Category: политика

Т

О проблемах импортозамещения

Я хочу прийти в однажды
В канцелярские товары
И купить себе резинку,
То есть стерку, то есть ластик,
Мягкий, ласковый, упругий,
С легким запахом лимона -
И двумя-тремя штрихами,
Аккуратно, незаметно,
Со страницы Книги жизни
быстренько стереть себя.

Но в отделе канцелярки
Для небесных канцелярий
Мне сказали: этот ластик
С производства снят давно.
Нам его уже три года
Хоть ты тресни не завозят.
Можем дать другой, дороже.
Правда, он бумагу портит,
И почти что не стирает,
Потому что, между нами,
он не ластик, а говно!

И иду я, горько плача,
Прикупив для утешенья
два блокнота на пружинках
И зеленый карандаш.
В небе солнышко сияет,
У соседей что-то сверлят,
Никуда уже не деться,
Не растаять, не стереться
Не испортив весь пейзаж.
Т

(no subject)

Среди множества богов и богинь Древнего Рима была особенная богиня - ее называли Bona Dea, Добрая или Благая богиня. Иногда звали и по имени - Фавна. Служить ей могли только женщины, мужчин в это сообщество не пускали от слова вообще, даже светлое ее имя нельзя было произносить - оттого и звали ее иносказательно Благой богиней. Богиня отвечала за женское здоровье, защиту, деторождение, а кроме того за плодородие вообще - то есть за все хорошее и феминное, в руках имела рог изобилия, лица и фигуры ее никто не мог видеть - а статуя в храме, в общем, стояла для отвода глаз. Все отлично знали, что это не Bona Dea, а плейсхолдер.

Два раза в год у нее были "коронные" дни: 1 мая Bona Dea входила во владения расцветающей землей, а 1 декабря - засыпала. 1 мая был тотальный Женский день - все римлянки уходили с утра до вечера в гости к Богине, чтоб там с радостью отметить свою "маевку" - с пеньем, плясками, питьем хмельного "молока богини" и всякими ритуальными забавами. Во дворе храма водилось множество змей - вот с ними и забавлялись. Кроме того, день вообще без мужчин, в чисто женской компании - это было весело и круто. Дальше отдохнувшая и повеселившаяся жена возвращалась домой - и считалось, что если она вступит в супружеские отношения после такого "дня здоровья", то зачатие, считай, обеспечено.Что там происходило, конечно, никто не знал. Простым людям не хотелось ссориться с богиней, а сложным - не хотелось неприятностей, поскольку за осквернение таинств можно было поплатиться головой - и очень просто. Но простор для спекуляций, чем занимаются бабы, предоставленные самим себе, был широк, вот, например, как фантазировал поэт Ювенал (точных сведений у него, конечно, не было, но поэтам оно и не надо):

Знаешь таинства Доброй Богини, когда возбуждают
Флейты их пол, и рог, и вино, и менады Приапа
Все в исступленье вопят и, кису разметавши, несутся:
Мысль их горит желаньем объятий, кричат от кипящей
Страсти, и целый поток из вин, и крепких и старых,
Льется по их телам, увлажняя колени безумиц.
Здесь об заклад венка Савфея бьется с девчонкой
Сводника - и побеждает на конкурсе ляжек отвислых,
Но и сама поклоняется зыби бедра Медуллины:
Пальма победы равна у двоих - прирожденная доблесть!
То не притворства игра, тут все происходит взаправду,
Так что готов воспылать с годами давно охладевший
Лаомедонтов сын, и Нестор - забыть свою грыжу:
Тут похотливость не ждет, тут женщина - чистая самка.


1 декабря все было совсем не так задорно. Собирались только "царские дочери" - патрицианки - и подготавливали проводы своей Богини. Все мероприятие проводилось в доме кого-нибудь из консулов или преторов, примерно за день из дома исчезали все мужчины, от дряхлых стариков до грудных младенцев включительно, оставались только женщины. Хозяйка дома возглавляла церемонию. Сумрачный характер совершающегося таинства не располагал к шуткам, дело было серьезное.

Собственно, на такую "закрытую вечеринку" умудрился вписаться молодой и наглый Публий Клодий Пульхр. В назначенный день он...

