Тикки А. Шельен (tikkey) wrote,
Тикки А. Шельен
tikkey

Categories:

Варна. Дела укулельные...

Аше Гарридо, бродячий философ, людей вообще не бережет. Когда-то давно его укусил полночный укулеле - и теперь он их собирает буквально отовсюду, и у него, как у моряка, в каждом порту по ̶н̶е̶в̶е̶с̶т̶е̶ инструменту. Он к ним приезжает, у них любовь, а потом уезжает к другому тенору. Так вот, сходи, говорит, посмотри, что у вас в укулельных лавках творится? Интересуюсь, говорит, знать. А там, говорит, может, что и срастется...
И я, как добрый католик, хорошо, говорю, схожу. Прихожу в музыкальный магазин, ну там, ясное дело, все гитарами увешано, клавишами уставлено, и висит пара укулелечек. Вообще игрушечные, прямо кукольные. Тенорков, правда нет, все сопраночки, ну ладно. Можно, спрашиваю, помацать? Продавец пожимает плечами, говорит, ну нет, ты возьми, конечно... И глаза у него такие усталые, как у отшельника в рыцарском романе, типа видел я это все сто раз, суету сует и всяческую суету... А укулелечка такая синяя, фендерочек, я ее снимаю с крюка, по струночкам провожу - и чувствую, что-то не то. Она прям ластится, поёт... а сама так нежно, ласково, лепеча под руками... кусает, сука! Вот прям кусает и сразу же лижет, чтоб незаметно было. Я все же уже опытный пользователь в этих вопросах. Нет, думаю, шалишь - а в сердце уже холод привычный, и в общем, вся симптоматика, как по-писаному. Благодарю продавца, вешаю эту тварь обратно на крюк, укулелечка вспыхивает сапфировым - ну...ссссорвалось... и висит смирнехонько, не трепыхнется. Ждет. И я на негнущихся ногах, но с прямой спиной с трудом выхожу из этой лавки и думаю: Аше, ну как же так, мать твою! Ну как ты мог! И дальше три дня выгоняю из себя эту сладкую отраву, которую в меня эта синяя тварь напустила. И ладно - попалась я, прихваты эти наперечет знаю, помню, когда надо руки отдергивать (спойлер: руки надо вообще за спиной держать, не трогать, блин, не трогать их вообще!) но, блин, это же мало что больно, это ж вообще-то отрава конкретная! А если бы на моем месте оказался, боже упаси, ребенок? И эта синяя ядовитая штука его бы сожрала, прямо не поморщившись? И будешь потом по странам мыкаться, от укулеле до укулеле, и ни покоя тебе, ни счастья, весь дом будет в этом еретическом кубле... Между прочим, это какая-то феерически сильная отрава. Потому что привычные нормальные антидоты не помогают - я по ней до сих пор сохну, по этой мелкой блямкалке. Кто бы мог подумать - такая кроха - и такая змеища!

Ну так сегодня с утра звонок - привезли из службы доставки Ашин новый тенор. Теперь его тут ждать будет, до приезда. Скромненько так стоит, как невинный агнец, кроткий. "Возьми, говорит, меня на ручки, я сирота..." Ага, знаю я, какой ты сирота... И что со мной будет, если я тебя возьму, тоже знаю... Вот Аше твой приедет - его жрать будешь, а я поостерегусь - и домашним закажу тебя трогать, крестничек дорогой, Родригес Ортега!

Зато кошкам радость. Маруссия сразу прыгнула в картонный треугольный саркофаг и ну там шуршать и устраиваться. И Марта, деликатно потрогав лапкой, тоже на него укотовилась... Но я чувствую, добра от этого всего не будет... И как там, в лавке, моя синяя Сапфира... девочка сладкая... одна... грустит по мне...
Tags: бардак в антиохии, жизнина, охти мне..., хроники заповедника Толерантности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments