May 18th, 2016

Т

Жизнина... "Поденные записи"

Совершенно сам по себе в руки с полки свалился второй том записей Давида Самойлова. ДС и так-то моя истерическая любовь всей жизни (в том плане, что при виде текста ДС теряю волю что тот слон и ухожу туда с головой)... А тут "Поденные записи", то есть можно сказать, дневник с конца 60-х и до долго... долго... Самое то время. Читать личные дневники западло, но это скорее формат ФБ, кратко, штрихами. Иногда больше, иногда меньше. Наброски мыслей - чтоб не забыть. Точные - иногда убийственные характеристики. Так вот. Это - о том, как тьма наступает. Как постепенно все больше ясно: ничего никуда не ушло. Просто ворча отступило. А теперь опять вернулось, копошится, укладывается на прежнее место, оттесняя тебя к стенке, и воздух постепенно уходит... Краткие встречи с теми, кто тебе дорог, осторожные прощупывания незнакомых - наш или не наш, приучение себя к внутреннему одиночеству. Так, на всякий случай. Тяга к теплу и покою.

В общем, да. Покой. И воля... И куда-нибудь, чтоб не видеть ни труса, ни жидкой грязцы, ни кровавых костей в колесе... Сесть и смотреть на море. Ни о чем не думать, ничего не знать.

Так радостно читать доброе про тех, кого ты любишь и почитаешь от тех, кого ты тоже любишь и почитаешь. Друг anaris, для ДС Лидия Корнеевна была чуть не святой на земле. И он горевал, что у Пушкина не было своей ЛКЧ, как у ААА.

Смотрю на все вокруг как через стекло, с той стороны. Звуки долетают, но глуховато. И холодно. Вчера вот в "Архе" веселились, чуть-чуть стекло расступилось, стало не толще оконного. Но уже оно есть. Постепенно становлюсь чужденцем. Меня предупреждал дорогой друг, что скоро начнется этап полного молчания. Думаю, библиотека, как обычно, спасет. Где-то внутри, с глубокого такого донышка подмигивает сумасшедший Ибн-Эзра,как тогда, на лекциях, говорит: "Исихазм, матушка!" А я отвечаю, и тоже как тогда, на лекциях: "Помолчал бы ты, Палома!"

Тепло только со своими. И с книгами. Такие дела...