Category: здоровье

Т

Underground

Ты знаешь, теперь я живу под холмом.
Нет, не жалею.
Мне здесь улыбаются все – и вообще
Во всем помогают.
Здесь добрая пища и добрый народ,
Действительно добрый.
И, ты не поверишь, таких же, как я,
тут правда хватает...

Здесь время и вправду течет широко,
Слегка по-другому.
У вас уже осень, грибы, холода,
А тут еще лето,
Нагие купальщики входят в прибой,
Ложатся на камни.
Ах, ты и не знаешь! У нас под холмом,
Конечно же, море!

Здесь много похожего, но иногда
Немного другое.
Деревья, плоды, и цветы, и всегда
Огромное солнце.
А песен я здесь не пою, не пишу,
И знаешь – не надо.
Я просто хожу и молчу, и учусь
Золотому покою.

Я помню про все, только память моя
Уходит под воду.
И все, что когда-то случалось со мной,
Сокрыто волнами.
И город, в котором мы жили тогда,
Распался на части.
Мозаика, фреска, театр теней.
Поймешь ли? Не знаю…

Проходят неспешные дни – лишь загар
Ложится на плечи.
Недели похожи одна на одну –
И вместе на чудо.
Не то чтобы я избегаю людей –
Молчание лечит.
А если мне грустно, так что за беда –
Мне грустно повсюду.

Снаружи меня окликают друзья –
Осенней порою.
Я слышу их ночью, сквозь трели цикад
И шорох прибоя.
Я знаю, нелепо – и глупо звучит,
Но дело не в этом.
Я правда боюсь хоть на миг уходить из этого лета.
Из этого мира, из этого сна, из этого сада,
Боюсь возвращаться в пустые леса, в мой град безнадёжный…
Я здесь растворяюсь, как дым или соль, в нелепой надежде
Стать камнем, песчинкой, осколком стекла, травой придорожной…
Ты думаешь, я под холмом и в плену? Желаю вернуться?
А я не желаю. Я просто боюсь однажды проснуться…
trikster

Пир во время войны

Мы вернулись с Кэролем с Кипра. Мое лето спрессовалось в короткую неделю, а неделя вобрала в себя все - и море (Средиземное!), и горы (невысокие, каменные), и ночные купания, и камни (яшма! сердолики! плоские белые! зеленые окатыши!), и старинные церкви под оливами, и досыта узеньких каменных улочек, и кипрский кофе на каждом углу! Кэроль, спасибо тебе огромное! Как я все это люблю...

А вчера в "Гиперионе" мы играли с Игорем Лисовым, что лично для меня всегда честь и счастье. Ну, в общем, ждем записей от bujhm, а пока вот так. Написали с Лисовым вместе песенку, прямо на саунд-чеке. И тут же записали, вернее, Игорь Белый записал, прямо на концерте. Так что это наипервейшее ее исполнение, первее не бывает. Так радостно было всех видеть, кто собрался! А потом Игорь взял бузуки и гитару, забрал листочек с текстом, сел на поезд и поехал в Киев, где вскоре и споет ее уже там. Мне кажется, это правильно. Леди, Тигра, Сэнди, Драго, Моррет, Алиенор, Леся и те девушки в вышиванках и с флажком Украины, которых мы с Кэролем встретили на побережье Кипра, и все-все-все! Мы никогда не будем пить за здоровье войны! Вот то, что я хочу сказать! А 8 августа, конечно, споем это дело с Канцлером на "Пре о Крыме".



Collapse )
Т

записки из подполья

На самом деле со мной так - второй раз в жизни. Первый раз - когда затонул "Адмирал Нахимов". Почему он, я не знаю. Но мне тогда четыре дня было не прийти в себя, ни днем, ни ночью. Скользкие ковровые дорожки и черная вода меня преследовали наяву, во сне, ну и все прочее соответствовало. Дышать трудно, двигаться тоже. Паника и ужас - привет полный. Практически ничего не жрешь, потому что очень бессмысленный этот ваш процесс: не удерживается ничего. Пить... Смеетесь, что ли? Галлюцинации в какой-то момент начались уже почти нешуточные, и звуковые, и в первую очередь - запахи. А в Питере и так-то морем пахнет, даже фантазировать особо не надо. Никого на этом "Адмирале" у меня не было и быть не могло. Ну и не сказать, чтоб я такая была кисейная барышня, что первое столкновение с идеей смерти, катастрофой, конечностью беззаботного существования белковых тел. Не первое. Говорю же: я НЕ знаю, что тогда было. Потом как-то все сошло. Схлынуло, как волна, извините за невольный черный юмор.

