, что смерть неизбежна
и надо бы всем сплотиться
и дружно дома сидеть,
ведь черный КОВИД на колёсиках
ищет вашу квартиру,
но мы победили фашистов,
половцев и печенегов
А значит, по аналогии
и КОВИД победим (и съедим).

И вот я сижу на кухне,
Варю припасённую гречу,
И слушаюсь телевизора,
и даже в окно не гляжу.
А черный КОВИД на колёсиках
ищет мою квартиру,
но ничего у него не выходит.
И я тоже не выхожу.
Т

Скорбные тайны.

Когда они схватили тебя,
Рядом не было никого,
А если б и были – не ты, но они
Нуждались в защите.
То, что было предрешено,
То, зачем ты сюда пришел,
Совершилось во мраке, среди олив,
Или днем , на улице, все равно,
Уже не уйти и не уклониться,
Alea jacta est. Чаша испита.

Когда они бичевали тебя,
Мерно свершая дневные труды,
Молчишь ты, кричишь ты – им дела нет,
Такая работа…
Когда они бичевали тебя,
И после, когда захлопнулась дверь, -
Они отправились по домам,
А ты остался – во тьме подыхать,
Ты был человеком, которого нет
Для этой субботы.

Когда глумились они над тобой,
Короновали терновым венцом,
Кричали «осанна», и били в лицо,
И встать заставляли,
Вся твоя гордость давно ушла,
Вся твоя слава стала ничем,
Ты был человеком среди зверей,
Или животным среди людей,
И те, кто должны отыскать тебя,
Тебя не искали.

Когда тебя вывели из тюрьмы,
По каменным улочкам, вверх и вверх,
И ржавый от крови присохший хитон,
И скованы руки…
Ты шел, спотыкался, потом упал,
Потом у тебя кто-то крест забрал,
Ненадолго – на выдохнуть и отдать,
И вдруг среди них ты увидел мать.
Она не плакала. Не могла.
…Какие же суки…

Когда тебя положили спиной
И руки прижали с обеих сторон
И боль взорвалась белым огнем
Еще до наркоза,
И крест вознесся как вертолет,
И кто-то кричит, и кто-то зовет,
И преисподняя жадно ждет,
И жало у смерти блестит во тьме…

...На пятой тайне ад отступил.
И хлынули слезы.
Т

Приём

мой доктор глядит на меня
с печальною неприязнью,
он видит меня насквозь,
радости в этом нет.
Что же это, говорит он,
снова демоны дразнят?
Опять до утра не спите?
Опять встаете чуть свет?

Таблетки пьем? Ну понятно...
Работа?.. Ну как обычно.
Постельный режим был прописан...
Соблюдали? Полноте врать.
Он заполняет карту
почерк прямо отличный.
Он говорит: Дайте руку
Буду вам пульс считать.

Он говорит: вы, кажется,
к нам серьезно очень хотите.
У меня в голове закипает
желто-серая круговерть
Стены поплыли задумчиво
Тошнит, не хватает воздуха.
Док, извиняюсь заранее.
Я всё понимаю правильно?
Вы действительно - смерть?

Он отвечает буднично,
как будто ему плевать:
Вообще-то нет, но, вы знаете...
Можно и так сказать.
Т

Ad usum internum

Господи! Ну конечно же, я люблю тебя.
Прости, что мне никак не удается
Это не только сказать,
Но даже просто подумать.
Я знаю, мы можем молчать –
И молчать об одном –
В одно и сущее время.

Я знаю, мы просто можем
Идти по зимнему парку,
Идти по улочкам летним,
Идти по берегу моря –
Взявшись за руки,
Просто, как дети.
Да так мы и ходим обычно.

Мы вместе бежали оттуда,
Где нам ничего не грозило,
Кроме отсутствия воздуха
И присутствия мертвой воды –
Текущей из водопровода,
Проливающейся дождем,
Из заржавленных рыжих небес.
Мы бежали. О боже, удачно.
До сих пор не пойманы, да…

Наш дом устроен так странно –
Он стоит – и плывет, все сразу,
Наши флаги над ним незримы,
Мы их видим, а кто еще?
Мы с тобой собираем зерна -
Зерна будущего урожая,
А они в руках прорастают,
рассыпаются ниткою бусин.
Домострой – это не ко мне.

Я знаю, что ты прощаешь
Меня за мои привычки,
За то, что держусь поодаль,
За то, что всегда молчу.
Я почти ничего не помню
О том, как можно иначе.
Но я люблю тебя – как умею.
Море плещет за нашим окном.
Т

Приглашение

Лето будет долгим, не думай, нет,
Лето будет жарким и золотым,
Яблоки созрели, налив, ранет,
Бубенцом крыжовник, звенят кусты,
Лето будет долгим – и потому
Мы с тобой доверимся и нырнем,
В августовский полдень, в ночную тьму,
Вынырнем, отдышимся, подождем,
Ждать не страшно – лето же будет долгим.

