Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Т

Мёзия Инфериор. Второй романс дезертира

Такое время наступает, дорогой,
Такое время наступает.
Песочек сыплется из колбы над тобой,
Вся тварь разумная бухает.
Грохочет мимо легион, плывут орлы,
А мы свою корчму не бросим.
Ты слышишь, друг мой, по лесам – скирлы-скирлы?
Не кипешуй, подходит осень.

Зацветали розочки в саду моей печали,
А пришли две козочки – все нахер сощипали,
то, что было летнею травой, – теперь солома,
Но у нас с тобой есть чудный ром,
А против рома нет приема.


По морю ходят белогривые валы,
На них катаются тритоны,
Я предлагаю оккупировать столы
И подождать Армагеддона,
Великий Рим пошел кому-то дать лещей
В районе сирий или лидий.
А мы в корчме, а нам не пофига вообще?
Закажем лучше миску мидий.

К черту эти римские традиции
Ферулы и содома.
Нам тут из провинций
привезли отличный ром,
А против рома нет приема.


Такое время наступает, дорогой,
Такое время наступает.
Песочек сыплется из колбы над тобой,
Вся тварь разумная бухает.
Как мелодичен плеск Харонова весла,
Когда челнок проходит мимо...
Возможно, мы с тобой всего лишь два осла,
Но мы избавились от Рима.
Готье Амори

Хореический пеон дезертира

Помнишь, был такой хороший день,
и пели птицы, и земля благоухала
и один из нас – наверно, все же
ты, сказал: «Да ну их,
пусть проваливают нахер» и…

Мы не пошли тогда с тобой
В последний их крестовый поход…

Молодой король всю ночь
бухал, орал, и матерился,
и катал оруженосца,
а наутро пал героем,
положивши всю пехоту,
предоставив победителю столицу, королеву и народ.

А лет через шестьсот его гибель превратится в анекдот.

А помнишь, нас так долго
убеждал один зануда,
Что земля через два года
Превратится в блин горелый,
Если мы сейчас не встанем
<И> не вольёмся в его дружный отряд.

Дело кончилось прикольно –
Много золота и чести!
Нахрен вырезали майя,
И каких-то там ацтеков
И других тому подобных
неприятных и непуганых ребят…

Но как-то это слишком жирно
За право пить горячий шоколад.

Помнишь, мы сидели
В кабачке Марго-Толстухи,
А какой-то скользкий малый
Объяснял, что все несчастья
От жидов и гугенотов,
Негров, шлюх и коммунистов,
Все доказывал, плевался, горячился, нарывался и ножом махал…

Мы его пустили с миром,
Пару пенделей отвесив,
Он вернулся с патрулём,
Он был агентом на задании – а кто же знал!

Этот мир, конечно, спятил, впрочем нас Экклезиаст предупреждал.

Помнишь, мы с тобой лежали
Рядом на большом пушистом
Облаке, болтали неумытыми ногами.
Удивлялись, как прикольно
Под ногами лентой время течёт.
Вишня зацветает, и птичка Dies Irаe поёт.

А под вишенкой сидели
Два паршивых дезертира,
Первый, кто меня пристрелит,
Тот и будет молодец и патриот.

Но убеждать меня не надо – ни благим примером, ни через рот.
Мне рогом не упёрся ваш грёбаный крестовый поход.
Я не пойду, как ни старайтесь, в ваш грёбаный крестовый поход.
аццкая камбала