...одетый арфисткой, пришел с своим членом
Толстым, как свиток двойной, вдвое больше "Антикатона",
В Цезарев дом на женский обряд, когда убегают
Даже и мыши-самцы, где картину велят занавесить,
Если увидят на ней фигуры не женского пола.


Все происходило в доме Цезаря, с которым в те поры Клодий Пульхр был в большой дружбе. Считается, что братца провела с собой его сестрица Клодия (оставшаяся в веках как Лесбия Катулла), а целью было вовсе не узнать, что там происходит, а куда более земные причины - беспрепятственное свидание с женой Цезаря Помпеей Суллой. "Арфистку" разоблачили - по одним сведениям, старуха-мать Цезаря, по другим - голос "арфистки" смутил служанок. Начался огромный скандал, дело дошло до суда, церемонию пришлось проводить второй раз. Цезарь сказал, что ничего не знает про инцидент, но с женой быстренько развелся, объяснив, что "супругу Цезаря подозрение коснуться не должно". Очевидно, на политических друзей такая щепетильность не распространялась. Против всякого ожидания, засранца "отмазали" - благо денег и блата было довольно много, и, несмотря на совершенное вопиющее святотатство, Клодия Пульхра отпустили.

Примечательно, как Клодий закончился. Через десять лет (наполненных отнюдь не делами милосердия) он решил
добиться должности претора на 52 г., в то время как его враг Милон баллотировался в консулы на этот же год. В ходе предвыборной гонки Клодий со своими людьми тайком подстерег политического противника Милона, рассчитывая быстренько того укокошить на дороге - ну или хотя бы обвинить в нападении и хулиганстве и снять кандидатуру Милона с выборов на этот год. Но что-то пошло не так - и люди Милона сумели покрошить людей Клодия. Первую рану, которую схлопотал Клодий, когда что-то пошло не так, ему нанесли... ровнехонько напротив святилища Благой богини, о чем позднее не без злорадства напомнил Цицерон, выступивший с речью в защиту Милона, обвиненного таки в убийстве. «Тело Клодия было доставлено в Рим до наступления первого часа ночи; подонки из плебса и рабы огромной толпой обступили с громким плачем тело, выставленное в атрии дома. Возмущение всем случившимся усиливала Фульвия, жена Клодия, которая с нескончаемыми воплями, указывала на его раны».

Труп Клодия «неискушенная чернь отнесла на форум и положила на ростры обнаженное и испачканное грязью тело – в таком виде, в каком оно лежало на ложе, – чтобы можно было видеть раны». Далее останки Клодия переместили в курию (здание, где заседал сенат и совершалось правосудие) и там сожгли, «использовав для этого скамьи, подмостки для суда, столы и книги письмоводителей (!!!); от этого огня сгорела курия и пострадала примыкающая к ней Порциева базилика». Широко умели жить древние римляне, соглашусь. Если бы Грудинин грохнул Жириновского - и того кремировали прямо в здании Госдумы, а на растопку бы пошла документация и кафедры... Я бы была не против, конечно, особенно при условии трансляции процесса в Интернете... Кстати, Милона таки осудили на изгнание, Цицерон не помог, зато жена Клодия Фульвия оратора возненавидела смертельно.

Но в общем, этот старый анекдот вспомнился мне в связи вот с этим сообщением. Рисковый чувак этот Илай Дягилев, рисковый... Впрочем, про Дягилева тоже можно всякое рассказать, фамилия, так сказать, обязывает.
Т

Конгресс



Летняя ночь, соловьиная пора,
Угасает жара.
Улицы спят, провода слегка звенят,
Три часа до утра,
А в старом парке среди тополей
Чумные сидят доктора.

Старый Док непроницаем и умён,
Он загадочен, как древний фараон.
Его клюв по цвету - слоновая кость,
Что импортирует его страна (ола!).
Его время тянется, как смола,
Он редко выбирается из дупла,
Он далёк от добра, но не менее далёк ото зла.

Его глаза горят, словно пара углей,
Он ухмыляется и молчит.
Два ординарца курят среди ветвей,
Их трубки тлеют в ночи.

