Тикки А. Шельен (tikkey) wrote,
Тикки А. Шельен
tikkey

большие выходные. Хроника пикирующегося бомбардира Овчика.

Все мои планы поспать до сытости накрылись тазом. Жалко, конечно, но что поделать. Зато выходные ознаменовались подтверждением гордого имени Человек - мы помыли в доме все окна. То есть одно я, в кухне, рано утром, а потом все остальные, кроме детской, - Алан. А еще в комнату впервые влетел осопырь. Здоровый, как вымя, висел у стекла, колотился туда и истошно гудел крыльями. Хорошо, что на момент прилета осопыря в доме все, кроме меня, спали, потому что у нас тут две осозависимых особи и один просто особоособоящийся Матвей, а так мы с животным быстро поладили, и оно улетело в чистую даль, есть людей.

Выбор в воскресенье стоял между деятельной любовью к ближним и потаканию своим разросшимся религиозным потребностям. Вздохнув, пришлось придушить в себе маньяка, не пойти на мессу и напечь утренних блинов. На запах блинов наползло зомбей из всех комнат, зомби шумно всасывали блины со сгущенкой, а дальше мы с Матюхой двинули в сторону детской мессы, у него скоро первое причастие, надо сдавать экзамены в воскресной школе, так что мы, наверное, довольно страннно смотрелись в метро и в автобусе, рассуждая о о семи таинствах, новой серии бакуганов в макдаке и разнице между благодатью действующей и благодатью освящающей. День все равно получился днем святого невменько, потому что на вечернюю мессу мы все-таки остались - это ж надо было так увлечься хором, что просамолетить причастие! Так что возвращались уже все вместе, и тут на нас нахлынули потоки холодного воздуха и начало грозы. Вечером за ужином говорили о Фете (естественно, все началось с "люблю грозу в начале мая" и кончилось чудесным описанием ночи у Чехова - где луна, в воздухе пахло и так вокруг красиво, словно за каждым кустом стоит господин Фет и во всеуслышаньи читает свои пленительные стихи). Алан заметил, что лекция про Фета в адрес Матюха явно как-то не по возрасту. На что Матюх, кротко запихивая в себя макароны, сказал, что он все отлично понимает. Просто Фету не повезло в жизни, а он в этом был не виноват. Ночью совсем похолодало, и все вымерли.  
В понедельник весь день ушел на то, чтоб компьютерроризировать Колонию. Стас собрал отличный и быстрый комп, мечту просто, а не комп. Матюх прорывался к телефону и рыдал, чтобы ему туда НЕПРЕМЕННО установили Варкрафт со всеми его созданными и прокачанными паладинами и охотниками. А я натура простая, лишь бы музыка была, да фильмы крутили, да текстовой редактор... Нюхе, ясно-красно, нужен фотошоп, фотографии свои обрабатывать так, чтоб краса ее девичья не умалялась, а все прибывала. Короче, стараниями Наташки все это (и еще мешок обуви, мешок штанов, сундучок рукоделия и полузасохшую, но неукротимую мою хойю мы увезли с Одесской и привезли в Колонию. По сумрачной Москве, с перспективой закрытой Ленинградки, со смертельно усталой Наташкой, неутомимым рулителем, с Валишиным в качестве штурмана и Голоса Судьбы... Царская была поездка. А еще поверх меня на заднем сиденьи лежали три десятка яиц и Матюхин самокат - набор "почувствуй себя шумахером". На всех лежачих полицейских у меня яйца об самокат колотились. Ни одно не разбилось, кстати. Кто есть с машиной! Помогите сделать финальный штрих и перевезти остатние 4 сундука! Благодарность моя будет нестерпимой! После установки компа и дачи всех необходимых инструкций богоравные Делатель Умных Машин и Сумеречный Водитель отъехали, а мы с компом остались. До и Матюх его обсели сразу, плотно и со всех сторон. До мигом создал себе учетную запись, присвоил себе администраторские права и стал Главным Компоситтером. Поставил

