Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Т

Ося. Дурак с конфетой.

Как хорошо быть дураком,
ходить за ручку с дураком,
смеяться вместе без причины
и ничего не объяснять.

А то все умные пошли,
такие важные пошли,
а у меня часы в горошек
и шарф в полоску и ваще.

Там за окном темным-темно,
такое жуткое окно,
как будто страшный Чикатило
его вчера нарисовал.

А у меня есть пять рублей,
и даже трижды пять рублей.
И я пойду туда, снаружу.
Куплю конфету и не съем.

Приду с конфетою домой,
скажу ей, здравствуй, заходи,
Давай ты будешь жить со мною?
Вдвоем зимою веселей.
Т

Ноябрьская песенка

Когда однажды вечером я сдохнуть захочу,
То праздник удивительный себе я закачу,
Продам ковры и книжки, и выброшу кровать,
Куплю вина и пряников, и сяду смерти ждать.

Да смерть ко мне в тот вечер, конечно, не придет,
Но не засохнут пряники, вино не пропадет,
Поскольку, очевидно, завалятся ко мне
Мои друзья-уроды, мечтая о вине.

Они притащат пива и хлеба с колбасой,
Поскольку непонятно, что там у нас с едой,
Откупорят бутылки, наладятся курить –
И я пойму, что помирать придется погодить.

Мои друзья-уроды, любимые до слез,
Ну кто еще бы, кроме них, мне колбасы принес,
И как-то очень быстро закончится вино,
И я пойму, что помирать не хочется давно.

И мы еще покурим, и просто посидим,
И приоткроем форточку, чтоб поубавить дым.
А в форточку заглянет костлявая с косой:
Ну, где там ваши прянички и пиво с колбасой?

И ночь над нами будет светла и высока,
Друзья уйдут под утро, желая коньяка.
Я выкину бутылки, окурки соберу,
Потом прилягу на пол – и все-таки помру.
Т

Медвежья гора + три кабацких песни

Зилант, Чугункон и Медвежья гора - это такие крепкие колышки, которые размечают время. Притом Медвежья гора - наиболее прекрасный, потому что у меня там квест. На Медвежке я реально начинаю рыдать в середине, потому что оно кончается, а я еще не того... еще бы сутки... или пять... Потому что у меня там любовь - моя родная кабацкая команда. Они в прошлом году как-то так пожали плечами и впустили меня в свой круг. А я туда вошла - и ясно, что НИКУДА оттуда уходить не хочется. Мы почти не видимся в городе. У каждого своя жизнь. Мы все разные, у каждого свои тараканы и свой темп, ничего общего. но все вместе.. О... Это как джаз, это как Цитадель на Гетене, это как непрекращающийся рейд. Белка в рыжем платочке и с парой ножей, смешной брутальный бородатый Кемендил, аккуратная Юля, Гриша-Суперпанда, отрисованный Миядзаки (впрочем, Кэм тоже с той же студии). Алинка, Макс, ну и самое сердце всего этого волшебства - Тинка и Танатос. Господи, как же я их люблю! Там как-то нечувствительно получается быть на месте. Что делаешь? Лук режешь... "Ты ел уже?.." "Кофе готово... готов... Ээээ..." Это я сижу и перебираю цветные стеклышки и золотые камешки - воспоминания об этих трех днях. А потом опять год ждать, если чуда не случится и нас всех как-то не сплеснет еще куда, кабаком. Я и про фест-то мало что могу сказать, потому что практически никуда (кроме друзей-демонологов) не выбиралась. Кто ж уходит от такого огня? Никто! Потом сюда же вплавлю три песни про кабак. Взяли в команду себе барда - так уж чо уж, теперь + 50 к известности)))

Про каны

Дождь идет, потом перестает
И тут же начинается опять.
Старые седые горбыли
Мокли больше десяти часов подряд.
Лук порублен, и морковь натерта,
Но каны, каны, каны, сука, не кипят!
… каны, каны, каны, сука, не кипят!

Солнце вышло как-то ненароком,
Осветило грязное ведро.
Черпачок не выдержал упреков
И близко познакомился с костром.
Люди выползают из болота
И молчаливой массою стоят.
Людям поголовно жрать охота.
Но каны, каны, каны, сука, не кипят!
… каны, каны, каны, сука, не кипят!


