August 8th, 2016

ах!улиточка

обычные дела

Вчера чота психанула и устроила у себя в ФБ ад-трэш-угар и "сто с лихуем комментов" (с) в жарчайшем интернет-сраче на личные-интимные темы. В процессе проговорила то, что шесть лет таскала в себе под ногтями и прятала с ужасом. И знаете... мне похера как это выглядело. Так легко и свободно теперь. И работать сегодня - одно удовольствие, голова чистая, пустая, дышать есть чем, ненужные процессы и лишние сложные отношения отшелушились и ссыпались. Такое впечатление, что на меня всю дорогу давила какая-то невыносимая тяжесть - и вот ее скинули. С некоторым смешанным чувством понимаю: это, кажется, был пудовый ..уй, каковой я добровольно ложила на себя все это время и носила же!. Песня дня - Захар Май, известнокакая. Не грустите, все, кто попал под раздачу, вам без меня будет легче и спокойнее, не придется рваться и юлить, да вы, поди, и не заметите. Ну и внимательность повысится. "Утки сказали, что можно".

В Варне вчера был огромный ветер. Ночью он носился по крышам - и в доме грохали двери, пришлось их стульями подпирать. Но сегодня я тоже из дома никуда не пойду, потому что любовно вычитываю огромную и отличную книгу, спасибо Наташа Ардаева (Natasha Ardaeva), это то, что сейчас надо! И знаете что, граждане. В этом ихом Принстоне 50-х годов математики - просто неприличный аниме-сериал. Один весь такой строгий и презрительный блондин со стальными глазами, другой прямо вообще невыносимый гений в беленькой рубашке и развитой мускулатурой, третий и вовсе ми-ми-ми. И у аспиранта вечная сигарета... Книга не худло какое, на каждое слово - пруф из ста интервью... И все математики.

И вот еще не забыть6 в Варне ничего нельзя оставлять. Что приготовил - то и съел, потому что жарко и влажо. Длительное хранение еды ("храны") практически невозможно, даже в холодильнике. А персики и печеньки, оставленные на столе, почему-то сразу кончаются, и дети носятся такие ни при чем...