August 31st, 2012

заметки на полях

Анарис и Тинка ищут жилье в Петербурге

А пошло бы оно все. Я вам лучше про Анарис расскажу.

Анарис живет в Санкт-Петербурге. Она коротко стриженная, у нее очень темные глаза и всегда несколько отстраненный вид. Она ходит так будто у нее внутри не то птица, не то где-то в ее внутренних горах еле звенит колокольчик, и она все время прислушивается - не потерялся ли? Дышит ли? Может, поэтому она так и ходит, чтоб не вспугнуть эту птицу. А еще она бесстрашный поэт, хотя выглядит совершенным непоэтом. Она такая, будто молчать ей проще, чем говорить, но когда говорить все же приходится, речь Анарис сперва падает, почти бесшумно, как яблоки ночью в саду, а потом вдруг взрывается, ломает лед и бьется у нее на языке. Совершенно не ожидаешь слышать такой речевой поток от такого странного и молчаливого существа, потому что речь Анарис точна, глубока и удивительно правильна. При этом Анарис странно и резко жестикулирует, а потом опять уходит слушать свою птицу. Анарис - типичный ребенок, подмененный эльфами. Все дети, оказывающиеся в одном помещении с ней, как-то сразу и безоговорочно признают ее главенство при решительном и безоглядном равенстве. Анарис все время что-то мастерит - рисует, вырезает, складывает, лепит из фольги. Иногда она приезжает к нам - раньше приезжала. Для меня это честь. Она работает - ее работа такая же, как она сама: ее работа - аутичные дети. Она говорит с ними на уровне их языка, не знаю, может, это тоже что-то про птицу внутри. Мне доводилось видеть ее за работой - это как музыка. Притом что ничего поэтического там нет и быть не может.

У нее есть несколько семей, и я очень люблю все ее семьи. Ее сестра - человек не менее удивительный, невозможно представить себе, чтобы они были родственниками, но они близнецы. И если посмотреть на одну, в общем-то где-то, на уровне Птицы внутри, увидишь вторую. Анарис и Женька - поэты по обеим линиям крови. Возможно, это и вовсе один и тот же человек, только разделенный надвое, как часто бывает с двойняшками. Они как инь и янь, и Анарис, конечно, инь. Возможно, только Кототую и Каракалу можно было поручить сразу двоих таких в гнездо для выращивания и оберегания, все остальные бы, наверное, свихнулись.

У Анарис есть еще одна семья. Это маленький Мелкий и Тинка. Тинка - она как речка, с желтыми кувшинками и форелью. Очень чистая и потаенная, лесная речка. Притом человек, филолог, красавица. а ничего не могу поделать - все равно речка.
=================================
А вот что я еще скажу. Питер, этим людям, кажется, нужна помощь. Им до 8 октября, всего-то времени ничего, надо найти квартиру, и хорошо бы на "Кировском заводе" или "Автово", потому что у Мелкого привязка к детскому саду, а это серьезно. Я все это говорю про Анарис, потому что ее люблю. И потому что такие вещи, когда кто-то кому-то может помочь, - это не так уж часто. Мы все в конце концов только люди. Там, у Анарис в ЖЖ, все сказано по делу, а я могу только рассказать, что вижу, когда произношу ее имя. Не все же знают, что такое Анарис и Тинка.