То, что в городе конкретно занимало полчаса,
Удивительно и странно совершается в лесах.
Вся естественная физика кипения воды
Этим канам абсолютно до звезды!..

Но каны, каны, каны, сука, не кипят!
… каны, каны, каны, сука, не кипят!
Эти каны не канают, каны, сука, не кипят!

Про бессмертный кабак

Целый день на кухне стучат ножи.
Режь-режь, не зевай, строгай!
У поваров развеселая жизнь
После смерти все повара попадают в рай!

Горит огонь, и котел кипит.
- Режь режь, не зевай, строгай!
Всякий пришедший да будет сыт.
После смерти все повара попадают в рай!

Валом валит в наш кабак народ.
Режь-режь, не зевай, строгай!
Голодным отсюда никто не уйдет.
После смерти все повара попадают в рай!

А ежели нечем тебе заплатить -
Режь-режь, не зевай, строгай! –
Сочтемся по-свойски, так уж и быть.
После смерти все повара попадают в рай!

Когда настанут печальные дни, -
Режь-режь, не зевай, строгай! –
В наш веселый кабак поскорей загляни.
После смерти все повара попадают в рай!

А ежели к нам придет сатана, -
Режь-режь, не зевай, строгай! –
Не сможет напакостить он ни хрена:
После смерти все повара попадают в рай!

А ежели повар в ад попадет, -
Режь-режь, не зевай, строгай! –
В аду он порядок сейчас наведет.
После смерти все повара попадают в рай!

Да здравствует наш веселый кабак.
Режь-режь, не зевай, строгай!
А кто нас не любит, тот просто судак.
После смерти все повара попадают в рай!

Про лук

Кабацкая команда выходит на дела.
На завтрак типа каша задумана была,
А дальше - макароны и супа два ведра,
Все поняли, всё ясно, с нами бог, ура!

Мы ебошим лук, мы ебошим лук,
Мы не плачем никогда, когда ебошим лук.
Мы по жизни мастера нестандартных наук,
Мы умеем всё на свете, особенно ебошить лук.


На кормёжку подписалось человека три,
Тинка сделала раскладку, клокоча изнутри,
Но больше сотни мокрых рыл жрать хотели с утра –
Всё понятно, с нами бог, варим суп из топора!

Мы кабацкая команда, мама не горюй,
Натирай моркву на тёрке, а потом пассеруй,
Морковку пассеруй, и свёклу пассеруй,
А чтоб нажористее было, покроши туда еловую кору…


Кабацкая команда вышла на разгон:
Почти без опозданья накормила полигон,
И, по счастью, никто не узнает никогда,
С каким комментарием готовилась еда,
Все довольны до отвала и благодарят.
Кабацкая команда – просто суперотряд.
Перемыли котлы, оттерли сажу с рук,
Два часа передышки – и ебошим лук.

Мы ебошим лук, мы ебошим лук,
Мы килограмм за килограммом ебошим лук,
Только тот твой настоящий испытанный друг,
С кем ты можешь без напряга заебошить лук.
Мы ебошим лук, мы ебошим лук,
Передышка на морковку – и ебошим лук,
Солнце всходит и заходит, ножик падает из рук.
Три минуты перекура - и ебошим лук.

Мы ебошим лук, мы ебошим модный лук…




(это типа был квест-марафон. Я его слила. Надо было четыре...)
Т

Подведение итогов

Спасибо, Господи, такого беспробудного кошмара, как в 2013, не было! Год прошел совершенно ломово, как сказало наше начальство на работе "Это был год ломаной лошади", собственно, ломаной лошадью я всю дорогу и была. Но зато все, о чем я так назойливо просила Тебя, Ты мне дал в двойном размере. Очевидно, что-то наверху сглюкнуло - и сперва уведомления не проходили, а потом оказалось, что все отправилось два раза. И по двойному тарифу было и отсыпано. В этом году у меня было две работы (и дай бог, в следующем - не изменится, мне норм, Господи, мне норм!). И стеклянных шариков в этом году была целая куча - самых разных и самых цветных. И дома - тихое счастье, покой и воля, и сплошная кошка Марта, кофе, радость и аварская мафия. И любовь, Господи, столько ее! Ну и на этом фоне что денег периодически не хватает, то есть хватает, но в обрез, и времени тоже нету постоянно, и спать удается только урывками, но все это такие мелочи на фоне тотального и беспрестанного ощущения вовлеченности в Твои планы! В этом году завершен наконец цикл про Гаити, ууух, как это было... круто. Очень специфические ощущения, ничего не скажешь. И еще два цикла завершены - один, строго говоря, почти завершен, и теперь в новом году будем их записывать и доводить до ума.