Пути Господни неисповедимы,
Предугадаешь их чёрта с два.
Москва, Флоренция, Лондон, Рим и
кажется, опять Москва...
Всемирный слёт чумных докторов в Москве.


Док через ветки глядит на Москву,
Он похож на гаргулью и на сову,
Он отличный диагност и отвратительный дипломат.
Старый ворон никогда не каркнет зря.
Ординарцы наливают по глотку вискаря,
Светофоры на дорогах тревожным жёлтым светом горят.

В жизни каждого чумного врача однажды
наступает горький урок,
Когда небеса замыкаются на замок.
И выход остается только один:
Объявить магистрату, что у них карантин
И их город закрыт на неопределённый срок.

Москва, Флоренция, Лондон, Рим и
кажется, опять...
...Всемирный слёт чумных докторов в Москве.


Молодые желторотые чумные врачи
Смотрят с жадностью на коллег.
Им ещё ни разу в жизни не случалось выходить
В эпидемиологический очаг.
А коллеги словно дразнят, словно в душу плюют,
Только курят, да молчат, да в три горла пьют,
И врачата обижаются: за что они с нами так?!.

Так проходит час, а за ним другой,
Доктора молчат.
Занимается рассвет над Москвой-рекой,
Поливалки мчат.
Что там можно разглядеть в городской пыли?
Наконец Старый Доктор говорит: "Пошли!"
Доктора поднимаются и молча идут в магистрат.
--------------

P.S.Какая иллюстрация!!! Вае!!!
иллюстрация

Спасибо, Ульяна Э!
и нафига?

лолшто???



Это Зюганову на 70 лет подарили... Ф...ф...фалломорфировать!
СПЕЦИАЛЬНО: я не про политику. Я про хер хохломской. С тревожным проницательным взглядом и чуть мальчишеской улыбкой.

Чтобы умирая, воплотиться в пароходы, в строчки, и в другие... долгие дела...
Т

как оно есть

Как странно теперь... Я стараюсь не думать об этом, иногда получается, иногда нет. Иногда надо все засунуть в сундук и делать, что делается, если все равно ничего не изменить. Но как же мы теперь будем играть "Таверну"? Как?.. Мир стал меньше. И почему? Ока течет...

Из Катера приехала чудесная девушка, подруга Хелека и Киры, - на григорианику. После концерта добрались до дома, из укромного угла я достала все свои записи и сборники по григорианике - и мы до полвторого за музыку, только о ней... Даже не сказать, как я завидую ей, и белой завистью, не черной. Это было у меня. Хорошо, что было. А те, кто с радостью бросаются с Урала и перелетают столько километров, чтобы научиться читать невмы, - это безусловно и безупречно свои.

Захожу в кондитерский ларек на базаре. Никого, девушки-продавщицы коротают время в ожидании покупателей. Я давний их клиент, мы уже друг друга неплохо знаем, здороваемся всегда. Стою, выбираю... Одна продавщица говорит другой: "А если Европа замерзнет, пусть попрыгает! Как прыгать, ее Украина научит. Путин сказал". Молча выхожу из магазинчика. Ощущение некоей гадливой неуместности. Наш дорогой президент и вправду теперь пробавляется репризами такого пошиба?

В соседнем кондитерском очередь, пожилая женщина, разглядывая коробки со всяким печеньем, охает, что вот раньше ничего не было, сами пекли - и весело было, ничего. А теперь зато все есть... Запах в кондитерской лавке изумительный, а девушка-продавец как фея с картинки, царит среди пирожных и пряников.

В автобусе старушка, сидевшая рядом, на откидной скамеечке, спросила, чей это хвостик, и долго задумчиво гладила пушистый хвост на моем рюкзаке. Мы с ней обменивались мало что значащими веселыми фразами, а она все гладила его. Кажется, я ее понимаю. Это как приласкать мир, когда его меда и янтаря уже совсем мало остается. Тогда ценишь простые радости - дотронуться до пушистого меха, вдохнуть поглубже, когда проходишь мимо лотков с клубникой, улыбнуться кому-нибудь в автобусе.

Завтра торжество. Тело и Кровь, процессия, пение, девочки в белых платьицах, корзинки с лепестками роз. Хорошо бы не было дождя!