мои любимые книжки

«И когда рабочим и маленьким людям стало дурно от всех счетов, по которым им приходилось платить, потому что крупные грабители ничего не заработали, маленьких людей повели к могиле "неизвестного солдата", где они стояли до тех пор и до тех пор выслушивали торжественные речи, пока не поверили в реальность неизвестного солдата и в то, что платить по счетам - их священный долг. Там, где нельзя было предоставить оплакиванию могилу неизвестного солдата, потому что солдат вообще не имелось, сознание рабочих усыпляли тем, что показывали им воткнутый в спину кинжал и заставляли отгадывать, кто его воткнул.
Потом пришло время, когда в Германии одна спичка стоила пятьдесят два биллиона марок, а фабрикация этих пятидесяти двух биллионов в мелких кредитках обходилась дороже целого вагона спичек».
Бруно Травен "Корабль мертвых"
----------------------
Вот за что я люблю свой стары-добры книжный шкаф. За то, что периодически ты выуживаешь оттуда книжку, чтоб пойти и за вечерним чаем прогуляться до океана. а там обнаруживаешь такую крамолу крамольную, что прямо даже сидишь и ждешь стука в дверь - это к вам пожарники пришли.
Ну про "Чипполино" который читается прям как либерастические выпады, - это уже давно известно. Кстати, тут говорят, что в Интернете все и так есть, нечего захламлять и т. д. Но вот, например, тот же пассаж на некоем сайте представлен следующим образом:
«Могила Неизвестного солдата, марши, пожертвования. Как-то незаметно наступило время, когда коробка спичек в Германии стала стоить пятьдесят два биллиона марок, а подделка мелких кредиток обходиться дороже вагона спичек».
Марши-пожертвования. И никакого тебе "я помню_я горжусь" и "дедывоевали" - как стабильная, добротная и наиболее распространенная тактика для понуждения к финансированию ворья. И нож в спину - угадайте, кто воткнул.
Из моей книги, по крайней мере, никто втихаря листы не выдерет. Видно будет...
и нафига?

Ни слова фантастики

Оригинал взят у morreth в Ни слова фантастики


Берен

Короткая очередь из «калаша» превратила руку в опухшее красное месиво.

Сначала красное. Потом опухшее.

Татуировку сделал в конце февраля, когда казалось, что победили, ну или почти победили. Когда еще не стыдно было называться русским. Когда еще казалось, что кому-то что-то можно объяснить: смотрите, я из Макеевки, я говорю с вами по-русски, и я на Майдане стоял за Украину.

Хотелось память об этой зиме всегда носить с собой, не смывая.

Понравился рисунок – ангел с мечом, трофейным милицейским щитом и распростертыми крыльями. Набил на предплечье. Два полотнища: «Слава Украине! Героям слава!»

По-русски.

- Ты, сука, с Макеевки? Ты своих, значит, пришел убивать!? Ты фашист! Из-за тебя женщин, детей, знаешь, скока пахибло!? Ты сука, ты падла, шо это у тебя на руке? Давай, скачи, падла! Скачи давай!

Да пошли вы.

Три пули из калаша.

Когда приходил в себя, думал о ней. О том, что, наверное, лучше отпустить, у нее ведь жених, ей отец и так-то кричал «прокляну», а теперь еще с инвалидом связаться, кому это нужно. Отпустить – это значит уйти самому.

Но упрямство велит жить. И он живет.

 

Лютиэн

В ее доме балкон увит виноградом. Мелким, декоративным, терпким, городским.

По этой лозе она спустилась, когда отец попытался ее запереть.

Она не помнит Баку, она была еще хрупким зародышем в мамином животе, когда родители убегали от погромов.

Почему на Украину, а не в Армению? Потому что Армения воевала.

Теперь Украина воюет.

Она никогда не могла понять – как так вышло, что там, в Баку, вчерашние соседи оказались врагами. Ни с того ни с сего. «Это азеры, вот и все», - объясняли отец, мама и брат.

Теперь для отца враги украинцы, с которыми он прожил бок о бок двадцать пять лет. «Это хохлы, вот и все».

Как можно переступить через избитого человека? Как можно не открыть ему дверь, не впустить его хотя бы в подъезд, как можно отправить туда, где добьют? Ты же проклинал тех, кто так поступал там, в Баку.

Мы же христиане, папа. Мы же медики.

- У тебя есть жених! Хороший парень! Ты ему обещала! Зачем тебе этот бандеровец?

