Тикки А. Шельен (tikkey) wrote,
Тикки А. Шельен
tikkey

Category:

сны апрельские

Кранты. Сегодня ночью (ха-ха-ха, ночь! куцый огрызок между утром неприлично ранним и утром умеренно поздним!) среди всякого всего один момент сна пронзил своей отточенностью действий.

На озере стоит роскошный прогулочный пароход, с китайским балдахином и пузатыми балясинками, такой весь в стиле америкнское ретро. А на берегу - прелестная усадебка, кривая пожарная лестница тянется от земли до крыши, по берегам молодая блестящая трава, волны мелкие плещутся - благодать.Мы должны сесть в этот пароходик, всех ждет увеселительная прогулка. Впрочем, хоть я и не видела этот фильм раньше, но то,что сейчас произойдет, известно заранее - тоже, бином Ньютона; кстати, лесенка эта пожарная - сплошная бутафория. И вот, дамы и господа, занимаем свои места, колокол бьет отправление - и понеслось. Пароходик, как с ума спрыгнул, бросается на усадьбу, под днищем хрустит песок, трава, какой-то длинный мысочек суши, но вместо того, чтоб застрять на ней, долбаный пароход подает назад и с ожесточением набрасывается на все прочие береговые объекты, натурально разнося их вдребезги. Мы с kototujКототуем не находим ничего более умного, чем радостно (хоть и не без некоторого ужаса) процитировать на два голоса:

Пароход уперся в берег,
капитан кричит "вперед".
Как такому разъебаю ("капитану" - дипломатично говорит kototujКототуй)
доверяют пароход?!

Прелесть в том, что капитана-то и нет, сбесился пароходик по определению - для того его, баржу эту, тут и поставили. И в этот же самый момент прекращения бесчинства среди нас появляется весьма убедительный господин, невысокий, с грубой, но загорелой и гладкой кожей, приятным, в общем-то, и весьма подвижным лицом, заслуживающим всяческого доверия, при усиках, шляпе и в коричневом пальто. С виду - типичный страховой агент. И он, этот господин, начинает всячески нас стыдить, то есть всех, кто на корабле, и требовать восстановления ущерба от нашего неумелого вояжа, и весьма скорбно и достойно убеждает нас в полной нашей бессовестности. Постепенно он все более воодушевляется, в голосе его появляются все более проникновенные нотки. И тут появляется один из наших и ровным дружелюбным голосом обращается к этому агенту: "А что это у нас такое на тарелочке? А кто сейчас это съест?"
Агент меняется в лице, медленно падает на лавку и, похоже, умирает.

Все.
Subscribe

  • Рабочее

    С кем говорю я ночами? С мертвых живыми речами. Днем же цежу сквозь усы волны дурного планктона, умным китом подвизавшись. Трусь плавником у бетона,…

  • Письмо на куске обоев

    Эй, ты помнишь? Друг у тебя был, хороший такой дружочек. Столько всего вам было что вспомнить, о стольком порассказать. Вы вместе шлялись по миру,…

  • карантин

    Пока не требует поэта к священной жертве Аполлон, Он словно кот, желая в лето, Сидит и плачет на балкон. Там стелются иные дали, Там космос блещет…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Рабочее

    С кем говорю я ночами? С мертвых живыми речами. Днем же цежу сквозь усы волны дурного планктона, умным китом подвизавшись. Трусь плавником у бетона,…

  • Письмо на куске обоев

    Эй, ты помнишь? Друг у тебя был, хороший такой дружочек. Столько всего вам было что вспомнить, о стольком порассказать. Вы вместе шлялись по миру,…

  • карантин

    Пока не требует поэта к священной жертве Аполлон, Он словно кот, желая в лето, Сидит и плачет на балкон. Там стелются иные дали, Там космос блещет…