Тикки А. Шельен (tikkey) wrote,
Тикки А. Шельен
tikkey

Чугунок! Мы вернулись домой

Спасибо всем, кто его делает!
Спасибо всем, кто там был!
Я даже не знаю - всякий раз уезжая оттуда, я просто рыдать хочу, что все кончилось, - не сам конвент, а жизнь с этими людьми. Рокси, Зирочка, Марьяна, Маузер, Кошка Софья, Охтар, Ленка, воронежцы мои чудесные!!! Все-все-все! Я вас обожаю просто! И, конечно, отдельная радость Чугунка - беспредельная возможность вдоволь пообщаться с Тэм. Это ж надо - раз в год два москаля встречаются под Харьковом)
===========================

На территории "Елочки" тусуется стая гопников. Гопники друг другу явно бро, - все помятые, коротколапые, меховые и развязные.  Один из гопоты, впрочем, разительно отличается - видно, что он этнический пекинес, но национальность не мешает ему все равно быть бро. Гопа лениво шарит носом в урнах, трусит по снежным аллейкам и немилосердно третирует Алину Немирову. Если та проходит по аллейке, на ее пути мигом вырастает мохнатая урла и начинает спокойно и методично клянчить колбаску. Ясное дело, что королевское сердце не выдерживает - и колбаска перекочевывает в меховых тварей. Истинно - они ее караулили в засаде, как партизаны Че Гевару! Говорят, есть в их компании и кошке, но кошке мы так и не встретили.
============================

У дверей ярмарки курит трубку Охтар, элегантный, как Эркюль Пуаро. На лотке у него тощая летучая кошка с ненавистью смотрит на хитрую латунную ящерицу. Противостояние тварей длится часами. Я забираю у Охтара свои ракушки - и теперь счастье мое совершенно и беспредельно. Охтар и Ленка - великие человеки! А я, как обычно, сижу и бессильно пытаюсь урезонить себя, приводя разумные примеры, что скупать оптом весь прилавок было и невозможно, и неразумно (то же самое с фенечками Ксы - истерически хочется их ВСЕ!!!). "При виде Охтара теряет волю, блеск латуни сводит ее с ума".
============================

В столовой, как обычно, количество еды, предлагаемой на выед, превосходит вместимость среднего человека на 30%. Мы с До чудесно делим режимное питание - как и полагается. Не то чтобы совсем тамплиеры, но двое на одной книжке талонов... А еще и пирожки!..
============================

Группа "Немного нервно" звучит феерично. Сопровождение нежнейшее, очень в тему - но у меня постоянно одна мысль: Катя - как шелковая нитка во всем обдуманном многоцветии своих музыкантов. Но эта нитка почему-то без узелка: пока она остается в узоре, ее видишь, ею наслаждаешься, именно всем ансамблем - Катя/клавишница/флейтист - а потом эта нить выскальзывает - и общее впечатление чего-то пролетевшего, прозвеневшего и совершенно неуловимого. О чем песня? Не скажу. Хоть слово оттуда? Не вспомню. А пока группа на сцене (эти трое - безусловно группа и семья, так и воспринимаются), можно любоваться на любовь между ними (и пофиг, как кто друг к другу реально относится, на сцене они складываются в одно целое). Потому что каждый уместен именно в силу общего погружения в процесс. И все же - отчего эта шелковая мимолетность?
=============================

Из буйной курчавой шевелюры Тэм торчат острые уши. "Тэм! Ты что в них, спишь??." - "Я в них и через границу поеду". Боже, храни пограничников! Вообще в нашей каморке жили два долбанутых музыканта класса "бард/клирик" (эльф и человек) и два рейнджера-оборотня класса "волк". Правда через некоторое время к нам стали валить без счета все кому не лень. Ахъ, Драго! Ваше грушевое варенье - это реально тру! Этнический состав чашек в нашем номере был такой: три СОВЕРШЕННО ОДИНАКОВЫЕ термокружки (две - Тэм и Халдора, одна моя), сиротка-потеряшка Драго и Тигры, кружка До, моя сомнительная мелкая и толпа глиняных красавцев и красав от воронежских гончаров.
=============================