Путешествием года стало внезапное наше с Кэролем нашествие на Кипр. То есть это же надо было так, чтобы и море, и города, и песчаная яшма на каменном пляже, и кафешки, куда на третий день уже заходил как старинный посетитель. А ночные посиделки с фонарем на балконе, а ночные купания в Средиземном море, а йогурт из глиняной миски... Ой, Кэроль, я до сих пор с ума спрыгнуть обратно не могу.

Работа года - это, конечно, "Гаити". Алоха, Гаити! Ну и Яндекс, конечно. И "РООССА", коллега, я счастлива, что судьбой мне было уготовано разделить с Вами наш корректориуум. Именно с Вами!

Человеки года - это, как ни странно, целая куча людей. Это аврор Артур, это саламандры, отчаянная парочка Мануэль и Мануэлла, малоцивилизованный, но очень симпатичный монгол Джелме, ну и ясное дело - революционер Мигелито, любитель гамбургеров. Все, что я могу им сказать, я еще скажу. И надеюсь, что эти люди будут моими людьми года еще много-много лет. А еще Док! И Фанни!!! Я рада, что мы завершаем год совместным концертом-авантюрой.

Еда года - паровые котлетки в мультиварке.

Опыт года - у меня впервые купили чемоданы! Сразу оба! Ощущения... странные. Ближе всего к восторгу, но при этом есть некоторый элемент соревнования и одержимости: больше, больше чумаданов! Да чо, вот сейчас сожрем оливье и побегу дальше чемоданчик чемоданить. Во имя Алисы в Стране чудес.

Страна года - это Украина. Я люблю эту страну. Ничего не поделаешь. Я люблю ее не как свою страну, не как даже возможную свою родину, но Украина в моем сердце. Спасибо, товарищу Путину, что он это умудрился сделать. Два года назад мне бы, наверное, не пришло это в голову.

Питье года - чай "молочный улун", с ароматизатором, идентичным натуральному. Хе-хе-хе-е, это наше, родное, рабочее! В оранжевой чашке, кипяточком из-под кулера...

Украшение года - пуля с хрусталем (спасибо, сука-ювелир!!!) и ключи. Рождественский и Куний!

Радость года - возвращаться домой. Особенно, когда там змеи клубятся. Варить кофе со сливками. Делиться с Мартой сметаной. Играть с нашими на "Таверне" - утопая в бурных клавишах Марка, рядом с хрустальным голосом Юли, ловя пульсацию Кэтиной виолы да гамба - внезапно! такой странный звук - сливаясь в один акустический поток с Кэти и Игорем, заполняя звуком подвал "Африки"... это ль не счастье, это ль не радость?

Книга года... эээ...

--------------

Господи, а все, что я хочу в будущем году... Пусть все останется, как было - с работой, я разумею, и с жильем, и с нашей крепостью - Заповедником Толерантности. Это был такой год, когда все обрушивалось и превращалось в полный и кромешный абсурд, и только дома меня не ждало никаких архиновостей и внезапне потрясений. Ну еще из внутреннего пространства удалось вычистить целую толпу посторонних и активно неприятных персонажей, и даже если мир вокруг рушился, то в нашей крепости все было надежно. Док, Асуль, - это к вам! Выпьем, что ли!

И Господи! Сбереги нашу страну. Собственно, это можешь только Ты, и я даже не сомневаюсь, что Ты это сделаешь. Хотелось бы, чтобы наилучший способ для этого был максимально щадящим. Ну то есть он и так будет, но хотелось бы, чтоб максимально щадящий - это чтобы обошлось без крови и без дерьма. И это... мы за мир...
Т

Про Аполлонию, которая умела...




