Тикки А. Шельен (tikkey) wrote,
Тикки А. Шельен
tikkey

Categories:

двери

Валяюсь и вспоминаю все дома, где когда-то было по-разному. Про один дом, в котором среди призраков и смятых сигарет, докуренных до половины, жил ускользающий персонаж Достоевского, пропущенный через фильтр Михаила Кузмина (на самом деле - К. Ротикова). Про другой - который был похож на тёмный до диез, я там нечасто бывала. Про третий - помесь концлагеря и детской, мы там с друганом обои клеили. Про московский дом, похожий на электропрохладительную кислотную Нарнию - там живут мои друзья-нарнийцы. Про дом, который скрывается за розеткой лютни, полный музыкальных инструментов и усталости. Про дом, заросший изнутри невидимым виноградом. Про дом одного молодого чернокнижника, весь из книг, целебных растений, с тихим черным котом, отделенный от всего прочего мира тройной дверью с заклятиями... Из нашего, прежнего, дома помню витражный абажур с плодами. Продали его знакомой белке, когда убегали. Ради развлечения - после ломового рабочего дня - вспоминаю запахи каждого этого дома и еще полутора десятков других. Так и погуляли по разным мирам... У меня перед компом - всегда танец невылупившихся птенцов - тощее деревянное яйцо в подставке с проволочными птичьими лапами. А с другой стороны - Дешёвый Пьеро Вертинского. Спать надо, вот что!

Если очень крепко дунуть,
Можно ни о чем не думать.
Tags: бардак в антиохии, было-дело, о странностях любви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments