April 5th, 2013

заметки на полях

про московских ангелов. вместо песенки

Четыре месяца назад со мной случилася любовь. Она вышла из-под контроля, охватила меня целиком и накрыла с головой. Все началось, ясное дело, с подранного по бокам чемодана, страшного, как мама не горюй. Но ведь чемодан же... И полезный, и умный, и понимающий, и вообще семья - это где своих не бросают, особенно если до того самолично из помойки выудили. Так, глядя на бессчастный и жухлый чемодан, я заболела любовью к декупажу.

Дальше было какое-то безумие. Я пересматривала все возможные сайты, груду мастер-классов от ведущих представителей, притащила в дом два рулона разной шкурки и три горы разного чего шкурить, назаказывала горы декупажной бумаги (и профачила заказы самым горестным образом), навязалась в гости ко всем свидомым декупажникам, составила план, на чем и как буду набивать руку... Мне даже на день рождения подарили декупажную бумагу... И лак-кракле... И отличную грунтовку... И чо? И всё...

Наверное, пойди дело как-нибудь иначе, и сейчас я бы уже долакировывала девятым матовым слоем тот самый драный бок моего друга-чемодана... А весь дом бы истрескался от кракле и салфеточек с лавандой и фиалками. А теперь не то чтобы моя любовь потухла и ослабела... просто перешла в фазу "однажды-после-воскресенья". И то сказать - выспаться-то некогда, не то что сесть и священнодействовать среди восхищенных чемоданов. Салфеточки, млин, пальчиками то-о-о-оненько разглаживать, чтоб без пузырьков и складочек...

Зато вчера у меня был день любви. Видит Бог, я же не просила! Не выпрашивала, хвостом не ходила... На станции "Павелецкая" стояла alamaro, лаконичная и аристократическая, с белым пакетом ежедневников и конвертом для Дохи, и я, конечно, все равно опоздала... Но теперь у меня счастья - и две радости. Безусловное счастье - это сама alamaro. Ей-богу, так радостно встречаться с красивыми людьми! Особенно если вы никогда не виделись прежде, но когда встречаетесь, моментально вычисляются общие жесты, некоторая родственность племени... и что-то сравнимое с одинаковым акцентом в непроизносимом слове "шиболет". А радость - это ежедневники и тетради, помеченные словом "Шлюмбергер" (голос Ветлицкой за кадром: "Шлю-юм-бер-гер! мой любимый цветок!") и отдельно - старый-престарый, черный и восхитительный ежедневник. В таком-то только и писать!

А вечером, после работы, плюнув на все, поехала в "Дрова"... и что же это такое? Это же просто невозможно, что такое. Это душный закуточек на втором этаже, а там натурально то, что, наверное, и означает рай. Когда самые разные люди - от хрупкой девочки-лепестка, любящей стрекоз и сама как стрекозка, до здоровенного гномотролля, расписанного татухами что твой алеут, - и все они за одним столом, и все друг с другом слиты воедино и каждый в отдельности, кто-то с пивом, кто-то с морсом, кто-то с бокалом вина. Это московские ангелы собираются тайком от всех прочих... а напротив Красная площадь, ГУМ, огни-манекены-"дорогиемосквичигостинашегогорода"... А здесь, внутри, ангелы собираются на совет - надо помочь ребенку. Кстати, кто думает, что ангел - это красиво и возвышенно, тот не знает об ангелах. Ангел - это функционально, а все прочее может быть, может не быть. И еще - ангелы умеют смеяться. Не всегда по-доброму, но это-то как раз известно довольно хорошо. Тот товарищ, в татухах, - он тоже ведь ангел. И сама vespro - безусловный ангел. Но упаси Бог кому этому ангелу в дурную минуту подвернуться под раздачу!.. И как-то так оказывается, что все, кто сюда приходит, - они тоже по делу, то есть тоже посланы. А еще среди ангелов все, что ни происходит, оказывается нужно и уместно, даже если это пригоршня пуговиц, россыпь фломастеров, детский рисунок. Ага, "вишневая косточка, уголек, перышко, бледный огонь" - как сказал еще один печальный ангел, ангелы понимают толк в том, что необходимо. Ангелы, которых я знаю, - это уже просто какая-то сеть. Почти секта. Они есть везде, прямо "Опус Деи" какой-то. Раньше мне казалось, что их не бывает, кроме как в американском кино, книжке "Москва-Петушки" и в Интернете, но и там они всегда с кем-то другим. А потом все больше и больше я их встречаю вокруг.

А еще приходишь к ним денег дать - а они говорят: посидите с нами, чего там! И в какой-то момент ты понимаешь, что все твои проблемы куда-то деваются. Что вот прямо сейчас отчего-то их берут и решают. Или просто берут. Мне один священник (Который Видел Грааль) не так давно сказал: не волнуйтесь. И не беспокойтесь... Ну да, - думаю, - то есть как это "не беспокойтесь"... И вдруг действительно вижу - не о чем, просто не о чем беспокоиться, кроме самого главного. А когда самое главное - тут уже собираются ангелы, на утлом московском чердаке, спешно замаскированном под трактир.

=======
А у Дохи уже четвертый день химии. Завтра мое дежурство. Передам ему от ангелов груду всего - и новую тетрадку на пружинах с надписью "Шлюмбергер".