Тикки А. Шельен (tikkey) wrote,
Тикки А. Шельен
tikkey

Categories:

историческое горевание

У меня реальное горе. Я НЕ МОГУ читать книжку по истории княжеской Руси (возвышение Владимирского княжества, если быть конкретным). Такой благообразный четырехтомничек, компиляция из Карамзина, Соловьева, Ключевского и т. д. - охватывает пространство с убиения Андрея Боголюбского и по самые Романовы, хотя интересен-то был только том по Смутному времени, а покупать пришлось всем комплектом (на том же волшебном ларьке). Ну дакося, думаю, почитаю, восполню так сказать пробелы и лакуны. Хрен-та! После какого-то момента стало ясно, что не могу. Банально не могу. Это как смотреть в банку с боевыми крысюками, где происходит хаотичное броуновское движение сплошного предательства, агрессии, вероломства и прочей братоубийственной фигни. Казалось бы, что неизвестно? Но я фатально не могу запомнить, кто кому в очередной раз Святослав, Рюрик или Владимир, кто кого посадил/сшиб/выпер/ослепил/прозрел... Они же, сцуко, все время меняются. Постоянство лишь в одном: его вышибли из княжества, он уходит в Овруч или к родственнику. А потом пара-тройка лет пройдет - и все снова заверте... Может, если бы натренироваться в многолетнем просмотре какой-нибудь "Санта-Барбары", было бы легче ориентироваться, какой Мстислав которому Всеволоду приходится племянником, но нет у меня такой памяти на лица. Тем более, что все они, ежели судить по Карамзину, сходятся только в одном - всем очень хочется на чужой престол.
 
Добила меня картинка, очень добротная и академически развернутая. Князя убили неверные бояре, сперев предварительно князев добрый меч, притом все келейно, дома, ночью, спал человек - и вдруг на тебе. Лежит бедный труп, весь голый, но в приличной наглядной позе. Над ним стоит его убивец-казначей, а подле трупа рыдает верный слуга Козьма и просит ковер, чтоб тело князево покрыть, стыдит убивцу последними словами - страсти шекспировского накала и масштаба. И все это происходит на огороде. Подсолнушки качаются, ботва какая-то пышно торчит, грядки, в общем. Ковер-то ему дали, не вопрос...

Но моя голова выносит следующий вердикт: история княжеской Руси, увы, для меня не выходит за пределы емкого и точного образа антиобщественной жизни. "Пил, курил, разорял общественные огороды". И как мне теперь ребенку к ЕГЭ готовить?.. Притом Карамзин-то человек добрый и совестливый, Эйдельман про него с такой любовью пишет...

Нет, долой древнюю историю! Лучше буду читать Романа нашего Шмаракова, "Овидий в изгнании". Там такой хороший и привычный, родной и любимый реализм. Не то что вся эта тупая мясорубка...
Subscribe

  • Картинки с выставки

    Модест Петрович Мусоргский На выставку пошел. И все бы было правильно, и все бы хорошо, Но то-то и оно-то, что пошел он не один, А увязался с ним его…

  • Прокомпозиторов № 5

    В Петербурге прошел мелкий дождичек В Летнем саде свистят соловьи. А по Невскому мелкой походочкой Шел домой композитор Кюи. Он не думал про кварты,…

  • м-царт

    Темною ночью все уж уснули, В доме холодном лампадка горит. Маленький мальчик в бедной одежде Папе, рыдая, в слезах говорит. - Милый папаша, мне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 97 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Картинки с выставки

    Модест Петрович Мусоргский На выставку пошел. И все бы было правильно, и все бы хорошо, Но то-то и оно-то, что пошел он не один, А увязался с ним его…

  • Прокомпозиторов № 5

    В Петербурге прошел мелкий дождичек В Летнем саде свистят соловьи. А по Невскому мелкой походочкой Шел домой композитор Кюи. Он не думал про кварты,…

  • м-царт

    Темною ночью все уж уснули, В доме холодном лампадка горит. Маленький мальчик в бедной одежде Папе, рыдая, в слезах говорит. - Милый папаша, мне…