Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Т

Кружка нищего Эсмарха

Ну что, пропадай моя телега:

Сбер: 4276 3801 5670 5381 (Алина Гаджиева)
Райффайзен: 5100 6914 7433 4426 (Марина Богданова)
Райффайзен (валютный счет): 5100 6914 7928 2216 (МБ)
Пейпала своего пока нет. Заведу, как переедем.

Это НЕ краундфандинг в строгом его понимании. То есть цель известна, а сроки не заданы и калькуляция не проведена. Это просто помощь нам на переезд.
Да, я всю дорогу работаю и зарабатываю на себя и ребенка. Да, своего ребенка обеспечиваю сама - папа экономически и практически самоустранился в жесткой форме из нашей жизни и растворился в пространстве. Да, в обычной жизни хватает - но сейчас у нас слегка необычная ситуация.
Люди дорогие, кто кидал тогда на пейпал. Спасибо вам огромное. Это - залог на жилье уже ТАМ. Съемное, конечно, а не апартаменты в личную собственность. Тойсть хотелось бы, но на это я буду не собирать, а заработаю.
Искренне ваша Т.
Т

ВОТ ТАК! В ЭТУ СРЕДУ!

Оригинал взят у vespro в post

офишо.jpg

28 октября с 18 до 22.00 Катя Бермант и Татьяна Краснова приглашают вас на выставку-продажу картин, вышивок, игрушек, и всего того, что вы делаете вместе с вашими гениальными детьми любого возраста. Мы надеемся продать вам и вашим друзьям кучу прекрасных работ, а на вырученные деньги купить памперсы в дома престарелых и сладкие подарки старикам.
Те, кто хочет поучаствовать! Приносите свои работы а Лавки Радости! Одна находится в Малом Сухаревском пер.7, другая - в ARTPLAY, и там и там ваши работы примут с бирочкой ДОЧКИМАТЕРИ.
Ждем вас! Зовите всех знакомых!!! ЭТО ПОЧТИ В КРЕМЛЕ!!!


___________________

Лично я вот за огромную честь почту тудой побежать с гитарой и чумаданами) А дщицы заранее вощу)
Т

Горим! Жутко не успеваем!

Оригинал взят у olenka_ilyina в Горим! Жутко не успеваем!
Уже в эту субботу, 20 декабря 2014 года, состоится Благотворительная Новогодняя Елка для детишек с ограниченными возможностями, которую организовывает наш фонд «Радость детства».
Осталось всего 5 дней до этого радостного события в жизни малышей, которых жизнь «наградила» тяжелыми недугами, такими как: слепота, ДЦП, отставание в развитии.
На протяжении всей подготовки к праздничному мероприятию мы прикладывали множество усилий, чтобы устроить все самым наилучшим образом. Чтобы детям и их родителям было комфортно, чтобы они насладились праздником, отдохнули и получили как можно больше позитивных эмоций.
Мы все очень надеемся, что так оно и будет!
Но, к сожалению, есть одна проблема…
На не хватает средств, чтобы выкупить новогодние подарки для детишек, которые придут на праздник.
Поэтому мы обращаемся ко всем людям с огромными сердцами, наполненными добротой.
Нам нужна ВАША помощь! Необходимо собрать еще 26 000 рублей.
Общими усилиями мы сможем это сделать за несколько оставшихся дней!
Ведь нас так много, кому небезразличны ребятишки, которые не могут видеть или ходить.
Новый год – это время, когда исполняются мечты!
Сейчас все мы взрослые и уже не так ждем праздников и подарков. Но, вспомните, когда-то мы тоже были детьми и ждали чуда, ждали Деда Мороза и подарков по елкой. И сейчас дети ждут того же!
Давайте исполним их мечты и подарим им радость детства!
Узнать подробную информацию о Благотворительной Новогодней Елке и помочь выкупить подарки для детишек можно на странице проекта «Новый 2015 год».
коллаж

Т

Гастон Ла Круа, октябрь 3, Гаити 63



Они говорили, они давно говорили,
Да только некому было слушать,
Еще меньше кому - понимать.
Я бы решил, что они смеялись,
Но им было страшно, страшно, как нам,
Они тоже боятся боли и умирать.

С утра объявили по радио,
Это слышали все, у кого оно было,
Но потом про это молчали,
И люди почти успокоились,
И решили, что беда прошла стороной.
Никто никогда не узнает,
Что главный доктор Гаити
Запретил продолжать трансляцию,
Потому что спасти все равно невозможно,
Так вот, чтобы не было паники,
Пусть лучше слушают веселую музыку,
Так решил главный врач Гаити, и я не знаю,
Сука он или герой.

За два дня до того Северина
Собралась и уехала к дочке.
Они ждали второго ребенка,
Северина взяла гостинцев с собой.
Я говорил: не надо! Я говорил: не езди!
Но она облизнула разбитые губы,
Посмотрела странным туманным взглядом,
Но ничего не сказала, махнув рукой.

Весь день было сумрачно, неспокойно,
Люди смотрели в сторону неба,
К нам иногда приходили выпить,
Говорили, что, кажется, обойдется,
Но уж точно, начнутся проливные дожди.
В шесть хозяин завел машину,
Чтобы съездить за колой и виски,
Я остался один на кассе,
Он уехал и твердо велел на прощанье: "Гастон, дождись".

В семь часов потемнело небо
И ударил огромный ветер,
Он грохотал, проносился мимо,
Листовое железо срывая, как с веток листву.
Пальма, что росла по соседству,
Переломилась у середины,
Обломок остался торчать на месте,
Дом скрипел, и стены дрожали,
И наше кафе качалось дырявой лодкою на плаву.

Океан отпрянул, опрокинулся, вздыбился,
Встали прозрачные черные горы,
И обрушились на побережье,
Смывая лачуги, дороги, посевы, в ничто превращая
Не то что людей, а самую память земель...
Изнутри задрожали горы,
Вздувались ручьи и реки,
И навстречу волнам рванулся
Серый поток из камней и грязи.
Хороня под собою селенья, с гор к океану сползали скалы и сель.

Я ничего не видел, и не слышал ничего, кроме ветра,
Он несся на бритвенных крыльях,
Он сжигал ледяным огнем.
Я сидел, забившись под стойку,
На полу валялись стаканы, стулья, тарелки, бутылки,
Я взял одну и глотнул от страха -
Это был тошнотворный, сладкий, дешевейший ром.

Я не хотел его, видит бог, но пил через не хочу.
Я почти ослеп и совсем оглох,
Но в грохоте ветра услышал вопли,
И вскоре понял, что это не я кричу.

Господи, как же они верещали,
Изнутри меня - и громче, чем ветер,
Ураган сорвал их и скомкал,
Ураган был страшнее, страшнее их всех,
Даже страшнее радужно-белой змеи.
А кругом взвивались до неба
Опрокинутые помойки,
Кирпичи, коляски, куски цемента,
Камни, песок, погибшие души,
Искалеченные, орущие лоа
Колотились о стены, об утлые стены мои...

Когда наступило затишье, я открыл вторую бутылку.
А потом обрушилось снова -
И они верещали еще сильнее, о да!
А потом пришла Северина, в платье, вылепленном из глины,
И у ней на руках почивал ребенок,
Его личика было в грязи не видно,
Но она улыбалась, и такой счастливой
Я не видел её еще никогда, никогда.

Она прижалась к ребенку
Глиняной серой щекой.
Я допил свой ром и встал из-под стойки,
решив, что пришли за мной.

А она сияла, закрыв глаза, и покачивалась слегка,
И баюкала внука - это была колыбельная песенка.

Кафе качалось, как колыбель,
смертный вой превратился в далекий гул.

Я устал, я лег на пол среди осколков
и колени к груди подтянул...

Северина накрыла меня одеялом,
И я навсегда уснул.

пиздець не дремлеть!

Баллада о Генрихе Железном Лягушонке

Когда Генрих родился на божий свет,
Он был такой же, как вся детвора.
Он учился ходить, говорить и любить –
И научился всему на ура.
Его мама лелеяла, папа берег,
Его рядили в парчу и шелка,
И он решил, что мир – нормальная штука,
И, конечно, свалял дурака.

И вот Генрих такой идет в детский сад,
Типа маленький полубог.
И в этом детском саду нет ничего такого,
Чего бы он сделать не смог,
И в школу пошел – не абы какую,
А как надо, по всем делам.
И в этой школе учился всегда на «отлично»,
Чего желаю и вам.

И вот в этой самой английской школе
Судьба и настигла его.
Он впервые влюбился – ну ладно, бывает, -
Но влюбился совсем не в того.
Он попытался хоть что-нибудь сделать с собой
И внутренне похолодел,
Потому что узнал про себя такое,
Чего узнавать не хотел.

После суток кошмара, слегка зеленый
Он пошел говорить с родней.
Мама, выслушав первые два-три слова,
Закрыла лицо рукой
И сказала, что быть того просто не может,
И не придумывай, чего нет!..
Но не бойся, сынок, психиатр поможет,
Он наш родственник и сосед.

Психиатр серьезно взялся за дело –
И за каких-то восемь недель
Генрих стал полноценной жалкой лягушкой
И пару раз мочился в постель,
Но вспомнив, что в детстве его учили
Улыбаться тем, кто в пруду,
Он пришел не к тому и сказал не то…
И был, конечно, отправлен по адресу, но
Его одноклассник хотел как лучше,
А Генрих решил: «Не пойду!»

Если много людей на одной территории,
Им всегда не хватает земли.
Одноклассник не то чтоб оказался свиньей,
Но шепоточки пошли.
В элитных школах не чистят рыла –
Есть возможности похитрей,
И через пару дней вся округа знала,
Как выглядит Генрих Гей.

Директриса намекала, что не хочет скандала
И предлагала поискать компромисс.
Компромисс означал – забирай документы
И куда пожелаешь катись.
Мать порыдала, отец покричал,
Скандал удалось замять,
Но Генрих уже до того охренел,
Что ему было просто плевать.

Он хотел было кинуться из окна,
Но оказался не совсем идиот.
Вокруг него довольно быстро выросла стена –
И он решил – да любись они в рот,
В его зеленой голове быстро слипся комок
Из фашистов, педагогов, врачей,
Он взял свое лягушачье сердце –
И забил его в пять обручей.

О, будь это сказкой – пришла бы принцесса
Отогрела, пожалела, спасла,
Но сказка от жизни отличается тем,
Что принцесса не подошла.
Мама долго надеялась на хэппи-энд
Ну, известно – на то и мать.
А у папы случился обширный инфаркт,
Папу тоже можно понять.

А Генрих Лягушка живет в пруду
Среди тины и сточных вод.
Он получил диплом – стал детским врачом,
Но, пожалуй, многовато пьет.
На работе он держится в стороне
От дней рождений, знакомств и речей.
Впрочем, плавать он не умеет тоже –
Мешают пять обручей.
пиздець не дремлеть!

Вальс-жильдерец

Стоит на холме дворец,
Ну не дворец, а все-таки замок.
Он возвышается, грозный и крепкий,
Там любят роскошь, веру и спорт.
Хозяин его суров,
Он старый солдат, знаменитый маршал,
Крестьяне срывают шапки, едва
Завидят его золотой эскорт.

Эй, уходите скорей,
уходите скорей,
убирайся прочь, мужичье!

Хозяин вкусил войны,
Хозяин видел много такого,
Чего не расскажешь при дамах, о чем
Ни один трувор не споет никогда.
Хозяин сражался бок о бок
С Белою Лилией Орлеана,
Но с тех пор как Жанна рассыпалась пеплом,
Посинела хозяйская борода.

То в одной, то в другой, говорят, деревушке
Бесследно пропал малец.
И матери прячут детей, чтоб случайно
Не заметил их
господин этих мест, Жиль де Рец.