Она умела то, что умела,
И это считалось неважным делом,
Хотя и весьма обаятельным пустячком!
С утра она выходила с корзиной
За черникой, смородиной и малиной
И ягоды перебирала за дачным столом.

Смородина катилась по красной клеенке,
Пузатые банки толпились в сторонке,
Осы залетали из окна и кружились над рыжей ее головой.
На синее блюдце с истертой позолотой
Падала капля золотого сиропа
И застывала сахарным шариком под водой.

Она варила самое лучшее варенье,
Самое лучшее в мире варенье,
Пчелы провожали ее повсюду, куда бы она ни пошла.
Из вишни, крыжовника, земляники, -
Банки цвета янтаря и сердолика, -
Она варила лучшее в мире варенье, а больше ничего не могла.

Она не строила планов, акций не держала,
Бабла не рубила, стеной не стояла,
Не пыталась переделать мировые законы, хоть, кажется, вела ЖЖ.
Но и там не излагала свое мировоззренье,
А просто собирала рецепты варенья,
И варила лучшее в мире варенье - но об этом говорилось уже.

А вокруг бушевали людские толпы,
Мир закипал и был полон горя,
И пена дней грязной шапкой стояла над ним.
А черти исправно лили масло в огонь, и
Подкидывали угля - целые горы,
И жизнь пригорала, испуская жирный чад и едкий дым.

Всё томилось, ломалось, гнило, накипало,
А тем, кто варит кашу, - им и горя мало,
Они золотыми ложками снимают навар.
Бесцельно выпускало сок поколенье,
А она варила лучшее в мире варенье,
Вот только сахар дорожает, как, впрочем, всякий прочий товар...

А я вот думаю - если б такое случилось,
И миру была явлена высшая милость,
И внезапно ей выдали ключ от кухни и старый латунный черпак...
Уж она бы развернулась во всю натуру,
Уточнила технологию и рецептуру,
И возможно, что все бы у нас пошло не так.

Она бы вычистила мир песочком у речки,
Она бы турнула чертей от печки,
Она бы оттерла всю грязь привычной рукой.
И сиял бы свет неземной, офигенный,
И ангелы слетались бы со всей Вселенной,
И кружились бы, жужжали, вились над рыжей ее головой.

Банки с вареньем стоят на полке,
Картами увешаны стены колодца,
Кролик задумчиво смотрит на время и выходит в сад покурить.
А она умеет то, что умеет,
Но никто из нас отрицать не посмеет,
Что самое лучшее в мире варенье должен же кто-то варить...
Самое лучшее в мире варенье должен кто-то хороший варить...



и

Т

Разговор, октябрь, Гаити 63

Braceros image

Кузен Зака, Кузен Зака!
Что ты видел? Что ты видел?
Кузен Зака, Кузен Зака!
Что ты видел? Что ты видел?


Я видел, как колосится маис.
Я видел, как созревают бататы,
Я видел, как собирается туча,
Чтобы пролиться над моим полем.

Кузен Зак, Кузен Зак!
Что ты видел? Что ты видел?
Кузен Зак, Кузен Зак!
Что ты видел? Что ты видел?


Я видел женщин в красных платках,
Они собирают кофейные зерна.
Они смеются и говорят,
Что в этом году урожай отменный!

Кузен Зака, Кузен Зака!
Что ты видел? Что ты видел?
Кузен Зака, Кузен Зака!
Что ты видел? Что ты видел?


Я видел, как змеи, сколько их есть,
прочь убегают от Порт-о-Пренса.
Они текут сухою рекой,
Струятся по мокрой земле в тумане.

Все они толкуют между собой,
Что мол хорошо бы уйти подальше,
Что люди в скудоумии своем
Разгневали Старого Белого Змея.

И больше не спрашивай меня,
Что я видел, что я видел.
Я видел маис на поле моем.
Просто маис на поле моем.
и слышал только шелест маиса.

Кузен Зака... Кузен Зака...
Кузен Зака... Кузен Зака...


kouzen zaka veve
Т

Жозеф Грино, октябрь, Гаити 63.

Old Timer image

Черная мама запечатала бутылку.
Зеленую бутылку красною печатью.
Черная мама отряхнула передник.
Белый передник от черных перьев.
Сколько их гуляет по Порт-о-Пренсу,
А влажные недра извергают семя,
Вздувает животы, соски набухают.
Грохочут барабаны, грохочут барабаны.

Мулатку окружают веселые парни.
Ты куда спешишь, красивая с сумкой?
А спорим, что ты уже давно не целка?
А спорим, твоя юбка сейчас порвется?
Грохочут барабаны, грохочут барабаны.

Веселые парни уже не шутят.
Мулатка берет бутылку за горло,
С размаху разбивает ее об угол,
В стороны летят зеленые осколки.
Грохочут барабаны. Грохочут барабаны.

Черная мама вытирает руки,
Черные руки от муки и от крови,
Черная мама села на пороге,
Смотрит на дождь, раскуривая трубку.

Где-то вдалеке прозвенели куранты.
Четыре пополудни - ни часом раньше.
Через полчаса выключают телевизор.
Детка, твоя мама про тебя забыла.
Видимо, сынок, ты не нужен твоей маме.

Грохочут барабаны, грохочут барабаны.
Бритва рассекает черную сумку.
Сыплются пакеты на перекресток.
Не хочешь по-хорошему, будет как обычно.
Что, малышка, думала одна такая?

Черная мама растирает в ступке
Кашицу из воска, муки и крови,
Волосы, ногти, горстка маиса...
Новая бутылка встала на полку.

Старый Жозеф, алкаш и калека,
Роется в помойке в поисках поживы.
Ржавые банки... порванная сумка...
Дохлые крысы... коробка от сока...
Детский сандалик... мокрая картонка...
И среди гниющих кухонных отбросов
Обертка от мыла с хохочущей красоткой...

UnCertainAge 24X30Sold[1]image
trikster

Пир во время войны

Мы вернулись с Кэролем с Кипра. Мое лето спрессовалось в короткую неделю, а неделя вобрала в себя все - и море (Средиземное!), и горы (невысокие, каменные), и ночные купания, и камни (яшма! сердолики! плоские белые! зеленые окатыши!), и старинные церкви под оливами, и досыта узеньких каменных улочек, и кипрский кофе на каждом углу! Кэроль, спасибо тебе огромное! Как я все это люблю...

А вчера в "Гиперионе" мы играли с Игорем Лисовым, что лично для меня всегда честь и счастье. Ну, в общем, ждем записей от bujhm, а пока вот так. Написали с Лисовым вместе песенку, прямо на саунд-чеке. И тут же записали, вернее, Игорь Белый записал, прямо на концерте. Так что это наипервейшее ее исполнение, первее не бывает. Так радостно было всех видеть, кто собрался! А потом Игорь взял бузуки и гитару, забрал листочек с текстом, сел на поезд и поехал в Киев, где вскоре и споет ее уже там. Мне кажется, это правильно. Леди, Тигра, Сэнди, Драго, Моррет, Алиенор, Леся и те девушки в вышиванках и с флажком Украины, которых мы с Кэролем встретили на побережье Кипра, и все-все-все! Мы никогда не будем пить за здоровье войны! Вот то, что я хочу сказать! А 8 августа, конечно, споем это дело с Канцлером на "Пре о Крыме".



Collapse )
Кто здесь?

!!!

Бухара-а-а-а! В Бухаре была жара-а-а-а! Мы сроднились с военно-полевыми кухнями-шмухнями, готовили без перерыва (добляма! шурпа! лагман! лавашик-лавашик, кушай, чо стоишь!), ржали как умалишоты, к утру следующего дня у меня голоса не было вообще. То есть по факту - не завезли. ЧАПАН - ВЕЩЬ!!! Теплый бархатный чапан спасает на раз от всего. Стоим с почтенным Мустафой (Танатосом) и режем бесчисленные груши и апельсин-лимоны для горячего компота. Почтенный Мустафа смотрит на меня с недоуменным ужасом и говорит: "Да вы нездоровы перфекционизмом, уважаемая Самара,что вырезаете из груш для компота огрызки?" Гм... "Не всегда я была такой, такими нас сделали люди, почтенный Мустафа!" И евнух Мустафа со старой прислужницей рыдают друг у друга на груди. Бухара-а-а-а! Мастерам спасибо огромное! Команда кабака - это теперь по ходу такой мой каррас, можно сказать, "я с ними не раз уходил от беды, я к ним прикасался плечами". Ничего особенного, просто люди, связанные общей работой и общим кровом и столом на время выезда. А у меня просто шквал тепла в сердце: Тинка, Белка, Танатос, вы боги! По ходу, это начало прекрасной дружбы. Этак глядишь, и в РИ втянусь.

-------

Забрала у Морозовских Матюха, тот вернулся после "Далекой радуги" с квадратными глазами и речью, блестяще описанной в "Электропрохладительном кислотном тесте": "Мама, я встретил людей, они ПОТРЯСАЮЩИЕ!" В доме Морозовичей блещут красой подрастающие юные девы. Классическая московская семья хорошего тона, мы со Снежкой курим на балконе под чахлым подсолнухом и наслаждаемся моментом. Матюх одобрил чапан, но трижды - новый зеленый спальник, и вечерами на кровати зеленая гусеница пожирает красные яблоки и сливается в экстазе с приставкой, каковую в лагерь не пускали. Впился в "Последнего единорога" Бигля, на ДР просит читалку. На что тебе, дитя? Ты сперва домашнюю библиотеку оприходуй, а потом уж... Вотще! Люблю-нимагу!

-------

С одной стороны, все в мире сложно. С другой - мир осыпает подарками. Встретилась с alamaro - и теперь у меня есть ежедневник, а в нем карандашом нарисована сова с пулеметом. И сосны! alamaro тонкая, темная и вырезанная из какого-то дерева. По ощущению - бакаут. А еще за какие-то неденьги заполучила старый советский набор Чюрлениса, тот, 72 года, вильнюсовский. Целых 32 листа. Репродукции страшноватые, в лучших традициях СССР, то есть отличная плотная бумага, а краски и качество печати... гм... Но все равно теперь хожу и брежу чемоданом со "Сказкой королей". И папками с "Сонатой моря" и "Сонатой весны".

--------

А в "Пятерочке" у поликлиники пахнет свежим хлебом - молодые ребята, очень смешные, устроили закуточек, светлый и уютный, за деревянной загородочкой круглится глиняными боками тандыр, на столе у тандыра разложены лепешки, подходят колобы теста, будущие лаваши, - девочка в леопардовом платьице застенчиво общается с покупателями, веселый темноглазый лепешечник натягивает тесто на белые формы, не вемь, как они называются, раскидывает аккуратные круги и овалы по тандыру, прикрывает крышкой жаркое жерло. "Пара секунд... ооо... уже покраснели!" И ловко поддевает пышные раскаленные лепешки, выкладывает их на прилавок. Лепешки и лаваши кладут в бумажные пакеты - полиэтилен не выдержит, их разбирают в секунду, народ стоит и терпеливо ждет, запах горячего хлеба плывет по всему магазину, у прилавка вспыхивают разговоры на всех языках, льется самая разная речь. Бухара-а-а! Приношу домой лепешки - и мы вгрызаемся в них все втроем, они какие-то неправдоподобно вкусные (ну еще бы, горячие, пять минут как с тандыра), Матюх жалостно вздыхает, прислушивается к себе, берет одну и уползает с ней в спальник. А мы идем курить на балкон и говорить о вечном. Тепло, балконные ковры пахнут пылью и летом, каштан шумит резными плоскими листьями.

--------

Концерты будут в июле: 14 - в "Гиперионе", играем с Оксо, формат - вечер баллад и сказок, а 18 - с Фанни в "Археологии" - формат - про все на свете. Про Питер не знаю, честно не знаю. Денег нет на билет, а покупать на выходные надо сильно заранее. Реально. Туда-обратно на "Сапсане" - и я выхожу в минус, а вот конкретно сейчас просто не могу. Минус на минус плюса не даст. Не в этом случае.
---------

Мир подкидывает немало развилок. С ними как-то веселее. Горячий лаваш в бумажном пакете, купы цикория по дороге на работу, родные люди рядом, музыка каждый день - это будет вспоминаться как рай!