Тикки А. Шельен (tikkey) wrote,
Тикки А. Шельен
tikkey

Categories:

Жизнь опять ключом

А то Садко что-то соскучился... на берегу Ильмень-озера без приключениев.

В субботу с раннего утра надо было вскакивать и лететь в Пермь, на "Медведькон". Чертов аэроэкспресс ушел за 13 минут до моего появления на санции метро "Киевская", а следующий - примерно через час. В общем-то Пермь оказалась под вопросом. Но рядом с метро стоял пожилой мужик-шофер, я спрашиваю - сколько, он называет сумму, я понимаю, что билет на самолет стоит дешевле и  прошу только побыстрей. Он приводит меня к серой немытой зайке на колесах, не то "волга", не то "жигуль"... "Садитэсь!" - говорит. Дальше был выход Карла-Призрака Шоссейных Дорог. Меньше 120 мы не шли, а так все больше 140... Мы обогнали аэроэкспресс. Мужик сетовал, что зима достала, а делать-то нечего, на погоду не настучишь. Шел он без всяких жпс-навигаторов и прочего - шпарил четко на память, машина под ним пела. В конце концов он вытряхнул меня во "Внуково", пожелал удачной дороги - и здрасьте-алё-самолет. А на дороге в Пермь из Б. Савина, где аэропорт, стоит огромный плакат: "С чего начинается жизнь современного человека? С химии!"... Не поспоришь, чо...

Маленький конвент - это всегда большой междусобойчик, дело обычное. Довольно быстро входишь в курс, кто здесь первая красавица, кто альфа-танцор, где какие страсти бушуют. Все отягчалось только тем, что за окошком было - 15, а потом упало до - 25 и есть хотелось не то слово как (завтрак с утра не вписался в расписание, а в самолете дали два элегантных кусочика колбаски и крохотную булочку с глотком чая). А столовка через лесочек, а там беленький снежочек... И холодно как-то совсем недеццки. Так что подумавши немного, я просто легла и выключилась практически до самого ужина/концерта. Народ в Перми отличный. Детей много, а еще больше молодых родителей, так что разговоры шли в основном о главном. Ласточка, которая, собственно, и позвала/привезла меня в Пермь, - это такой неостывающий генератор движения и действий, как ни глянешь -  она консультирует по телефону кого-то о ситуации с детьми-сиротами, организовывает какие-то интервью, бежит за тапками, клеит специальные наклеечки, готовится к грядущему балу и личтает сценарий... Не один человек, а сразу десять. Красавиц и красавцев было много. А еще сердце мое внезапно и прочно устремилось к собрату-розенталеру Рони Пермской, у нас и до того было много общего - Матюхи, к примеру, а тут и вовсе оказалось, что "злой раджа разлучил нас во младенчестве", как говорил еще один наш общий разлученный сиблинг xura.
Концерт... ну что концерт... Микрофона нет, зал холодный, подключку отменили - нормально так поиграли. А вечером, вместо чтоб петь песни с младыми менестрелями, я довышила лаванду на варежках и с радостью отключилась.

Наутро Ласточка вызвала мне машину до Перми, чтобы успеть на мессу, а то бы никак. А у нас-то Пальмовое воскресенье! Машину вел угрюмый раскольник-старовер. Двадцать первый век. Пермь. Мужик ведет машину и готов плеваться от злости, как вспомнит "Никона, придурка этого". Кержаки - народ суровый. Часть живет в самой Перми, сколько-то народу предпочитает селиться отдельно, от греха подальше. Поселок их где-то вдали, дети ходят в школу за несколько километров, парни - до одиннадцатого класса, девушки - до седьмого - и хватит им. Девушке надо род продолжать, а не глупостями заниматься. Деньги пускай мужик в дом носит, его это дело. Род и родовое - это свято. "Кержак родился - все заплакали", - усмехается водитель. Люди кержаков не очень понимают: приехала родня в гости (не кержацкая), выпили чаю из его кружки - так он кружку эту выбросил, а они обиделись. "Евреи практичнее - там посуду откошерить можно", - говорю. Кержаки уже привыкли, что их власти не любят, всю дорогу их гнали, да и сейчас не слишком жалуют. Ну да они привыкли. Все это время машина неспешно едет по снежной заледенелой Перми, кержак везет католика на мессу. Постепенно разговор перешел на историю и политику. Мужик и вправду... суров... Враги кругом, врагами мы окружены, и всегда так было. И никому верить нельзя. Горбачев союз развалил... А надо было на Прибалтику ядерную бомбу кинуть - и весь разговор. Воры везде одни. Вот и Петр тоже правильно поступал, с нами же тоже иначе нельзя, кроме как ежовые рукавицы... Ну про Петра я могу и поспорить, насчет неоправданных трат на воздух (как развращающий фактор для чиновников) и подушных податей, а также о том, что ежовые рукавицы только на чистых руках приемлемы хоть как-то, а на грязных - не учат ничему хорошему. Мужик хмуро соглашается, но линию гнет неукоснительно. Вот прочитал он такую книгу по истории... Недавно ее откопали, эту книгу, и теперь даже издать ее нельзя, потому что иначе все придется пересматривать и переписывать (про такие голубиные книги я регулярно слышу в дороге, некоторые по истории, некоторые по экологии или по географии. Но по истории чаще). В этой книге про все правда написана. (Тут мы проезжаем мечеть) Вот про этих, например. Монголы... вот при монголах порядок был. Они эту нацию (кивок на мечеть).. ингушей всяких к арбе ставили, мужской пол. И кто выше арбы - тем головы срубали, весь разговор. Они так и говорили, что эту нацию надо всю уничтожить! Татаро-монгольское, говорят, иго, так татар там не было, это монгольское было государство... Правильно они поступали, монголы... "Да, говорю, только политика, история... но мы же христиане... все же не по Божьему-то закону... чтоб бомба, чтоб всем головы рубить..." Кержак на эту тему с бабой-дурой говорить не стал, да мы уже и приехали. Кстати, старовер-то он старовер, но пачка "Кента" у него початая в бардачке лежала. Впрочем, я предпочитаю лишних вопросов не задавать.

А в храме было людно, и падре Дима в красном, и верба. А после мессы меня взяли в оборот и увели в приходской дом чай пить, и сразу же веселая почти семейная жизнь, у юной Регины, любящей сов, сладкое и гитару, день рождения, и прекрасная ясноглазая Ксюша (с которой будто знакомы сто лет) взялась меня опекать... А потом мы с ней побежали за тортиками, а потом сели песни петь, Регина принесла свою сову, которую надеваешь на руку, а потом с детской мессы пришел падре Дима, построил всех в три ряда, взял Регинину сову, и хор под руководством Совы грянул "Многая лета" на латыни, на русском и на английском. Веселый нигериец Винцент, как я понимаю, священник (или диакон) министрант, хохотал, снимал все на мобилу, время пролетело совсем незаметно. И вот так странно бывает... насколько же просто - ты приезжаешь в совершенно незнакомый тебе город, а там приходишь на мессу - и оказывается, что пришел к своим католикам - и сам ты свой, такой же, как они,  залетный доминиканский терциарий, тебя ветром принесло, ветром и унесет, уходишь - а в Перми остается твой дом и твои друзья. Наверное, это и значит - быть на своем месте.

В Москве был буран, нас не принимали, за три с половиной часа в пермском аэропорту все во мне чуть не скисло. Так что день кончился как-то весь и сразу. Только очень странно было, когда самолет летит, снижается в самое облако, а под крылом периодически что-то мелко искрится ярко-красным. До меня не сразу дошло, что это отблески на снежинках. Снежный буран и вправду нас потрепал, но ничего, сели... и даже доехали...

А с ДО пока (ТТТ) все в порядке. Я туда в среду иду. Пока же говорят так: отеки усиленно сгоняют. Вообще врачи ставят Доху на ноги и укрепляют, чтобы с понедельника начать жесткий курс. В Перми за него молятся, народ в курсе, Ксюша рассказала все новости, которые я пропустила, а я ей, соответственно, все, чего не знала она. А на "Медведьконе" стояла белая коробка для сбора средств в помощь Саше Мендель. Нам ее так и выдали. Теперь поставлю ее в "ГД". Завтра, все завтра напишу - и про ярмарку, и про арфовую школу, которые проводят мастер-класс 14 апреля. А в воскресенье, 31 марта, совершенно неожиданно еду на один день в Питер, играю там концерт в "Краю света", в 20.00 начало. И сразу домой! Так что, Питер, имей в виду)))
Tags: жизнина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →