Category: лытдыбр

Т

Александр Вертинский "Бросая в снег ненужное зерно" ч. 2

После 17 года Вертинский со своими концертами выступал в основном на юге. В ноябре 1920 года он покинул Россию на корабле “Великий князь Александр Михайлович” и оказался в Константинополе. Начались долгие и грустные годы в эмиграции.
Collapse )

QhqSumYcRs


Ранее - тут
Т

Лытдыбр

Жизнь идет себе и идет. Ровно неделю назад рванула в Украину на Юкон. На вокзале Варны поезд стоял и горесно вздрагивал. Ему не дали тока, напряжения няма - ну тут уж как пойдет. Но суровый болгарский дорожный рабочий с кувалдой - страшное дело! Все заработало и поперло. Даже тепло было ввагоне. А купе мы делили на двоих с колоритным болгарским чичо в златых перстнях. Чичо попивал пиво, был немолод, строг, по-русски говорил мало, но весомо. Ехал на месте 66, естественно, какие-то шутники к номеру кресла добавили еще одну шестерочку. В общем, в каком-нибудь арт-фильме иначе бы и представить бы нельзя - немолодой, коренастый балканец с седыми кудрями и бородкой, весь такой в бранзулетках. И кресло - красного поездового плюша. Самолет отложился часа на 4, потому что в Борисполе - вот диво! - выпал снег - и маленький летак Днiпроавиалиний просто не мог попасть в Софию. Когда наконец прилетели - выяснилось, что Юкону отказали от места проведения за 6 часов до въезда оргов на базу - и только чудом удалось найти новую точку (зимой-то!) и перебросить туда все ресурсы. Встречала Арита Голубь (Arita Golub), слава ей, и мы сразу же помчали на концерт, чудом успели - со всеми этими откладками и задержками. Был совершенно прекрасный сейшн, с дивными "Телерями", мы как-то незаметно махнули - часов на 4 с половиной, и все мало.
В Украину я приехала как лох българский, а именно в легких кроссовках - потому что для Варны это нормальная обувка. А тут-то снег! И грязь! И ледяное крошево! Так что мы с утра отправились с камрадом Аритой превращать песни в ботинки - и нашли офигенные steel'ы практически за нипочем - оранжево-черные с неоновыми шнурками цвета наколотой апельсинки. И очки взамен забытых в Варне. И нормальный кожаный планшет - как тот, что канул во время нашего панического бегства из Мск. Столько счастья - прям и не сказать. А вечером был уже концерт в ледяном зале Юкона, подряд мой и "Телерский", а потом мы еще жгли в номере. Но тут подстерегал некоторый конфуз. В номер на огонек пришел народ, а голоса уже почти не было, и ничего толком не было, и как-то внезапно у нас начался трехчасовой Дркинфест. А творчество Дыркина, при всем уважении, это такая вещь, которая в моем личном рейтинге котируется... Ну в общем, если бы Сокуров Кафку экранизировал, то саундтрек должен быть, конечно, Дркинский. То есть талантливый он, и жалко, что все так сложилось, но органически ничего не могу с собой поделать - вою и на стенку лезу. На улице холодно, погулять не пойдешь. Самой петь - так уж сил никаких нет. Другим товарищам вокруг нравится, чего уж. Леся с Феем молчат и нехорошо усмехаются. Ну уже ближе к 3 ночи я все же взмемекнула и попросила дать поспать, поскольку уже было прилично выпендриваться) .Остатки ночи вокруг, сбоку и под ухом классически голосили те, кому песни петь хотелось, а я клялась себе, что больше на ночь на конах - никогда! Хоть тушкой, хоть чучелом, но старую клячу - в тихую конюшню. В 4.45 мне пришла в голову мысль, что "Орел 6 легиона" отлично ложится на "На поле танки грохотали". В 5.30 - что обе композиции неплохо миксуются с "Интернационалом". В 5.55 Тим пришел меня будить, потому что такси в аэропорт уже на подлете. Ну потом из Софии на автобусе - 7 часов до Варны, в общем, хорошо съездили. А через день в Варне был концерт. пели всякое русское народное и рождественское, потому как из наших были только прекрасные Куклины - а остальные - или люди незнакомые, или мои друзья-болгары, которые по-русски не очень понимают. Вот это радостное ощущение, когда берешь деньги из шляпы, идешь на них в ближайший гастроном, обеспечиваешь семейство ужином.... и вспоминаешь блаженной памяти 1999 года, только та и разница, что тогда пельмени покупали, а тут пельмени - деликатес. Это я так, чтоб потом не забыть, как оно все с нами тут было. Лытдыбр, если кто помнит этот жанр...
Т

Underground

Ты знаешь, теперь я живу под холмом.
Нет, не жалею.
Мне здесь улыбаются все – и вообще
Во всем помогают.
Здесь добрая пища и добрый народ,
Действительно добрый.
И, ты не поверишь, таких же, как я,
тут правда хватает...

Здесь время и вправду течет широко,
Слегка по-другому.
У вас уже осень, грибы, холода,
А тут еще лето,
Нагие купальщики входят в прибой,
Ложатся на камни.
Ах, ты и не знаешь! У нас под холмом,
Конечно же, море!

Здесь много похожего, но иногда
Немного другое.
Деревья, плоды, и цветы, и всегда
Огромное солнце.
А песен я здесь не пою, не пишу,
И знаешь – не надо.
Я просто хожу и молчу, и учусь
Золотому покою.

Я помню про все, только память моя
Уходит под воду.
И все, что когда-то случалось со мной,
Сокрыто волнами.
И город, в котором мы жили тогда,
Распался на части.
Мозаика, фреска, театр теней.
Поймешь ли? Не знаю…

Проходят неспешные дни – лишь загар
Ложится на плечи.
Недели похожи одна на одну –
И вместе на чудо.
Не то чтобы я избегаю людей –
Молчание лечит.
А если мне грустно, так что за беда –
Мне грустно повсюду.

Снаружи меня окликают друзья –
Осенней порою.
Я слышу их ночью, сквозь трели цикад
И шорох прибоя.
Я знаю, нелепо – и глупо звучит,
Но дело не в этом.
Я правда боюсь хоть на миг уходить из этого лета.
Из этого мира, из этого сна, из этого сада,
Боюсь возвращаться в пустые леса, в мой град безнадёжный…
Я здесь растворяюсь, как дым или соль, в нелепой надежде
Стать камнем, песчинкой, осколком стекла, травой придорожной…
Ты думаешь, я под холмом и в плену? Желаю вернуться?
А я не желаю. Я просто боюсь однажды проснуться…
Т

"Дорога назад"

Весь день за окнами льет. А я уже сотый раз по кругу ставлю наумовскую "Дорогу назад". Однажды когда-то давно, в незапамятные времена конца 80-х/начала 90-х в Петербурге был его концерт - странный, как и все тогда в Питере. На площади Труда, в Николаевском дворце (тогда, ясное дело, во дворце Труда), в каком-то крохотном зале с зеркалами ("пьяный в хлам, он был так похож на плебея - еще один люмпен-патриций, сомкнувший глаза"). Это было в мае, кажется. Конечно, заблудилась, все уже началось - поэтому я просто пришла туда - и увидела легенду и ангела всея Сайгонской тусовки, бога гитары и короля блюзов.

Если честно, это был даже не шок. Меня снесло сразу и навсегда. Слушать его было невозможно - по такой концентрации светлейшего, вечно юного, очень высокого (не только по тембру) голоса, прекрасных рук, изысканных гитарных соло, жуткой дистиллированной чернухи, безупречно выдержанных актёрских пауз и детского удивления в интонациях. Иногда голос внезапно переходил в хрип и едва не скрежет. Иногда Наумов переставал петь - и все продолжалось только гитарой. Гитара была тем самым, что оставалось над всем, ее строгий ритм, строй подчиняли себе истерзанного человека, превращали истерику в лаконичное и отточенное. Гитара была главнее и сильнее голоса, слов. Собственно, гитара и была его крыльями. (Может быть, сейчас все было бы по другому. Но тогда я это помню хорошо.) Тогда меня, помню, еще параллельно накрыло отстраненное ощущение, что там, где это происходит, совершается история. Да впрочем, если посмотреть на воспоминания других, в те времена в Питере сошлись клином все небесные оси - там все время происходило что-то такое, что пронзало ткань бытия и принадлежало вечности. На "Азиатской мессе" я, кажется, все же ушла. Там какие-то свои дела были, в общем, никак мне было нельзя задерживаться, не своя была воля во синем море. Может быть, оно и к лучшему - что это осталось без начала и без конца - как обрывок ленты... "Дорогу назад" я услышала тогда в первый раз.