Я передумала, папа. Так бывает.

- Ты не можешь ничего передумать, пока ешь мой хлеб.

Ты забыл, папа: мне двадцать четыре и я зарабатываю сама.

- Ты не выйдешь из этого дома!

Я вышла, папа.

- Ты не вернешься сюда!

Хорошо. Я не вернусь.

Она живет при госпитале и каждый день ловит новости о тех, кто сумел выйти из-под Иловайска. И о тех, кто не сумел. Когда выдается свободное время на дежурстве или между, она плетет маскировочную сеть. Ей несут лоскуты цветов увяданья, осенних цветов, и к ним она добавляет незаметно пряди волос – на удачу.

 

Финрод

Прикинь, па, они думают, что воюют с американцами.

Я не шучу. Мне совсем не до шуток. Они всерьез воображают, что эту заваруху на Майдане устроили американцы. Им никак не объяснить, что бывают моменты, когда просто нельзя не взять в руки булыжник или бутылку с «Молотовым». Я пробовал. То есть, они думают, что такой момент настает, когда большой дядя намекает – смелей, ребята, я вас поддержу и вам ничего за это не будет. Они так и сделали. Поэтому думают, что так поступают все.

Меня они тоже считают американским наемником. Может, ты даже видел ролик на Ютубе со мной. Говорю по-английски – значит, американец. Те из них, кто осилил курс географии и знают, что есть на свете Ирландия, все равно называют меня американцем. Там им легче преодолеть когнитивный диссонанс.

Среди них есть один, владеющий английским достаточно хорошо. Рыжий, как я. Влюбленный в Ирландию. Протестант и убежденный оранжист. Глупый, как пробка. В соседней камере несколько дней держали протестантов, возивших еду и лекарства из-за линии фронта. Он ничем не помог им, держался в стороне. Я бы мысленно вычеркнул его из рода людского, но он неожиданно помог мне с Богданом. Его все-таки забрали в госпиталь. По словам оранжиста, отняли руку. Он художник. Сможет ли он дальше, сможет ли научиться работать левой рукой?

Он художник, я писатель. Какая холера понесла нас на эти галеры? Я просто опоздал родиться, вот что. Лет примерно на сто. Наша война за независимость прошла без меня, но тут подвернулась чужая.

Я хотел написать роман века. Похоже, ничего не получится.

Они требуют, чтобы я признал себя американским шпионом. Мне почему-то страшно не хочется этого делать.

Сажи маме, что я люблю ее.

 

Келегорм

Рано или поздно она устанет ждать, смирится с тем, что ее парень гниет в могиле под Иловайском.

Рано или поздно поймет, что погибать – удел идиотов, а умные люди могут приручить и войну.

Рано или поздно идиоты с обеих сторон перебьют друг друга и смешаются с одной землей, и тогда мир заключат умные люди, которые знают, что деньги не пахнут.

Война – это деньги. Экипировка, оружие, медикаменты, оружие, патроны и снаряды, оружие, консервы, одежда, оружие и дорогостоящие приборы, и все это проходит через множество рук, и к некоторым рукам кое-что прилипает.

В основном это руки военных снабженцев, но принесем и немножко справедливости в этот мир. Деньги дураков должны доставаться умным. Если делать все осторожно – то прослывешь патриотом и волонтером. Впереди выборы в парламент, и главное – не ошибиться со списком. Что-нибудь не слишком одиозное, умеренное, центристское, чтобы в программе непременно было слово «мир», за все хорошее против всего плохого.

И молодая жена – это очень хороший бонус, это плюс десять к харизме. Тоже патриотка и волонтерка, медик и рукодельница. Окружать вниманием. Дарить маленькие, ни к чему не обязывающие подарки. Рассказывать анекдоты. Выслушивать с пониманием. Смелость города берет. Смелый придурок подвернулся под колотуху киевских титушек и свалился окровавленный у нее под дверью. Потом он пошел воевать и сгинул в котле. Смелость берет города, но не может воспользоваться победой. Упорство и ум берет все.