Мир становится странным. У меня закрываются страницы за страницами. Друзья остаются в прошедшем времени, как за толщей стекла. Так странно, что вот что-то происходит, а ты и не знаешь, может, в последний раз, может, больше и не встретитесь. Надо налюбоваться, надышаться, успеть. Раньше где-то впереди звенел карильон Петропавловской крепости, это было безусловным свидетельством и обетованием, что все идет правильно. Аська была такая смешная, в башмаках, с вязаной крючком крысой. Я восхитилась тогда, связала Нюхе такую же - для таскания за хвост и верчения над головой. А теперь карильон звенит издали, откуда-то оттуда.
Лошадь

подумалось

Всякий раз, как я слышу или читаю очередную вариацию на тему "как было бы скучно праведному небу, не будь наших страстей и мятежной души", вместо гордости за свободного человека ощущаю некоторый стыд. Как бы пришел чувак, достал мобилу с "Чорные глаза умираю-пропадаю", врубил через микрофон, да погромче... А когда его типа выводят из зала, еще и возмущается - "да чо там, скучищу-то вашу... самим-то не тошно ваших перселлов-шмерселлов жевать?"

Вот как-то так примерно. Это очередная пачка афоризмов на работе... корректорская работа - такая порой... философская.

Но пока чемпионом по правде через текст идет Сорока-ворона.
========
Сорока-ворона
кашу варила,
деток варила
========

Верстальщик ошибся, а мироздание - нет! Логос-то не обманешь! Я не про политику, я про тенденцию.
пиздець не дремлеть!

бытовой патриотизм

В кабинет заплыла редакторша Ю., сияя радостью. Поделиться счастьем: к нам просится Приднестровье. Коллега набирает в грудь воздух и с головой углубляется в работу. Я смотрю на Ю. свинцовыми глазами и говорю, что у меня квартирка маленькая, Приднестровье мне там не нужно то есть вообще. Редакторша Ю. слегка обескуражена тем, что у корректоров всплеска радости не наблюдается, но не теряет надежды. "А как же патриотизм?"
Какой, к х...м, патриотизм? Мне этот Крым лично никаким боком-рогом не уперся, а вот молоко за 80 рублей литр - очень уперлось. И повышение ЖКХ до облака - тоже уперлось. "Ну я не думаю про Крым с этой точки зрения, - не сдается Ю., - но политика..." Какая к х...м политика? Я не политик, я сугубо штатский пшик. Мне про политику неинтересно, мне про молоко интересно...

Обиженная Ю. выплывает из кабинета.
Думаю, через пару лет после подобного разговора на нужный стол бы легло соответственное заявление. Как утомительно это все...
йад!

(no subject)

Через полтора часа выдвигаюсь в сторону Питера.

Закрыли "Мастер-банк". Мне-то пофиг бы, но Нюхины работодатели зарплату перечисляли через эту аццкую контору. И теперь дитя вместо первой своей зарплаты зап месяц работы сидит с заблокированной карточки, в слезах и истерике. При этом была в банке только вчера - и, конечно, ни одна живая душа не сказала девчонке, что у банка проблемы.Ну ладно, эта-то голодной-раздетой на вокзале не останется, есть я, есть Алан, обидно-досадно, конечно, но терпимо. И примерно как с кирпичом с крыши - ты не виноват, что оно так прилетело... А вот то, что с Доктором Лизой, - это вообще пиздец. 2 375 000 - и как корова слизнула. И никто не виноват, начинайте снова. И тут уж интересно, вмешается государство или нет? Это же всего-то какой-то хоспис в каком-то Екатеринбурге, с плохим Ройзманом, это вам не Сочи... На этом фоне, конечно, да, мелочи типа первой зарплаты с первой зарплатной карты - сущее ничто.

И политических заключенных у нас нет... Песков сказал... Ну как, как мне тебя любить, родина-государство? Чем, главное?..
ведьма старая живет

Полевые заметки

На автобусной остановке бабка в коричневом пальто и с клюкой громко спрашивает, не скажет ли кто, где пистолет купить? Приходит автобус, бабка залезает внутрь, я, натурально, держусь неподалеку.

