December 12th, 2012

вся правда

12.12.12

Я чего-то не понимаю. Орел наш дон Мединский повел себя, как базарное быдло в пыльной каске - "вы кто такие, я вас не знаю, смирно стоять, пока Я говорю". Орел наш дон Путин объявил, что оппозиция - это для здоровья полезно и довольно гигиенично, но только чтоб правильная была... в рамках закона. А криминальному элементу нет места в политике. И все прочие орлы наши и доны ведут себя, как им и полагается, этим уркам-морлокам.

Я искренне не понимаю, ПОЧЕМУ все умные и интеллигентные люди удивлены. Собственно ЧЕМУ, святые мои, которым я недостойна шнурки развязывать, удивляетесь? Не, ясное дело, что каждому-каждому в лучшее верится...  Но не пора ли трезво и однозначно дать себе отчет, что в этой стране точка невозврата уже пройдена. И с этого момента мы здесь можем полагаться только на иррациональное. Это, конечно, всегда вопрос времени - что для Него пара-тройка поколений, когда Моав умывальная чаша Его и Левиафан - Его ручная зверюшка. В вашей школе у ребенка хороший учитель? Спасибо Господу, потому что школа тут ни при чем. Торопитесь объяснить ребенку, чтоб запомнил, что такое счастье бывает. Еще жива старая профессура? Смотрите скорее, это как сакура облетает или закат над озером - торопитесь, успевайте, наслаждайтесь речью этих людей. Потом не будет. Потом урка-морлок придет и выгонит всю эту шушеру поганой метлой, а другой урка-морлок трепливого дедуську-прохвессора в подъезде пристукнет за пальтишко или портсигар... Но неужели хоть кто-то из моих друзей, с некоторым брезгливым ужасом наблюдающий за этим морлочьим танцем быдла, искренне надеется, что подписи и прочая-прочая хоть кому-то на что-то откроют глаза? Глаза и так открыты. Морлоки видят вас и слышат. Просто не любят. Вернее - их от вас тошнит.

Как-то легче жить становится, когда осознаешь, что эта страна сама по себе обречена. И все ее храмы-музеи-музыка-наука тоже, и вся эта красота прошлого времени-преемственность и т. д. - это такие все слова. У морлоков тоже преемственность, еще какая. То-то морлок Мединский все про 43 год засвистывал. Все, родные, невозврат уже тут. Кстати, интересно, сколько времени еще сможет продержаться здесь моя Церковь? И единственный, кто может спасти дело - это Надежда ненадежных, Последняя, кстати, искра в нашей приближающейся ночи.