 

Галадриэль

Его лицо изуродовано побоями и обглодано собаками, но я опознаю его по рыжим волосам. Одного оттенка с моими, почти золотые, свалявшиеся колтунами.

Плакать нет сил. Я видела ролик с ним на Ютубе, мне обещали отдать его живым, а отдают труп.

Толстый рыжий боевик с боцманской бородкой пытается рассказать, что он не должен был заступаться за каких-то там шпионов, я почти не слышу этого недоумка. Застегиваю пластиковый мешок, киваю – да, это он.

Военные с желто-синими нашивками на рукавах подталкивают вперед довольно сильно побитого боевика. Тот бредет к своим через нейтралку. Живой за мертвого.

Следующим обменивают изможденного темноволосого парня с культей на перевязи. Еще один заросший боевик ступает навстречу по дороге обмена – но впереди него бежит маленькая девушка в белой накидке медика, бросается к однорукому, подставляет плечо.

На секунду боевики вскидывают оружие, щелкают затворы, в ответ поднимают оружие военные… Командиры кричат, понимают раскрытые руки – стоп, отбой, все в порядке.

Девушка уводит однорукого к автобусу.

Он видит меня, видит мешок рядом со мной, падает на колени и начинает плакать навзрыд. От него пахнет могилой: сырой землей и гниющей плотью, кровью и нечистотами. Девушка обнимает его, не замечая запаха.

Для осени на удивление тепло и ясно.



This entry was originally posted at http://morreth.dreamwidth.org/1939080.html. Please comment there using OpenID.

Т

Старина Бертольт!!!

Вот оно! Вот чего меня так парят "духовные скрепы" и усиливающаяся прокачка морали в гос-ве!


Командующий.
Я ценю таких солдат, как ты, Эйлиф, храбрых, мужественных.
Они для меня как родные дети.

Мамаша Кураж (она слышала разговор в палатке и теперь ощипывает каплуна
со злостью)
. Это, наверно, очень плохой командующий.

Повар. Прожорливый -- верно, но почему плохой?

Мамаша Кураж. Потому что ему нужны храбрые солдаты, вот почему. Если у
него хватает ума на хороший план разгрома врага, то зачем ему непременно
храбрые солдаты? Обошелся бы и обыкновенными. Вообще, когда в ход идут
высокие добродетели -- значит, дело дрянь.

Повар. А я думал, это хороший знак.

Мамаша Кураж. Нет, плохой. Если какой-нибудь командующий или король --
дурак набитый и ведет своих людей прямо в навозную кучу, то тут, конечно,
нужно, чтобы люди не боялись смерти, а это как-никак добродетель. Если он
скряга и набирает слишком мало солдат, то солдаты должны быть сплошными
геркулесами. А если он бездельник и не хочет ломать себе голову, тогда они
должны быть мудрыми как змеи, иначе им крышка. И верность нужна ему тоже
какая-то особая, потому что он всегда требует от них слишком многого. Одним
словом, сплошные добродетели, которые в порядочной стране, при хорошем
короле или главнокомандующем, никому не нужны. В хорошей стране добродетели
ни к чему, там можно быть обыкновенными людьми, не шибко умными и, по мне,
даже трусами.
Кто здесь?

Еще одна песня О Сове.

Холодной зимой, безмолвной зимой

Красавицы-ели под снегом кружат.

Над лесом горит багряной каймой

Январский ранний закат.

Нетронутый снег блестит серебром

На темно-зеленых иголках сосны,

А где-то в дупле седая сова

Видит вещие сны.

Collapse )
Готье Амори

"Расти, ячмень"

Это был ОЧЕНЬ! ОЧЕНЬ! ОЧЕНЬ!!! хороший сейшен. Миришь, красавица! Иллет, золотой мой человек! Фанни, лучший боевой друг на сцене! Как я вас люблю!

