May 6th, 2013

ах!улиточка

Давненько не брал я в руки шашек...

Вчера у нас был великий и знаменательный день! До впервые выполз в свет. Свет, правда, был относительный, потому что в "Археологии" полумрак, деревянные лавки и столы, неяркие фонари, пахнет едой и табаком, "Мосткон" проводит афтапати, музыка-танцы и все такое. И вот туда-то Доха и пришел. Сам, братья и сестры! Своими собственными, блин, ногами! От метро - и по улице, через сквер, весь перекопанный, под тополями и редким дождиком. Я туда прихожу - а он уже за столом, перед ним тарелки со всякой жратвой, кружка пива, на сцене менестрель, народ по столам балагурит, цыгане из "Ратунэ" отплясывают, Хали курит на заднем дворике, жизнь идет, реальная жизнь. Казалось бы - чему удивляться, обычный подросток неопределенной бледности в черной кепке на бритой башке! А так посмотришь... чудо.

Короче, когда кончилась вторая химия и мы переехали в "Нейровиту" - буквально вдвоем с Хали перетащили все Дохины шамбалы и шмудаки, врачи понаблюдали и сказали, что нафиг он тут никому не сдался, пусть идет на подножный корм, потому что он это может. МОЖЕТ! И потому Хали со товарищи сгребли в кучу все вплоть до пресловутого бродячего матрасика, который уже второй раз таскается из Башни в "НВ" и обратно, покидали все в машину (слава Тешани и Петру!), сверху усадили Доху и отправили его жить к Елке на Выхино, как белый человек, то есть как простой непривилегированный смертный. Без ежечасных врачей, белых халатов и всякого прочего. НОРМАЛЬНО! ОБЫЧНО! Эввива! И так до самых 14 мая, когда пора будет возвращаться в Башню на третью химию. И 8 мая на нашу "Прю" с Канцлером Ги он тоже собирается прийти!

Вот таким вот образом мы и живем-поживаем.
=====================================

На самом деле, жизнь лично у меня идет удивительно спокойно. Вот очки разбились... в "Очкарике" на Третьяковской милая немолодая барышня мигом вошла в положение, пошуршала, поохала, рассчитала, подобрала и говорит: "Ах, вам придется подождать час, пока сделаем... Сможете? С вас 6800, оправа бесплатно!" Чо, спрашиваю? Скока? Предыдущие не так давно стоили в вашей же сети 1200 - и вся любовь, откуда мыши? Барышня тут же отклеила улыбку, сбавила вежливость, стала обычной теткой-продавщицей в серой кофте, но все же попыталась объяснить все офигительные преимущества очков за 6800 (защита! от ультрафиолета! не надо мыть! и потом - они французские!) перед всеми прочими... пфе... дешевыми поделками... Но под напором непреодолимых обстоятельств медленно поползла куда-то в хвост лабаза, с огромным трудом вернулась обратно с какой-то бумажкой... Буркнула, что ни за что не отвечает, готовы очки будут через 10/15 дней, потому что на майские вся Москва перекрыта, линзы ваши со склада не повезут... Нормально у них на "Третьяковской" "Очкарик" работает, споро, с огоньком. Оживилась только у кассы, когда попыталась непременно впарить мне если не очешник за тыщу, то хотя бы линзы, отличные линзы, вам же нужны... как это "не нужны"? Но мне, строго говоря, наплевать на эту несчастную рыбешку в мире капитализма, я отыскала свои любимые, давно потерянные Матюхом, но чудесно обретенные наощупь очки. Уж не знаю, какой пьяный мастер их делал (в том же "Очкарике"), но он умудрился вставить в оправу одну линзу-хамелеон коричневую, а вторую - серую. Нарочно их так не уговорить! Это удача и судьба! Так что дождусь я заказа из "Очкарика" на "Третьяковской", спокойно и с песнями. Как-то сразу жить стало легче, и на волне тотальной зрячести я переделала целую кучу дел - от мытья окон до глажки белья. И то - чем еще заняться, когда Матюх по Крыму шпарит с кланом Морозовичей, Нюха усвистала к друзьям, за окнами дождь и до 5 числа никаких концертов! Да еще и комп дома отказался включаться наотрез... Вот жопа... Но зато сколько покоя и воли...
================

А еще на Новоподрезково мне чудная и смешная пара старых толстых гномов за стописят рублей продала бутылку старого вина из Каппадокии, всю сплошь из белой глины, из какой там строят дома, и по ней самой карабкаются эти самые домики и виноградные лозы. Ну мне-то Каппадокия рогом не уперлась, зато Социю очень даже! Вино в этой бутылке гному-мужу подарили 7 лет назад на юбилей, с того момента он его как-то не пил, не открывал, а теперь супруги затеяли ремонт - и нафига им эта бутылка... Вот они ее на Новоподрезково и выставили, чего уж тут. Вообще чудный был набор находок - "Историческая грамматика латинского языка" (1948 год), "Анатомия для художников" (тоже примерно тех лет), вино из Каппадокии и кувшинчик из-под ирландского виски. Что скажешь о таком человеке? И что ни скажешь - все зря, ни латыни я не знаю, ни виски не пью, и художник из меня от слова "худо". Вот разве что кувшинчик в хозяйстве пригодится...

Вино было терпкое, местное, горьковатое и очень темное. Вот ведь как бывает...
=================

И концерт, кстати, мостконовский, был отличный. И по составу, и по всему. Только народы мало - ну ясно, майские, все в разъездах, понятно.
заметки на полях

Про мосты

Моя знакомая - дочь воды,
Русалка в плену слишком пышного тела.
Теперь она плачет дни напролет,
А раньше, я помню, неплохо пела.
Английская мода, классический вкус,
И холодная старость не за горами.
она уверена, я боюсь,
Что в жизни нужна лишь коту и маме.

Она идет на работу по ржавым ножам,
По лезвиям босиком,
И мечтает распасться пеной морской.
В общем, думает не о том.

В мифологии наших больших городов
Слишком много несчастных детей и мало мостов.


Мой коллега - бешеный мотоволк
И отчаянный менестрель при этом.
Как просто быть скальдом клана волков,
Когда тебе девятнадцать летом.
А коллега давно уже не щенок,
И в крутых кудрях серебро мерцает.
Это с виду она - молодой полубог,
А так про себя все отлично знает.

И мы порою встречаемся просто так
И треплемся ни о чем.
А на черном небе висит луна
Дамокловым серым мячом.

В мифологии наших больших городов
Слишком много дорог и мало надежных мостов.


В этом городе множество мостовых
И по ним протекают людские реки.
Я стою на камне, гляжу на них -
Такие разные человеки.
Порой не скажешь, кого прибьет
К твоему порогу - считай, причалу,
Но счастливые как-то наперечет,
Все больше в отчаяньи или в печали.

А я просто так, городской музыкант,
Что снизу глядит в высоту.
Улыбнись, прохожий, она тебя ждет
На счастливом хрустальном мосту!
Не плачь, дорогая, горе пройдет
На счастливом хрустальном мосту!
Это, конечно, произойдет.
Мы будем плясать всю ночь напролет
На счастливом хрустальном мосту!