December 26th, 2012

trikster

Всех с Рождеством! И ищем новый домик для Вейзе

Пишет нам Вейзе: "Я и моя коллекция улиток срочно ищем на длительное время меблированную комнату в квартире, где хорошо бы быть стиральной машинке и интернету. Если она окажется в разумной доступности от метро, совсем хорошо. За это счастье я готова платить 12-13 тысяч рублей в месяц.

Я студентка 4 курса филфака МПГУ, в быту неприхотлива и тиха. Не курю, гостей вожу крайне редко, не сторонница частого шума, с детьми и животными уживаюсь хорошо".

Лично я всегда считала, что когда тебе некие незнакомые тебе допрежь пожилые люди незапне решают сдать жилье прямо в собственной малогабаритной квартирке, простирают объятья и готовы за приемлемую плату считать тебя родной дочечкой и кормить с ладошки пряничком, очень высок риск, что либо с их точки зрения твое имя - Гретель, либо они хотели живого плюшевого котенка с высоким ай-кью. В любом случае ты видишься в роли компаньонки, при этом как-то нет понимания, что это компаньонке платят за добровольную помощь в общении, а не компаньонка платит за счастье послушать стариковскую болтовню. Короче, так или иначе, но если есть кто, желающий сдавать комнату (или делить квартиру и предоставлять часть оной) филологической деве Вейзе миловидного образа, то вот она она.

А вот так, типа, сходи по ссылке, получи котенка. http://www.novayagazeta.ru/inquiries/12.html

И таки да. У нас теперь живет котэ. Вернее, вписывается. Угольно-черный кот Гинесс пришел зимовать, пока хозяин подыскивает им новый дом. Теперь вся квартира светится от таинственных порталов, по которым перемещается кот. Он способен нырнуть под шкаф и вынырнуть в другой комнате. Он печально смотрит из любого темного угла и порой приходит к двери, ждет своего человека, а потом опять ныряет внутрь. Нюха ходит с опаской и говорит: "Этот кот меня пугает. Он явно что-то ЗНАЕТ". Кстати, и вправду знает.
Кто здесь?

наша жизнь и все прочее

Последняя неделя была несколько ураганной. В "Археологии" был дивной красоты концерт рождественских песен -  и как обычно, все не так, как затевалось, но совсем по-другому. Я при этом чувствовала себя последним спойлером - потому что еще 4 дня, как еще ничего нет! Но зато на мощной волне (вот что значит поспать) перевела еще пару песен, одна рождественская, другая - так, про негров, но у этих ниггеров не разберешь, где про аболиционизм, где про Царствие Небесное, так что все в порядке. "Травы ветра", "Canticum", Брамбуляк - спасибо! А Марита напекла целый  мешок прекрасных пряников, расписала их глазурькой, мы насыпали полный чемодан пряничков, мандаринов, зажгли свечи и развесили всюду фонари, а еще у нас были всякие звонкие колокола ветра - и получилось очень тихо и скрыто - а снаружи мороз, ветер, ночной сад, заваленный снегом и скованный льдом. И мы, как рождественские музикусы в вертепе, и все вокруг - как на немецких гравюрах, за столами с кружками глинтвейна...

А в воскресенье был "Бу!фест" - и там "Кантикум" жег еще жарче, потому что все же в "Археологии" накурено было не для Нининого горлышка... тяжело, конечно, по кабакам...

Вообще это Рождество для меня отчетливо под знаком Мартенбурга. Может, это оттого, что в доме постоянно соответствующие люди? Алан, весь день пролежавший пластом и ковыляющий в церковь только благодаря железной воле... Боевая военная Сова (с пулеметом), рычащий До, Барон с юной Баронессой (эти, конечно, скорее, из 13, чем 15, но все равно), опять же дети (в количестве близком к дофигище - дети Петра и Любы, и наши дети) белокурые заложники зимы и войны... Рождество мы праздновали на чемоданах. В полном смысле слова, чтоб не отпирать законопаченный балкон и не пускать свистящий ветр и снега во все щели, решили не вытаскивать с балкона стол и расставить угощение на чумаданах. Общий вид был - зашибись: разнокалиберные бутылки разноцветного вина, разнокалиберные чемоданы, тарелки и миски с салатами, Баронесса Катерина изготовила великолепное и достохвальное мясо в сливках с перцем, а за окнами вьюга, мороз и полное ощущение предапокалипсиса. И Лахова Пожирательница Сирот в саване на бледном коне подлетала к нашим окнам в метельной заверти и пырила через полузамерзшие стекла холодными мертвыми глазами. Весь вечер до и весь день после в Интернете Совой и До на два разных фронта велась ожесточенная битва с мудаками людьми, чьи взгляды на должное и недолжное кардинально противоречат правильным нашим, так что в конце концов уже стало невыносимо, что имена мудаков сих прискорбных рыцарей в Сочельник повторяются едва ли не чаще, чем светлое Имя Господне. Ясное дело, что сочувствующая аудитория - это все ближние и единомышленники, но блин - если ты и так знаешь, что такой-то - глуп, зол или полностью вычеркивает себя из списков желаемых собеседников, к чему с ним говорить? или к чему говорить о нем? Скучно же!.. Но все-таки Рождество!

И на следующий день на мессе, в замерзшем храме Луи (даже дверь в слое льда), когда мы на хорах, озябшие, но веселые, пели Gaudete, а пожарная сигнализация надрывалась как ненормальная - аллергия у нее на ладан - все же было Рождество. Не военное, а Светлое.

А сейчас я сижу на работе, в ушах плотно засели песни ландскнехтов, убийственно-бесстыдные, притом жутко сентиментальные... По дому ходит сиротствующий черный котэ, который, кажется, уже заранее ненавидит все двери этого мира - в них люди уходят. А еще Сочельник внезапно открыл в нас тоску по селедке под шубой. Вернемся домой, настрогаем еще блюдо селедки - и ляжем спать в пустых выметенных комнатах (спасибо, До, наведшему порядок вчера  и сварившему свеклу и картошку сегодня!) А ландскнехтские песни надо переводить - и в "Кабак", в раздел "ужасы войны".