Ну то есть реально - столько радости, сколько принес он мне сейчас, мало что приносило.
Боже, благослови, пожалуйста, тех, кто на него пришел, пел, танцевал, грыз яблоки, слушал и подпевал, курил в коридоре, крутил ручки на пульте!
А собрали мы для детей Таи и Миши со входа и в шляпу 23 350 руб., завтра-послезавтра отнесу это дело для передачи Глебу, ясное дело, к новому учебному году все уже всё, скорее всего, закупили, но однозначно пригодится.

Народ, родные мои, горжусь знакомством! А сейчас сворачивать жизнедеятельность - и фхтагн! То есть буквально заползти в ракушку, задвинуть заслонку, и чтоб никаких звуков, мысленей и прочего...
и нафига?

я люблю тебя, Россия...

Матвиенко после посещения роддома одобрила запрет за «пропаганду гомосексуализма» по всей России

Не знаю как там с запретом за пропаганду... Но общий уровень абсурда нарастает стремительно. Конь Долбак, супергерой Минздрава РФ. Две амфоры. Младенец Матвиенко мужеского пола, внезапно разверзший ложесна неизвестной матери своей, когда в рязанский роддом пришла бывшая градоначальница, Матвиенко тож (женского полу)... Что произошло, когда сии разнополые Матвиенки устремились навстречу друг другу? Энигма... Запрещаем "пропаганду" - а что такое "пропаганда" мы еще не придумали, во втором чтении скажем (следите за рекламой)... Обер-дохтур Онищенко, который считает, что для здоровья россиян вредны три вещи: шпроты, боржоми и таджики... А воевода Макаров сетует, что не идут недоросли в армию служить, под юбки мамкины прячутся, а которые не прячутся, те больные как есть. Что делать? Известно - престиж армии повысить! А как его повысить, чтоб дешево и сердито? Нетрудно сказать - надо указ издать: кто в армии в недорослячестве своем не служил, тот пускай и в госструхтурах нипочем не служит, ни учителем, ни врачом, ни министром, ни на треугольнике играть в оркестре Большого театра в Мухосранске - никем вообще. А страноправители-богоравные сиамские близнецы (кармические братья?) ездят вдвоем на комбайне по просторам страны и помогают крестьянам бороться с урожаем... А один из них, богоравный Ловец, еще и попробовал свои силы в качестве стоматолога (кто был тот несчастный?)... В общем, такое чувство, что город Глупов готовится к торжественной встрече с медным тазом.

Интересно, сколько скрытых камер ведут денно и нощно репортаж с этого карнавала? И почем реклама на этом канале?
Т

Десятая песня. Марш сов. пограничников (сдержанно, бравурно)

Там, где над снегами зарево алеет,
Там, где спят сугробы средь густых лесов,
Стережет границу от всяких лиходеев
Ихамать! Ихамать! отряд отборных сов. (2 раза)

Только белый месяц выйдет на прогулку
И на небо звезды прут во весь объем,
Лейтенант Фадеев захохочет гулко:
Ихамать! Ихамать!  Цыпочки, подъем! (2 раза)

И летят по лесу молчаливой тенью,
Не тревожа веток, взглядом не моргнув.
Шестьдесят героев в белоснежных перьях
Ихамать! Ихамать!  берегут страну. (2 раза)

А если террористу мирно жить наскучит
Или перебежчик вдруг покажет прыть,
Лейтенант Фадеев стервеца научит
Ихамать! Ихамать!  Родину любить. (2 раза)

Эх, глаза-локаторы, когти как кинжалы,
И устав затвержен каждым назубок.
Лейтенант Фадеев станет генералом
Ихамать! Ихамать!  дайте только срок. (2 раза)

Там, где над снегами зарево алеет,
Там, где спят сугробы средь густых лесов,
Стережет границу от всяких лиходеев
Ихамать! Ихамать! отряд отборных сов. (2 раза)