Во вторник Матюх разразился страшенной истерикой, чего, конечно, стоило ожидать. Он просамолетил свой "Паладин", отказался идти выкупать карточку на метро, взамен утраченной, лежал на своей кровати, бил ее руками и ногами и орал, что это я во всем виновата, что жизнь его не удалась и вообще все плохо, чем вызвал оторопь и офигение у всех присутствующих. Черемуховое отморожение мозга. Солнце, говорите, активное? Ну-ну...  До остался присмотреть за мелким и телефонировать о всяких изменениях, а мы с Аланом поскакали по делам. Дела были - переезд у двух друзей и родичей одновременно, надо было помочь паковаться и все прочее. В ходе паковки, успешного и бесперебойного кормления помойки старыми сапогами, куртками, обрывками линолеума и прочим образующимся при переезде мы обзавелись чемоданом бывшего Аланова средневекового платья (раритет из глубин антресолей), отличной швейной машиной, цигейковой шубой и каподастром. Каподастр оказался забыт(( И вот с огромной, обрывающей руки швейной машинкой "Веритас", чтоб смешнее было, два доминиканца идут по Москве в потоках ледяного ветра, и Динка выбегает из дома к остановке с тележкой, и более всего мы с этим летним набором для прогулок по городу - швейная машинка-шуба-зонтик-мешок оккупанта - напоминаем беженцев из местечка. Весь вечер ушел у меня на мытье и вычищение Их Ворсейшества, ковра, который выкинули на произвол судьбы переезжающие соседи, а тут произволом судьбы мимо понесло меня. Меня пленил его викторианский узор - букеты и розы, темно-зеленый колер точь в точь мундир Преображенского полка, нежно-кремовые ветви вокруг центрального плафона, а еще абсолютная целостность его шерстяного покрова, включая обвязку. Алан впал в кататонию при мысли, что Ворсейшество теперь член семьи... но зря я что ли его два часа на холодном ветру, горячей водой, обильной пеною... Теперь он гордо ждет окончательной очистки, уже пылесосом, соседи были аккуратные, не блохастые, кошковладетельные и карахтеру тихого, от таких и Ворсейшество взять в дом не зазорно. Хотя кажется, что полкошки они оставили на ковре.

А еще Алан нарвал крапивы в дальних полях. И мы наварили умопомрачительные зеленые шти. Весна-весна пришла! Завидуй нам, всяк зеленых штей не снедающий, зане крапиву сорвать и измельчить ленящийся! А я сегодня дочищу Ворсейшество и сделаю чугунок ежиков.

А еще у меня из завалов возникла книга, крайне своевременная в свете всяких мгновенных обострений (реальне, горжусь, что она была мною откуда-то отрыта и выкуплена). Владимир Федорович Чиж, психиатр, клиницист и публицист, периодически со всей любовью и почтительностью занимался рассматриваним классиков русской литературы со своей специфической точки зрения. Я с детства вообще испытываю глубочайший трепет и благоговение перед докторами, а с недавнего времени особенно восхищаюсь отдельными психиатрами. И вот литературно-биографические исследования русского доктора 1855 года рождения, безукоризненно деликатного, сведущего и судя по всему милейшего человека - это, товарищи, счастье просто невыносимое. Он исцеляет мой больной мозг. Рассмотрению подлежат Гоголь как пациент, Тургенев как психопатолог, Достоевский как психопатолог и криминалист и Ницше как моралист. И А.С Пушкин как идеал душевного здоровья. Аминь!



А 4 мая мы с Канцлером Ги объявляем Великую Прю и Птичках и Тапочках. С новыми песнями, шутками, прибаутками, со всем прочим стаффом, потому что нас так прет устраивать Прю с Ги, что мы готовы делать это снова и снова (третий раз уже, чо).  Все будет происходить в "Шоколадной Фабрике", той что стенка в стенку с благословенным "Гиперионом".  И там еще качели напротив сцены. И весна, май, цветение всего, в том числе нас.  Начало в 20.00. Вход - 200 флоринов. Окончание... рано не сможем, точно. Как зацепимся языками - так и не опомнимся. но это недалеко от метро, дорогие!
Tags: жизнина, хроники Вольной Колонии Доминиканцев
Subscribe

  • Рабочее

    С кем говорю я ночами? С мертвых живыми речами. Днем же цежу сквозь усы волны дурного планктона, умным китом подвизавшись. Трусь плавником у бетона,…

  • Ad Dixum Vindarrum

    Не каждому так повезет, как мне, не с каждым такое случится. Мой брат умеет летать - не во сне И не обернувшись птицей, Он знает все о бетонной тропе…

  • Ad Carolum

    Между шиповником - белым и сладким, С золотой серединкой, пыльцой припыленной, Между шиповником, кистью цветущим, На ветке колючей и дымно-зеленой,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

  • Рабочее

    С кем говорю я ночами? С мертвых живыми речами. Днем же цежу сквозь усы волны дурного планктона, умным китом подвизавшись. Трусь плавником у бетона,…

  • Ad Dixum Vindarrum

    Не каждому так повезет, как мне, не с каждым такое случится. Мой брат умеет летать - не во сне И не обернувшись птицей, Он знает все о бетонной тропе…

  • Ad Carolum

    Между шиповником - белым и сладким, С золотой серединкой, пыльцой припыленной, Между шиповником, кистью цветущим, На ветке колючей и дымно-зеленой,…