January 25th, 2013

trikster

наша жизнь и все прочее

Вчера вот она была странная. Нюху выдвинули от школы на конкурс "Юная москвичка", классический девичий трехэтапник "как будто в жены их готовим скоморохам". На первом этапе надо было песню петь, на втором - пляску плясать, на третьем сценки и все прочее. И везде обязателен сценический костюм. Коль скоро сценическими костюмами у нас шкаф не забит (даже странно, если честно), пришлось ребенку напрячься и решить, что же ей, собственно, надо. На фотографиях с мероприятия все участницы оказались в органзово-атласных платьях типа тортик фирмы "Невские берега" (кто кушал, тот знает), дитя приуныло, но ненадолго, в результате притащила домой какое-то количество умопомрачительных тряпок сине-серебряного цвету и попросило из этого всего состряпать ей шаперон. То есть она, конечно, имела в виду худ, его и нарисовала... В сочетании с белым сарафанчиком и радикально-красными волосами должно было дать неповторимый эффект працелюбности та незакомплексованности тварюки свежести и романтичности.  И вот два вечера подряд по самые петухи я сидела и шила этот чертов худ. На руках, конечно. Спасибо, что не при лучине! Почему на руках, когда в доме две машинки? Два объяснения: 1) ткань тонкая, синтетическая, поползла бы сто пудов, опять же так магически-оправданней, материнское благословение и все такое.
2) Мудрая Тави во время нашествия инопланетных ящериц даже отладила наш старый "Веритас". С "Тулой" что-то сложнее, там, кажется, надо менять какую-то деталь ейной требухи, а без этой детали все вразнос идет. Но... Я же тупайя! Я же ОПЯТЬ не помню, как ее заправлять! Поэтому и сидела с тоненькой иголочкой до синего рассвета, мля, а в 7 утра побудку детей в школу никто не отменял. Это объясняет, почему мне сейчас зеленое и серое особенно к лицу. Буквально в тон нежного румянца. Алан говорит, что утром у нас в доме - восстание живых мертвецов. Но в субботу есть планы отоспаться.

В общем, пошили мы этот шаперон, и хрустальную снежинку я ему на худ привесила, и еще одна снежинка - на грудь, но что-то там, кажется, не задалось. Ребенок с утра был хмур и отмахивался, объяснив, что сама там чего-то налажала и по ходу пролет. Ладно, бывает... Худ в хозяйстве всегда пригодится, если что.

А потом, до утра худ шивши, вперед на работу, а оттуда в "Археологию", где, собственно, и была наша якобы презентация "Оркестра "Перелетного кабака"". К счастью, не приехала Инка. К счастью - потому что в ее случае ехать на один день, зимой, на поезде - это просто полный запредельный аллес капут, при этом она сама рвется в бой и петь-петь-петь, везде и всюду. Ну в общем, хорошо, что здравый смысл взял верх над эмоциями, что, конечно, далось нелегко.

Концерт был, мягко говоря, веселым. Начался он с Брамбуляка, который написал новую песню, Только я ее не слышала, увы, мы в это время разблюдовку программе учиняли. Но услышу. Новая песня Брамбуляка - это счастье! А под конец мы даже вытащили на сцену morreth с бессмертным хитом "Ещё в погребе меня заройте" , и таки да, Моррет была восхитительна.

После концерта (Марк-Юля-Игорь-я) мы попрелись к метро, да еще потормозили, да еще Юля с Марком пропустили свою остановку - в общем, опоздали они на поезд, м-м-м-музикусы. Игорь сидел как на иголках, пытаясь им дозвониться, но все хорошо, что хорошо кончается, Марк сказал, что они успешно вписались в купе проводников на следующий поезд. Полагаю, что вся их негустая выручка на то и ушла... Народу было на концерте не слишком много. То есть для конца января, когда денег нет фатально ни у кого, да еще и концертов выше крыши на все вкусы, да еще и посреди рабочей недели, я полагаю, что народу было очень даже прилично. Грех жаловаться. Зато веселились я уж не знаю, как. В апреле повторим, но на этот раз будем умнее - не на один день чтоб, а на больше, и чтоб "Доминиканскую кантату" тоже тогда же отыграть. Давно пора, между прочим.
А потом мы доплелись до дома, сожрали короля сельдей и только наладились говорить - про Инку (последние новости медицинского плана), про жизнь, про музыку, коньяк и собак (все это время Морис и Алан то отчаянно ругались по поводу "куда опять все из дома свалили и почему так поздно пришли", то отчаянно целовались, то Морис клянчил селедку... нормальная жизнь такая...), как снова на часах полтретьего, а вставать в 7. Утром Игорь уехал в Тверь, Матюх - в школу, а у меня теперь мрачная одержимость. Витраж - штука по нашим доходам, времени и пространству оказался маловразумительным. Но дома громоздятся чумаданы. И с некоторыми из них я хожу-гуляю, диски в них таскаю (феноменально удобно, хотя и тяжело). И вот надо бы их как-то в божеский вид привести... отдекупажить. В общем, мистер Жабб еще не до конца тронулся и поплыл башкой, но начинаю уже озираться и притоптывать на месте, как бы очередного припадка дурацкой страсти не случилось. Декупаж... ммм... На чемодане... хочу салфеток со старыми картами или декупажную карту с монгольфьером... Или античных роз... Или марок старинных... Ну всю пошляндию перебрала, какую можно на чемодан приклеить? Практически всю? Вот так и живем! А еще у меня цапочка на тюнере отлетела, он теперь не цепляется к гитаре. Уыыыыы...

=========

И да! Ведь в воскресенье, 27 января, в 18.00 в "Гарцующем Дредноуте" неугомонная душа Фьелла созывает "Альгамбру". Концерт-спектакль-все на свете, с чтением Вашингтона нашего Ирвинга, с песнями Оксо и Эспанцев (!!!), с иранскими плясками и мной. Придется "Мавританского короля" репетировать... Вход - 250 рублей. Чо уж тут.

==========
А про то, что 1 февраля мы празднуем день рождения Фанни в новом клубе "Фьорд", я уже писала. И еще напишу.