И вот опять. Не то что кто предупрежден, тот вооружен, хрен два помогает. На первых майских - съездила на отличный конвент молодых журналистов "Волжские встречи", в Чувашию, отличное место, прекрасные люди, юные глаза, гибкие девы, мужественные подростки с убедительными аргументами. И... И 2 мая поезд, 3 мая там. Информации - ноль, кроме той, что раздается на халяву. Украина-Украина-Украина! Это хорошие мальчики и девочки. И вообще хорошие люди. Там не было "убивать-убивать-убивать". Но возникали разговоры, и уж там были все оттенки всего... прочего.

Девчушки и мальчики подходили после сейшена, говорили спасибо за правду, за пару очень отдельных песен... учились брать интервью, они же будущие профи. Это очень хорошие, повторюсь, ребята.

Но меня накрыло, как тогда, с "Нахимовым". От этого не деться вообще. Я просто уже криком готова была кричать, что не надо, ни слова больше на букву "У", что ничего я не скажу до тех пор, пока не увижу реакцию тех, кому я верю. Кто сам оттуда. А вокруг - оно, знакомая волна. Ну и холодно еще так стало... дико холодно... а сегодня и вовсе снег пошел. Надо просто подождать. Надо просто подождать. Ничего нельзя говорить, когда тебе скажут "смотри, там живут нелюди". Ничего нельзя говорить, пока не отсчитаешь до ста. Или до двухсот. И тогда ничего нельзя говорить, то есть можно - про сосны, про котлеты в столовой, про сон-траву в стороне от дороги, про особенности организации концертов ("в последний мой концерт в Харь... ах, вот и дождик пошел... как неудачно...") Простите. Я просто буду ждать, когда она схлынет хоть чуть-чуть. Рехнуться можно, на самом деле...
Т

Все живы, все здоровы, все в Париже! И в ПИТЕРЕ 15 КОНЦЕРТ

Собственно, сабдж! Вчера приехали в Париж, послезавтра улетаем оттуда в Вильнюс. Видели чудес в количестве дофигищи. Сохранили все, что сумели. Рюкзак приобрел статус неподъемного урода. Я - статус официального идиота (а как еще назвать паломника, у которого в рюкзаке, кроме насущного бытового, лежат сливы в подарок матушке, две пары настенных часов, мешок ракушек с океана, огромный альбом по вышиванию и сборник окситанских быличек (билингва французско-окситанская), вувузела и все прочее, столь же необходимое на дороге (при этом здоровенный мешок стеклянных шариков и ракушек отправили в Москву почтой еще в самом начале). Все предметы первой необходимости, чо, и еще лилию, цветущую в горшке, чудом вчера не купили - а такой был соблазн!... Париж прекрасен, но океан круче. Оксо, Париж тебя помнит, велел кланяться, как-то странно хихикнул и на секунду загрустил. Океан шлет тебе ракушку.

В Вильнюсе мы с Аланом будем коротко, буквально меж самолетом и автобусом, зато в Питере все желающие могут прийти в "Африку" - 15.07, в 19 часов. Там будут всякие новые песни, старые - по требованию, как остановки (а новых привезу целых 5, удачно сходили в  пилигримство). Вход - 200 флоринов, поезд у меня в 00.50, так что времени будет вволю! Всех люблю, очень.

Интенции перебирали по пути, во время розария, а прицельно читали в Муассаке, в Кондоме и в Эозе (где прервали Дорогу), а оставили в Капбретоне, в морской часовне, у ног Девы, конечно. Зарыли пепел в чашу с океанским песком, куда свечи ставят. Он там до сих пор, по крайней мере, позавчера был.
Т

(no subject)

Мало есть вещей, которые могут сравниться по легкости и утешительности с Мадди Прайор и вообще "Steeley Span" в полчетвертого утра.

Дай ей Боже добра, здоровья и всяческого утоления печалей, золотому горлышку!
Т

авитаминоз

Эх! Была бы умная -- пошла бы на лыжах кататься, а потом в Большой на "Аиду". А так и пойти-то некуда. Разве вот на хуй сходить, развеяться. Все равно мир отстой, у Бога насморк, люди мизерабли. Вместо жизни -- сплошное горькое недоумение.
А все почему? Потому что зарядку не делаю, однозначно.

  • Current Music
    скирлы-скирлы, нога
Т

Александр Сергеич, я по Вам скучаю.

Ночью уложив спать теплого толстого Матюху, пошла на кухню. С вечерних занятий за холодильник завалился томик Пушкина. Пью крепкий московский чай из огромной прозрачной кружки, читаю все подряд. Бутерброды с сыром шипят в микроволновке. Вот чего мне не хватало столько недель. Вы бы говорили, я б развесил уши, слушал бы да слушал. За окном запорошенная снегом трава на откосах, заледеневшие дорожки, зимние дома. Вы мне все роднее, вы мне все дороже.

flamenkaНочь нежна, дорогой френд, твое здоровье!