Я прошу тебя – приезжай ко мне,
На коне, на зайце или пешком,
Там, у вербы спешишься, у камней,
Шаг с дороги, в сторону, там мой дом,
Там черничник, ягоды – черный сок,
Проходи, не трогай, не ешь, не пей,
От дороги – сразу наискосок,
Ненадолго, в гости, на пару дней…

Дерн болотный медленно подними -
Я оставлю там для тебя ключи,
Не смотри, что красные, – а возьми,
Руки заживут, есть у нас врачи.
Есть у нас озера живой воды,
Есть ручей и с мертвой, молчит-течет…
Сядем рядом на берег – до звезды…
Лето будет сладким, как дикий мед,
Я тебя люблю, приходи скорей,
Лето будет долгим…
Т

Расшифровка интервью Игоря Вострикова, Кемерово, 27.03.18 - митинг на площади

Расшифровка интервью (скорее, монолога), данного в Кемерово на митинге сегодня днем. Про 64 трупа и причины занижения жертв, про особенности тушения пожара в "Зимней вишне" и так далее. Прямые трансляции из регионов рулят. Игорь Востриков (потерял жену, сестру и троих детей) - говорил с журналистами Первого канал и Рен-ТВ. Они ни о чем не спрашивали. Он просто говорил.
_______
С утра - да, возможно, и до сих пор в Интернете есть трансляция с площади. Инициативная группа (встретившая в морге Путина) рассказывала на площади народу, что видела... эээ... 20 обгорелых взрослых трупов... И еще сколько-то фрагментов. И видела списки на 64 имени, и твердо знает, что всего мертвых 64.Тем временем народ на площади насчитал уже 85 - и это не беря в расчет группы детей из детских домов, людей из поселков и тех, чьи родные и близкие не пришли на митинг...

А после г-н Цивилев Сергей Евгеньевич после трех часов холода и ненависти орал на площади в прямом эфире, что цифра 64 - это количество заявлений о пропаже. Что это родственники заявили о том, что пропало 64 человека, и заявили по всей форме - с адресами, телефонами, именем отчеством и местом жительства. А трупов меньше... или больше... Но пока что нашли меньше... примерно 60. И надо ждать результатов, и просеем каждую песчинку и так далее...Collapse )
аццкая камбала

Perfect blue по-белгородски

Интересно. На старости лет обзавелась прилипчивым мудаком-поклонником. Некий угрюмый дядя из Белгорода, жж-юзер bisey, когда я свалила из страны, заявился и высказал свое "фе", типа вот Тикки - это дааа, это был знак качества, а какая-то частная ты - кому нужна. Я, признаться, так охуела, что даже не нашла, что ответить. И тут это удилище белгородское опять появляется и комплименты разные отвешивает. Я ему натурально сообщаю, что мы больше не собеседники, баню, на что он шлет мне следующую рацею, уже с ФБ-аккаунта:

"Всё правильно, не спорю - именно я вычеркнул Вас из списка, и до сих пор убеждён, что правильно сделал. Но я оставляю за собой право:
а) вносить Вам деньги, если Вы опять начнёте сбор на что бы то ни было;
б) давать ссылки на то, что может, по моему мнению, Вас позабавить. Положительные эмоции, которые были вызваны Вашим творчеством - мой долг перед Вами, и не Вам решать, выплачен ли он.
Не более. Прошу прощения, но в остальном - между нами кровь и смерть.

P. S. Вы всерьёз считаете, что можете забанить человека, зарабатывающего на жизнь, среди прочего, пробивом информации и взломом баз данных? Тогда у меня для Вас плохие новости. Это - лишь самый очевидный и примитивный способ.
Я не стану ломать Ваш аккаунт. Но я войду в любой момент, когда сочту нужным".


Я его, конечно, и в ФБ забанила. Но вообще, конечно, интересное кино)) И велеречивый, ведь, мудилко картонное... Между нами, понимаете ли, кровь и смерть! Что он имеет в виду? Мыша дохлого на сейшене к сцене подбросил, что ли?
Лошадь

Заметки пьяного архивариуса

На самом деле, меня удивляет, что кого-то удивляет майский снег в Москве. Устроили массовое почитание мертвых героев и приглашение их в наш мир как хозяев и спасителей - то есть несколько лет подряд с размахом, с жертвами и разработанными ритуалами справляют Самайн во время поворота на лето - и удивляются, когда внезапно все работает!
А вот интересно другое. Всю дорогу майские праздники были чем-то типа расширенного Бельтайна - чтоб про жизнь, урожай, радость, с пирами и выездами на природу. И День Победы - я же помню - это был парад с оркестром, корабли с иллюминацией на Неве, почитание живых стариков, гвоздики - и салют. А сейчас в календаре практически не осталось праздников плодородия. Первое мая урезали до минимума, Пасха - она о другом, а Петр и Феврония во-первых как-то не прижились, а во-вторых - это уже лето, что могло расти - уже растет. Да и не перебьют Князь с Княгиней, при всем уважении, такого мощнейшего поклонения мертвому воину.

Хорошо, кстати, получается. Мощно. Наглядно.
Т

музыкой навело

Вот А.Я. Гуревич прекрасно написал о том, что любой медиевист должен принять как данность, что в голове средневекового человека прекрасно уживались самые противоречивые понятия, ну, к примеру, что Страшный Суд будет в конце времен, а до того все типа почивают-покоятся, но при этом по смерти, иногда еще даже в момент умирания, происходит индивидуальный суд над конкретным человеком, и душа должна давать отчет за свои дела, оправдываться перед Его очами - и все такое прочее. И что, казалось бы, одно отменяет другое, и нам теперь не понять, как такие противоречия не вызывали никаких вопросов. Ну типа просто имейте в виду: вот такие они, эти медиевальные чудаки.

Мы такие мирные, и несем свет и сладость, и все нас со слезами приветствуют как Свет с Востока и освободителей. И при этом мы в кольце врагов, все нас ненавидят, все нам завидуют и желают нашей скорейшей гибели. Но при этом каждый прогрессивный человек, ясное дело, за нас...

Что-то мне подсказывает, что когда мэтр Филипп Арьес писал о Святой Руси, которая не так далеко ушла от древних норм ментальности, это был не комплимент...