Слушать что-то еще мне сейчас очень тяжело. Местами чернуха и пафос перехлестывают за грань допустимого, иногда просто "рука-лицо", ничего не поделаешь. Ушла бы, наверное, и сейчас. Но я видела Ангела питерской Системы, каков он есть. И когда он играет - небеса раскрываются. Благослови, Господи, его руки и гитару.

Иногда этого довольно, чтобы ощущать себя человеком, которому стыдно быть несчастливым: я видела это своими глазами. Это сокровище в моей душе.
и нафига?

Ни слова фантастики

Оригинал взят у morreth в Ни слова фантастики


Берен

Короткая очередь из «калаша» превратила руку в опухшее красное месиво.

Сначала красное. Потом опухшее.

Татуировку сделал в конце февраля, когда казалось, что победили, ну или почти победили. Когда еще не стыдно было называться русским. Когда еще казалось, что кому-то что-то можно объяснить: смотрите, я из Макеевки, я говорю с вами по-русски, и я на Майдане стоял за Украину.

Хотелось память об этой зиме всегда носить с собой, не смывая.

Понравился рисунок – ангел с мечом, трофейным милицейским щитом и распростертыми крыльями. Набил на предплечье. Два полотнища: «Слава Украине! Героям слава!»

По-русски.

- Ты, сука, с Макеевки? Ты своих, значит, пришел убивать!? Ты фашист! Из-за тебя женщин, детей, знаешь, скока пахибло!? Ты сука, ты падла, шо это у тебя на руке? Давай, скачи, падла! Скачи давай!

Да пошли вы.

Три пули из калаша.

Когда приходил в себя, думал о ней. О том, что, наверное, лучше отпустить, у нее ведь жених, ей отец и так-то кричал «прокляну», а теперь еще с инвалидом связаться, кому это нужно. Отпустить – это значит уйти самому.

Но упрямство велит жить. И он живет.

 

Лютиэн

В ее доме балкон увит виноградом. Мелким, декоративным, терпким, городским.

По этой лозе она спустилась, когда отец попытался ее запереть.

Она не помнит Баку, она была еще хрупким зародышем в мамином животе, когда родители убегали от погромов.

Почему на Украину, а не в Армению? Потому что Армения воевала.

Теперь Украина воюет.

Она никогда не могла понять – как так вышло, что там, в Баку, вчерашние соседи оказались врагами. Ни с того ни с сего. «Это азеры, вот и все», - объясняли отец, мама и брат.

Теперь для отца враги украинцы, с которыми он прожил бок о бок двадцать пять лет. «Это хохлы, вот и все».

Как можно переступить через избитого человека? Как можно не открыть ему дверь, не впустить его хотя бы в подъезд, как можно отправить туда, где добьют? Ты же проклинал тех, кто так поступал там, в Баку.

Мы же христиане, папа. Мы же медики.

- У тебя есть жених! Хороший парень! Ты ему обещала! Зачем тебе этот бандеровец?

Я передумала, папа. Так бывает.

- Ты не можешь ничего передумать, пока ешь мой хлеб.

Ты забыл, папа: мне двадцать четыре и я зарабатываю сама.

- Ты не выйдешь из этого дома!

Я вышла, папа.

- Ты не вернешься сюда!

Хорошо. Я не вернусь.

Она живет при госпитале и каждый день ловит новости о тех, кто сумел выйти из-под Иловайска. И о тех, кто не сумел. Когда выдается свободное время на дежурстве или между, она плетет маскировочную сеть. Ей несут лоскуты цветов увяданья, осенних цветов, и к ним она добавляет незаметно пряди волос – на удачу.

 

Финрод

Прикинь, па, они думают, что воюют с американцами.