Король ничему не поверит,
Епископ глядит на него сквозь пальцы.
Судья не возьмется его судить,
И топор палач не острил.
Хозяин любит гулять по лесам
И травить кабана да зайца.
А на дальних погостах полным-полно
Безымянных детских могил.

Которых не видят, по тем и не плачут,
Эй!


Много на свете худых вещей,
Которые сводят с ума.
Голод, пожар, война, недород,
Лихоманка, холера, зима.
Но самый ужасный и полный пиздец
Жить там, где царствует Жиль де Рец,
И на принадлежащей ему земле
Веками строить дома.

Пока ты глуп, беспечен и мал,
Берегись, чтобы он тебя не поймал,
Беги от него, как бегут от чумы,
И помни, что он быстрей!
А вырастешь – ждет тебя доля злей:
Молить, чтоб не тронул твоих детей.
И крестьянки просят об этом Жанну,
Но маршал тоже молится ей.

Сатанинский круг не порвать, не прервать.
На проклятой земле только жертву рожать –
И не спрячет мать, не спасет отец,
Коль хозяин их Жиль де Рец.
И ноябрьский ветер трясет сады.
Избавь нас, Боже, от зла и беды.
А над нашей деревней древний дворец.
А в нем живет Жиль де Рец.

Зима все ближе, ее не избыть.
Господи, хоть бы детей укрыть,
или дай дотерпеть, дожить до конца
в стране победившего жильдерца.
Т

Жозеф Грино, октябрь, Гаити 63.

Old Timer image

Черная мама запечатала бутылку.
Зеленую бутылку красною печатью.
Черная мама отряхнула передник.
Белый передник от черных перьев.
Сколько их гуляет по Порт-о-Пренсу,
А влажные недра извергают семя,
Вздувает животы, соски набухают.
Грохочут барабаны, грохочут барабаны.

Мулатку окружают веселые парни.
Ты куда спешишь, красивая с сумкой?
А спорим, что ты уже давно не целка?
А спорим, твоя юбка сейчас порвется?
Грохочут барабаны, грохочут барабаны.

Веселые парни уже не шутят.
Мулатка берет бутылку за горло,
С размаху разбивает ее об угол,
В стороны летят зеленые осколки.
Грохочут барабаны. Грохочут барабаны.

Черная мама вытирает руки,
Черные руки от муки и от крови,
Черная мама села на пороге,
Смотрит на дождь, раскуривая трубку.

Где-то вдалеке прозвенели куранты.
Четыре пополудни - ни часом раньше.
Через полчаса выключают телевизор.
Детка, твоя мама про тебя забыла.
Видимо, сынок, ты не нужен твоей маме.

Грохочут барабаны, грохочут барабаны.
Бритва рассекает черную сумку.
Сыплются пакеты на перекресток.
Не хочешь по-хорошему, будет как обычно.
Что, малышка, думала одна такая?

Черная мама растирает в ступке
Кашицу из воска, муки и крови,
Волосы, ногти, горстка маиса...
Новая бутылка встала на полку.

Старый Жозеф, алкаш и калека,
Роется в помойке в поисках поживы.
Ржавые банки... порванная сумка...
Дохлые крысы... коробка от сока...
Детский сандалик... мокрая картонка...
И среди гниющих кухонных отбросов
Обертка от мыла с хохочущей красоткой...

UnCertainAge 24X30Sold[1]image
хамелеонищще

Жизнина c картинками

На фоне всякого - шеренги концертов, переноса сна в лучший из миров, при этом острейшей нехватки денежных знаков (до состояния изнеможения), личных геморроев - впала в состояние, промежуточное между личинкой зомби и куколкой трупа. Работа пошла мне навстречу, хотя и неосознанно, - и 1 сентября нам внезапно отжалели на выходной день, благо коллектив по большей части детный и школьновозрастной. Мой друг, сосед и ангел-хранитель, покинув кошку, исчез в золотой пыли пространства, отправившись навестить родные пенаты, дитя Матвей ушло кОтцу на выходные, а я слиплась в комок пыли и тлена в уголке арендуемой жылплощади (в дальнейшем АЖы). А чо, норм! Collapse )