Пистолет бабке нужен не просто так, а по делу. У нее каждый месяц с пенсии счищают 5 тысяч рублей, да у них в доме у всех, кто хорошие пенсии получает, счищают на почте - с кого тыщу, с кого две, а с нее вот целых пять. Она с этой бедой ходила по всем инстанциям, дошла даже до Путина. Путин над ее бедой посмеялся, сказал: "Так тебе, бабка, и надо, а то обожрешься". Так прямо и сказал. Она, бабка, у него уже пять раз была - попасть-то к нему лекго, он всех принимает, а вот толку от того никакого.

А есть беда и того хуже. У нее сына зарезали Лужкову на органы. Здоровый мужик, 28 лет, шел с работы, его милиция схватила - и в больницу, а в больнице сразу хирург в палату пришел. Бабка к сыну приехала, ее туда и не пустили, несмотря на то, что мать. С милицией из больницы вывезли, не драться же с ними. А наутро - все, сын в морге, и крови у него ни вот столечки не осталось, все выцедили для Лужкова. Лужков-то молодой теперь, через эти дела, плясал вчера, хвалился "Вот я какой!" А знаем мы, почему он такой. Путин на эту беду так сказал: "ты, бабка, понимаешь, таких, как твой сын, - пруд пруди, а Лужков - человек государственный, он всю Москву ограбил". (Тут информант в сердцах чуть не плюнул, даром что в автобусе)

А наши сейчас всю Америку оккупировали, почитай все наши там. Путин сказал: "Ты, бабка, в Америку и не думай, где тебе, нипочем не попадешь!", ну так он не знает - я же солдат, солдат старый. Я хоть птичкой улечу, а там буду. Мне себя-то не жалко, умирать не страшно, я у него пять раз была и шестой пойду. Мне ничего, а я ему скажу, что он у меня сына-то, как палец на руке вот так вот отрезал... Узнает он у меня...


Но тут мы уже доехали до метро.

Бабка большущая, рыхлая, но с худым желтым лицом. На одном глазе бельмо. Свою соседку по пенсионному месту в автобусе она увела с собой, обещая ей еще и не то рассказать. Мне дико хотелось увязаться с ними, потому что все эти городские легенды - это ж хлебом не корми... Но упс... и неловко, и на мессу уже почти опаздывала.

А еще вешаю баннер - и напоминаю:
- завтра мы с Фанни в "Археологии". День рождения и все такое, 20.45 начало;
- послезавтра - на выставке у горячолюбимого соаффтара oxanasan. И уж там буду оттягиваться на всю катушку (увы - без Фанни);
- в субботу в Питере "Оркестр "Перелетного кабака"" (новая "Африка", 19.00);
- в воскресенье мы с Брамбуляком в той же "Африке" в те же 19.00 будем выдавать дрозда по тому же поводу моего ДР.
Чо-та песен, написанных в этом году, хватает на неплохую программу...

аццкая камбала

О Боже, что теперь с нами будет...

Чихнувшему на портрет Путина активисту дали 15 суток

"Аргументы и Факты". | 18:00:57

        Активист "Другой России" Дмитрий Каруев, чихнувший на портрет Владимира Путина, признан виновным в совершении административного правонарушения по ст. "Мелкое хулиганство". Суд Московского района Чебоксар приговорил нарушителя к 15 суткам административного ареста. Руководитель правозащитной организации "Щит и меч" Алексей Глухов, оказывающий активисту правовую поддержку, уже подал жалобу на данное решение.
        Шестого мая Каруев был задержан в Чебоксарах во время одиночного пикета у приемной Владимира Путина. Сотрудник полиции, задержавший активиста, утверждал, что Каруев плюнул на портрет Путина. Каруев позже объяснил, что он не плевал на портрет, а просто чихнул на него.

========================================
А мы на солнцеликом премьер-президенте давеча селедку разделывали... То есть на газете, но там же на другом листочке Лик был и Светлое Имя пропечатано... Ыыыыыыы... Что теперь с нами будет...

(Отец велел после употребления газету сразу сжигать (строгую проверку проходили и все газетные листы, вешаемые на гвоздь в сортире, - нет ли там портрета или приказа Верховного Главнокомандующего).