Я не шучу. Мне совсем не до шуток. Они всерьез воображают, что эту заваруху на Майдане устроили американцы. Им никак не объяснить, что бывают моменты, когда просто нельзя не взять в руки булыжник или бутылку с «Молотовым». Я пробовал. То есть, они думают, что такой момент настает, когда большой дядя намекает – смелей, ребята, я вас поддержу и вам ничего за это не будет. Они так и сделали. Поэтому думают, что так поступают все.

Меня они тоже считают американским наемником. Может, ты даже видел ролик на Ютубе со мной. Говорю по-английски – значит, американец. Те из них, кто осилил курс географии и знают, что есть на свете Ирландия, все равно называют меня американцем. Там им легче преодолеть когнитивный диссонанс.

Среди них есть один, владеющий английским достаточно хорошо. Рыжий, как я. Влюбленный в Ирландию. Протестант и убежденный оранжист. Глупый, как пробка. В соседней камере несколько дней держали протестантов, возивших еду и лекарства из-за линии фронта. Он ничем не помог им, держался в стороне. Я бы мысленно вычеркнул его из рода людского, но он неожиданно помог мне с Богданом. Его все-таки забрали в госпиталь. По словам оранжиста, отняли руку. Он художник. Сможет ли он дальше, сможет ли научиться работать левой рукой?

Он художник, я писатель. Какая холера понесла нас на эти галеры? Я просто опоздал родиться, вот что. Лет примерно на сто. Наша война за независимость прошла без меня, но тут подвернулась чужая.

Я хотел написать роман века. Похоже, ничего не получится.

Они требуют, чтобы я признал себя американским шпионом. Мне почему-то страшно не хочется этого делать.

Сажи маме, что я люблю ее.

 

Келегорм

Рано или поздно она устанет ждать, смирится с тем, что ее парень гниет в могиле под Иловайском.

Рано или поздно поймет, что погибать – удел идиотов, а умные люди могут приручить и войну.

Рано или поздно идиоты с обеих сторон перебьют друг друга и смешаются с одной землей, и тогда мир заключат умные люди, которые знают, что деньги не пахнут.

Война – это деньги. Экипировка, оружие, медикаменты, оружие, патроны и снаряды, оружие, консервы, одежда, оружие и дорогостоящие приборы, и все это проходит через множество рук, и к некоторым рукам кое-что прилипает.

В основном это руки военных снабженцев, но принесем и немножко справедливости в этот мир. Деньги дураков должны доставаться умным. Если делать все осторожно – то прослывешь патриотом и волонтером. Впереди выборы в парламент, и главное – не ошибиться со списком. Что-нибудь не слишком одиозное, умеренное, центристское, чтобы в программе непременно было слово «мир», за все хорошее против всего плохого.

И молодая жена – это очень хороший бонус, это плюс десять к харизме. Тоже патриотка и волонтерка, медик и рукодельница. Окружать вниманием. Дарить маленькие, ни к чему не обязывающие подарки. Рассказывать анекдоты. Выслушивать с пониманием. Смелость города берет. Смелый придурок подвернулся под колотуху киевских титушек и свалился окровавленный у нее под дверью. Потом он пошел воевать и сгинул в котле. Смелость берет города, но не может воспользоваться победой. Упорство и ум берет все.

 

Галадриэль

Его лицо изуродовано побоями и обглодано собаками, но я опознаю его по рыжим волосам. Одного оттенка с моими, почти золотые, свалявшиеся колтунами.

Плакать нет сил. Я видела ролик с ним на Ютубе, мне обещали отдать его живым, а отдают труп.

Толстый рыжий боевик с боцманской бородкой пытается рассказать, что он не должен был заступаться за каких-то там шпионов, я почти не слышу этого недоумка. Застегиваю пластиковый мешок, киваю – да, это он.

Военные с желто-синими нашивками на рукавах подталкивают вперед довольно сильно побитого боевика. Тот бредет к своим через нейтралку. Живой за мертвого.

Следующим обменивают изможденного темноволосого парня с культей на перевязи. Еще один заросший боевик ступает навстречу по дороге обмена – но впереди него бежит маленькая девушка в белой накидке медика, бросается к однорукому, подставляет плечо.

На секунду боевики вскидывают оружие, щелкают затворы, в ответ поднимают оружие военные… Командиры кричат, понимают раскрытые руки – стоп, отбой, все в порядке.

Девушка уводит однорукого к автобусу.

Он видит меня, видит мешок рядом со мной, падает на колени и начинает плакать навзрыд. От него пахнет могилой: сырой землей и гниющей плотью, кровью и нечистотами. Девушка обнимает его, не замечая запаха.

Для осени на удивление тепло и ясно.



This entry was originally posted at http://morreth.dreamwidth.org/1939080.html. Please comment there using OpenID.

Т

Заходит один в бар…

Жизнь идет логичным чередом. Вчера был день Отдания Материнского Долга - родительское собрание. Очень трогательная у Матюха классная - реально ангел. Вообще я побаиваюсь, когда педагог - пожилая леди, но пока что она мне кажется совершенным клоном моей собственной матушки. "Хлопотливость и забота!" - и всем пряника по расписанию, здешний филолог. Ну... литературой и языком придется нам опять самим... Совершенно очаровал меня историк. В кабинет дробненько так входит-вбегает натуральный хипстер, в бархатном черном сертучке, шоколадной жилетке - цепочка на животе, на ножках у него темно-синие джинсы в облипочку и кроссовки. На пальце серебряный перстень, на лацкане сертучка эмалевая брошка - флажок России. Сам юн, лицо в подстриженной плюшевой бородище. Говорит старательным баритоном. За спиной родительница выдыхает: "Осссподя, это еще ХХХХТО?" Но Матюх говорит, что учитель нормальный, хороший. И слава Богу. Тянулось собрание почти 2,5 часа... После него, надышавшись школолой, оставалось только прийти домой и сделать ужин, а попутно прочитать ребенку лекцию на тему "кто Светлану Александровну обидит - тот хуже пуделя, потому женщина добрая и к вам, уродам малолетним, снисходительная". Ну и про Проппа стали говорить, про бабу-ягу и семантику темного леса и тридевятого царства, а то им, кажется, благородно объясняют, что сказка - это только для забавушки и чтоб "добрым молодцам урок", а главное в сказке - начало и концовка. И разницы не токмо между волшебной и бытовой не видят, но и народную/авторскую как-то не отсекают тащпе. Но говорили недолго - спать уж пора было. Сегодня продолжим.

ЫЫЫЫ! Нам требуют лыжи - и долго объясняли, какие надо брать, да как выбирать, чтоб на вырост и не слишком бы накладно для бюджета (заботливые, чо). Дело за малым - за снегом. Ненавижу лыжи в школу! ОДИН УРОК!!! Даже не спаренная физ-ра. ОДИН, мать его, урок, это значит, что из 45 минут 20 - на одевашки и выходяшки, 20 - на покатушки по собачьей площадке (сказали, там выделяют место) - и неясно, когда переодевашки на следующий урок, потому что из трех возможных физр только одна завершает учебный день. А все остальное время - изволь держать дома эту пилядскую вязанку. (Любителям объяснять прелесть морозной снежной пыли и серебряной лыжни - в пень сразу. Любите себе сами.)

А вообще учителя в шоке от слияния. Им теперь, сиротам, на переменах носиться из здания в здание (а одно так очень даже не рядом). И весь педсостав трех школ перемешан, взбит и лимоном сбрызнут. Вот нафига это было надо?
----------

Хочется спать, еще - доделать вуду-чемодан и еще чурленисовский, еще - воспарить, еще - убраться в комнате, еще - повышивать вволю. Ну повышивать, допустим, можно в поездах. А в воскресенье - концерт в "Археологии", и на той неделе - Украина, встречай! Киев и Днепропетровск!

А это - уж очень хорошо. Не могу не перепостить, особенно имея в виду моего друга Мигелия (Мигелито, детка, хоть ты и чилийский ливарюцанер, а оцени!):

Оригинал взят у garrido_a в Заходит один в бар…
Такая классная штука, обнаружил у себя во френдленте в дайри сегодня с утра, весь день радуюсь, там с друзьями поделился, теперь и вам несу!

Guy Walks Into a Bar
By Simon Rich

(http://www.newyorker.com/magazine/2013/11/18/guy-walks-into-a-bar)

Перевод: http

Заходит один в бар…
Collapse )

и нафига?

Год под запретом «пропаганды»: как живёт российское общество и ЛГБТ-сообщество

Оригинал взят у alisa_neverova в Год под запретом «пропаганды»: как живёт российское общество и ЛГБТ-сообщество
Этот текст был написан для англоязычного интернет-журнала, который и опубликует его - с крупными сокращениями. Я привожу его ниже почти полностью. Прежде всего для себя, но в том числе - как дополнительный аргумент для всех, кто не знает, что отвечать на "закон против гей-пропаганды защищает детей и не влияет на вашу жизнь". Влияет: ещё как.
ЛК

Краткое содержание
ПРЯМОЕ ВЛИЯНИЕ ЗАКОНА
КОСВЕННОЕ ВЛИЯНИЕ ЗАКОНА
1. Увольнения: на примере учителей
1а: Александр Ермошкин
1б: Ольга Бахаева
1в: Екатерина Богач
1г: аноним и прочие
2. Публичные мероприятия
3. Непубличные мероприятия
4. Культурная сфера (музыка, кино, театр, книги, компьютерные игры)
5. Радужное безумие
6. Законодательные инициативы
6а: реализованные инициативы
6б: инициативы, что только обсуждались
7. Средства массовой информации и хейт-спич медиаперсон
8. Наше личное пространство: место жительства, работа, друзья и семья
8а. Эмиграция
8б. Работа
8в. Трудности однополых семей
8г. Физическое насилие, психологическое давление, угрозы
8д. Со стороны общества: постоянное муссирование темы, нездоровый интерес и при этом катастрофическое падение информированности
8е. Ухудшение психологического состояния ЛГБТ
9. Плюсы гомофобного закона
10. ЛГБТ-подростки

Collapse )


============

Collapse )
Ну что тут скажешь? Офигенно! Офигенно!(с) Детям под кат не заглядывать - особенности лексики хейт-спич персон (как это изящно и политкорректно теперь называется!) заставляют сделать это небольшое предупреждение.
Лошадь

Рукодельники, это к вам!

Товарищ обратился с просьбой. То есть совершенно неожиданной, но почему нет. Короче: есть такой фонд - Жизнь. Работает с 2006 года, ну и вот один из сотрудников оного фонда, собственно говоря, и есть мой товарищ. И вот 4-5 июля в Сокольниках ожидается фестиваль "Пролив", благотворительный и адаптивный. Куча театральных программ, мастер-классы, карнавальчик локальный и прочие радостей детям и не только + Благотворительная ярмарка, в которую оный фонд заявился участником. Так вот, выяснилось, что торговать на ярмарке им... нечем. То есть своего не напасли (хотя народ рукодельный), а где взять - неизвестно. То есть известно - ходят по мастерам и просят. Не для себя же)))
"Покатит фактически любой презентабельный хэндмэйд (ну кроме разве совсем уж брутальных обвесов для тру-готов и т.д.)), рассчитанный в среднем на детей и родителей. А на вопрос сколько, а сколько не жалко сколько реально не жалко. мы благотворительная организация, всему рады) Сразу уточню, мы не орги фестиваля, мы только участники Благотворительной Ярмарки). Нераспроданные вещи - обычно остаются в фонде и в дальнейшем продаются на других благотворительных ярмарках. Ну и надо понимать, что адско дорогие и шикарные изделия не подойдут)просто потому что маловероятно что их купят, да и хлеб у мастеров забирать (лично мне) не хочется".


Собственно, я так понимаю, что для простых, незаморочных и веселых рукодельников - это некоторая рекламная акция и работа на карму. А для зрелых и серьезных... в общем, так же. Я вот постараюсь туда что-нибудь скинуть, как есть незрелый ишшо. Денег нет, но всякого рукодельного - вагон. Почему нет, Антона я знаю лично и причин ему не верить у меня нет. Связь с вот какими людьми:
n_named_nolde(Нина тоже сотрудник в фонде "Жизнь"), а в дайрях - собственно мой знакомец, ~Анхель~. В контакте он - Антон Ильин .

Это ихий мопед. А я просто размещаю объявление и отключаю, кстати, комменты - пускай Нина и Анхель разбираются)))