April 15th, 2020

Т

колыбельная на лесной дороге

Месяц тощий и двурогий
в небе прыгает козой.
Едет доктор по дороге,
тащит крысу за собой,

Едет доктор по дороге,
шляпа, маска, птичий нос.
Трюх-трюх-трюх его телега,
фить-фить-фьють - в раките дрозд.

А кругом весна бушует,
белых ветрениц метель,
едет доктор по дороге,
ишь ты, думает, апрель...

Что ж ты, доктор, нос твой птичий,
что не свищешь, не поешь,
ты чего такой унылый
на младой земле живешь?

Едет доктор по дороге,
сквозь ночной прозрачный лес.
Месяц щерится двурогий
На него с чумных небес.

Едет доктор по дороге,
через толщу бытия.
Вот тебе, дружочек милый,
колыбельная моя.
Т

письмо в бутылке

Н. О'Ш., моему несгибаемому другу

...красота этих дней и этих ночей
к нам не сразу, но снизойдет.
мы сидим, как дети в спальне пустой,
и гадаем, кто к нам войдет,
кто войдет, и свет в темноте зажжет,
скажет "что в потемках сидеть?"
А пока, в темноте, — за стенами мир,
тяжко дышит, вскипает пеною дня,
порывается встать и спеть.
ты же тоже слышишь сквозь смутный сон,
как взрастает он, как шумит,
новый мир, и, может быть, дивен он,
но скорее, страшен на вид,
и приветствуют, радостно скаля рты,
эти роды нового дна,
семизвездные рыбы, черви, кроты,
все, кто под — или прямо на,
все, кто выплеснут, илом набил живот,
перепутан, раздавлен, сдох,
все они — свидетели, каждый ждет
мира нового первый вдох.
Слушай песню живых, пенье малых сих,
и литанию мертвых тел.
Новый мир пытается говорить,
но пока что не преуспел.
Слушай, выпрямившись, как свеча в хамсин,
неуклонно сияя красой:
мир встает — адамовой глины кувшин
под горячей Божьей рукой...