Category: знаменитости

Т

О том, как Ван Эйнемен завалил молодого Йоу Си Эйча в уличном баттле

Хочу вам рассказать, что вышло у молодого Йоу Си Эйча и Ван Эйнемена. Йоу, узнав, как уважают Ван Эйнемена, решил бросить ему вызов и, конечно, растоптать этого выскочку. Он так и сказал своей старой мамми. Та обычно не лезла в его дела, но тут стала отговаривать, да еще как настойчиво: не ходи, говорит, Ван Эйнемен тебя в асфальт закатает, он был в славе, когда ты еще не родился. Йоу страшно взбесился, что его мамми, оказывается, фанат Вана Эйнемена, но в душе окончательно решил, что свалить такого старпера он просто обязан, да поди не так это и трудно будет сделать, старикан поди и сам сольется со всеми своими дряхлыми понтами. Йоу сел в свой золотой мерс и покатил в район, где жил Ван Эйнемен.

Они столкнулись в узком глухом проезде – и Йоу, хоть и узнал Ван Эйнемена, не уступил ему дорогу, а газанул – и помял тачку Ван Эйнемена, напрочь срезал ему зеркало – и еще по-всякому. Слово за слово – и молодой Йоу вызвал старика на баттл. Тот сказал: хорошо, но биться будем прямо тут, раз уж ты так этого хочешь, что даже заехал в мой квартал. Йоу несколько оторопел: не так он себе представлял этот баттл, ведь тут не было никого, кто бы их услышал. Ван Эйнемен хохотнул и говорит: ничего, я послушаю и стены услышат. Или тебе так слабо?

Йоу начал первым. Выждал, поймал волну – и выдал все, на что он был способен, а Ван кисло на него глянул и попросил кончать с этим детским садом. Йоу завелся – и врубил погорячее. Это был хороший рэп, прямо отличный, но Ван Эйнемен посасывал колу из банки и глядел так, будто перед ним кривлялся Майкл Джексон. Йоу взбесился окончательно – и выдал крутейший реп, как он, Йоу, отец направления, построил весь этот район и заварил первый баттл. Тут Ван Эйнемен отшвырнул банку и хрипло сказал: пиздишь, щенок, когда строили этот район, тебя тут не было, поскольку в те времена твой дадди еще не стек мутной каплей в твою бабусю. Йоу посерел от ярости, выхватил ствол и заблажил, что если Ван Эйнемен, свиное рыло, считает его лжецом, то он его в говне утопит…

Остынь, сынок, - сказал Ван Эйнемен. – Моя очередь. И выдал такую мощь, что Йоу не смог разобрать ни одного слова, хотя ясно все понял. И яснее всего - что ему, Йоу, кажется, пиздец. Второй залп Ван Эйнемена расплавил асфальт – и Йоу с ужасом ощутил, что его засасывает прямо на месте. Черт знает, как Ван Эйнемен делал это, но проклятый асфальт накрепко стиснул Йоу. Он крикнул, что сдается, что хватит, что все понял уже… А проклятый Ван Эйнемен как не слышал его слов, как не видел его унижения. «Возьми мой мерс!» - еле пробормотал бедный Йоу, провалившийся в поганый асфальт по грудь. «На хер мне нужен твой сральник на колесах», - сплюнул Ван Эйнемен – и остановился лишь тогда, когда Йоу пообещал отдать ему свою сис Айну, со всем ее содержимым. Тогда Ван Эйнемен протянул руку, вытащил Йоу из разлома и сказал, что на такое он согласен и скоро приедет к ним познакомиться с девчонкой и оставить автограф на постере для мамми Йоу… Вот так это все и было.