June 20th, 2013

Ой бля...

(no subject)

Ребенок Нюха утром, скользнув взглядом по рюкзаку и бардаку, с деланным равнодушием спросила: "Так ты когда уезжаешь? Завтра? ЗАВТРА??!!! И что, я за справкой буду ходить ОДНА??? БО-О-О-ОЛЬ!"

Нюх, говорю, задумчиво глядя в окно, так и так бы одна ходила - я же все равно на работе...

Ребенок отправился в свою комнату, ломая руки и оглашая утреннюю тишь заунывным плачем, что во-о-от, школа-то кончилась... взрослая жизнь началась... ы-ы-ы-ы!

ОТО Ж!!!
=====================

Вчера, по дороге к месту службы, запинаясь о тени на асфальте и отшатываясь от увесистого тополиного пуха (а фиг ли, спать надо ночью, а не ху эмблемы на рюкзак пришивать!), внезапно осознала, что обдумываю горестную историю про несчастного эльфа, который заигрался в человеков... И даже, во что никто из его поселения не верил, вышел с ними, человеками, на контакт. И даже ушел к ним жить. Взял себе человеческое звучное имя Вассияй Звездыкин, переведя исконное свое, эльдарическое... потому что внутреннего эльфа перебороть не смог, несмотря на все старания. А отчества не взял, ибо не знал, что надо.
======================

Вчера же, на вечном месте встречи с половиной нашего интерьера, обнаружила чемоданчег. Маленький, уютный, чистый, порыжевший уже, ну все как обычно - Заволжский экспериментальный фибровый завод, 5 рублей 40 копеек. Некогда было его домой относить - схватил и пошел. Нюха просила маленький лоли-сундучок, даже узорчик присмотрела...

Вечером стало ясно, что это "тревожный чемоданчик" одинокого старика, для больницы. Там лежала всякая гигиеничка (мыльница с мылом, пара бритвенных станочков, упаковка влажных салфеток) пакет лекарств (в основном от сердца и от боли в суставах, а еще клей-гель для протезов), стопка свежекупленных носовых платков и полотенец из "Пятерочки", отрывной календарь с юмором и анекдотами, пара кружек, два галстука на резинке, пара тапок, запонки... Китайский набор иголок (в начале 90-х такие были, типа картонная корзинка с розами), пара катушек ниток, а к иголкам - листок, на листочке крупным почерком карандашом написана молитва (псалом), в листочек вложена фотография очень простой и красивой пожилой женщины. Судя по датам на лекарствах, умер старик весной 2012 года, и на отрывном календаре дата - 8 апреля 2012 (тут бы полагалось содрогнуться - это же день Нюхиного рождения, но я содрогаться не буду, просто отмечу еще одно совпадение). Листок с молитвой и фотографию я положила в свой сборник песен, ну наш, красненький, "Воспойте Господу". Очень грустно. Но при этом такое впечатление что это теперь немного наш дедушка. По размеру тапок и галстуков, он какой-то очень маленький был... даже имя его не знаю. Кружки (классические постсоветские петросяновские, одна с вороватым ментом, другая с сексапильной докторшей) и все такое вынесли обратно, таджикам пригодится. Чемодан... Ну пока в нем всякие декупажные карты и тонны рисовой бумаги, вернусь - обклею чем-нибудь... вот у меня город есть такой, старый, неяркий. Как-то нет готовности превращать его, именно его, в розовый девичий, с гортензиями и розочками...
=======================

А сегодня разговорились с мужиком - у них ремонт и поэтому он выносит часть своей библиотеки. Теперь сижу и гордо владею... огромной американской книжкой всяких детских "лабиринтиков", толстенная... 1981 год. Рыхлые страницы уже даже не желтые, какие-то буроватые, так забавно. Мне было 11, когда ее издали. Тогда бы меня это поразило до смерти - разве в книжках-раскрасках могут быть такие клевые и интересные рисунки, и столько! Это я помню очень хорошо, мне примерно в это время тетя Люда, подруга родителей, привезла раскраски, она стюардессой работала и порой баловала окрестных детей жевачкой с вкладышами и вот такими делами. Ясное дело, никто бы в здравом уме и твердой памяти не посмел карандашами возюкать такую драгоценность, книжка оставалась в качестве иконы стиля. От этой раскраски в лагере тащился весь кружок выжигания - совсем другая манера рисунка, такой кайф! А сейчас как раз манера привычная, все малышовые книжки так оформляют. Непривычно, что в черно-белом оригинале это выглядит красиво и естественно. Хочется вышить оттуда креветку, фиалки, гиацинты и Нью-Йорк - небоскребы, заключенные в яблоко. А в 11 я бы непременно выбрала для выжигания индейца с копьем и Рапунцель в башне. Частности меняются, главное остается - книжка-раскраска как радость жизни.

Завтра, уже завтра. Бог мой, море...
Матюх по телефону руководит, что ни в коем случае нельзя забыть с собой взять, а то вот он забыл и теперь страдает. Чота скучаю!