August 15th, 2017

Т

Утро в Париже

Белесое солнце полощется в серой реке.
Дожди зарядили.
Мой друг калебасу сжимает в смуглой руке
И гладит бомбилью,
Сегодня мы будем тупить и тупить целый день,
Не вставая с кровати,
Вкус матэ напоминает о родине.
Не люблю матэ.

Съешь еще этих мягких французских булок
Да выпей матэ.

Про нас не напишут ни Джойс, ни Хемингуэй,
И слава же богу!
Мы сами себе обеспечим ревью, и музей,
И по некрологу,
Здесь можно спокойно гулять под осенним дождем,
Не холодно, кстати,
Чайник поставь, калебасу снова зальём.
Не люблю матэ.

Клуб Змеи мне милее змеиных клубков,
Смени пластинку.


Какое нам дело с тобой до того сентября?
Никакого дела.
Все пули, что пущены в нас, пропали зазря,
Мы уже улетели,
Найди мне пару монет, я пойду доползу
До кафемата,
Зеленая горькая пена – и горечь внизу.
Не люблю матэ.

Каждый охотник желает знать, где сидит фазан,
Каждый аргентинец в Париже отлично знает, где продают матэ.

Нам круто свезло, что мы все на одной волне,
Уж так нас нагнули,
Мы ходим в тумане и счастливы этим вполне –
Мы от всех улизнули,
Белесое солнце полощется в серой реке
В полуденной хмари,
Я усмехаюсь, когда вспоминаю, что смерть до сих пор
Ждет нас в Самарре.

Шорох пластинки – и сдержанный шорох дождя,
Все наши пули
Долго летали по лесу в поисках нас –
Устали, уснули,
Кокон свивается, нитки свисают со стен,
Парки в ударе.
Я знаю, чем пахнет матэ…
Такие духи в моде в Самарре.

-----------------------------
Американская ассоциация чая мате утверждает, что ударение на второй слог недопустимо из-за того, что в таком случае слово при произношении может быть спутано с испанским словом, означающим «Я убил» (исп. maté).