Не спрашивай, куда идут гномики в Третьем расширителе. Они идут за ТОБОЙ! Расширитель забит народом под завязку. На полу в стихийном беспорядке рассыпаны 7 - 9 флейтистов, около 5 "минстрелов", Тигра с арфой, и все звенят и трепещут. Хельга читает свои сказки. Лично мне кажется, что это не совсем тема для расширителя (формат "таверна") - потому что сказки предусматривают исключительно пассивное внимание - не подыграешь, не подпоешь. Концертная штука. Импровизация, может, катила бы, типа все же элемент живого творчества прямщас, но так, по бумажке... как-то не очень. Впрочем, коль скоро народу нравилось... А кому не нравилось - те вполне утешались пивом и приватными разговорами в ожидании следующего перехода гитары. Расходимся около 6 утра. Чтоб я еще хоть раз... Гномики глядят на меня со стены и не верят - год назад все было точно так же.
==============================

Боже, как приятно не пить на конвенте! Как приятно петь, где не курят! Вечером в субботу улыбка Маузера уже слегка напоминает выстрел из табельного оружия. Рокси - сама невозмутимость. Зирочка - сама женственность. К концу конвента в оргах есть что-то, что предвещает жизнь вечную, какие-то они особенно прозрачные, как свечка в солевом подсвечнике. Все прочее уже выкипело.
==============================

Марьяна, московская сторожевая, щедро отсыпает жменечку семечек - "откат". Ото ж! Учитесь, дети, как надо в жизни устраиваться! Честное слово - даже не просила!!!
==============================

Утро последнего дня. В комнату впархивает прелестная Кошка Софья. Пора собирать чумаданы - и на закрытие. На закрытии играет Даин Морийский. Халдейка и Сергей, оба меховые, серые и плотные в свитерах, изумительно отплясывают танец троллей-покемонов. В зале сразу видно музыкантов. Я его знаю, он флейтист, и отличный флейтист. Он сидит с каким-то стеклянным выражением глаз (утро последнего дня), его ладони хлопают сами собой. С точностью электронного метронома. Такие же метрономы еще вон в том ряду, и чуть дальше. Прочая публика аплодирует кто как - хлопки гуляют по залу, как прибой.
===============================

Во дворе дома Рокси стоит крохотный снеговичок. Рядом с ним нет никаких следов. На белом снегу только одна цепочка - кошачьих. Кошки слепили снеговичка.
================================

Музыканты (Халдейка, Хельга, Даин и Сергей) отправились гулять по Харькову и столоваться в "Пузатой Хате", а мы остались бродить по городу, покупать еду в поезд и зайти в храм - все же воскресенье. В храме репетируют певчие, к вечерней мессе отрабатывают "Кирие", псалом и все прочее. Регент наверху, за органом. Перед алтарем сияет вертеп - с верблюдами, волхвами и Святым Семейством, горят огоньки на елках, ангелы держат чаши со святой водой. Я опускаю свою латунную ракушку в чашу одного из них. В следующий раз - уже дай Бог в Муассаке.
=================================

На кухне нашествие звукарей. Леся Толченова варит макароны, Рокси вспарывает банку килек огромным свинорезом. Шайда в комнате обрабатывает гостей. Мы выгоняем всех из кухни... и зачем же? Чтобы тут же быть загнанными туда властным жестом Рокси (не поспоришь), накормленными и возвращенными к жизни. А потом посидеть с гитарой (мало, блин, Чугунка!!!), схватить рюкзаки - и в поезд.
=================================

Следующий выезд - Уралкон! Йииии-хаааа!
=================================

А дома дети разобрали свою комнату так, что виден пол. Матюх домыл посуду, врывается ко мне и кричит: "Я тут пока мыл, сочинил стих одноразовый, но сразу его забыл. И почему я не записываю свои стихи? С завтрашнего дня начинаю записывать!"
Может, оно и к лучшему. Последний его "одноразовый" стих был "Я Персиваль, я Персиваль, надел на голову Грааль!", а предпоследний - "Я Ланселот, я Ланселот, никто не едет в Камелот". Этими виршами он третировал буквально всех, приходящих в дом. С другой стороны, Водсворт не стеснялся рифовать Ланселот/Камелот, а Кретьен из Труа - Персиваль/Грааль... Значит, мелкому Матюхе и тем более пока можно. Пока...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →