June 13th, 2012

Ой бля...

О Боже, сколько всего и сразу...

Типа через пару дней мы с социем подхватываем рюкзаки, целуем детей и убываем на тропу войны с разумом Дорогу св. Иакова, Эль-Камино, Шеман-де-Сен-Жак, как угодно назови, не промажешь. По этому поводу в доме бардак, в голове развал, в ботинках дыра, в бюджете даже не дыра... И визу дадут только завтра (ТТТ). Три дня в доме царил полный ахтунг, с густым медицинским запахом. В первый день, когда дождь лил не переставая, мы пошли, конечно, на барахолку в Новоподрезково с Петром, Любовью и юным Эмилем. Дождь натурально хлещет, все мокрое, кое-что прикрыто полиэтиленом, кое-что так поливает, особенно книжки жаль было, грязища развелась немереная, конечно, все кончилось, когда мы вернулись домой. Но зато вечером дошли до мессы - ведь праздник же! И было нам там счастье в лицеvespro и _corso_, потому что это же действительно счастье, когда бежишь после исповеди у о. Фернандо, а от дверей улыбается прекрасная и гранатовая Веспро. И Корсо, только он не гранатовый, он виноградный. Признаться, у меня слегка все ныло, потому что это же вечерняя месса, на ней хористы, которые на Сумму не доползли... и спеты они между собой приблизительно как жо... и звучат соответственно, а тут Корсо... ценитель и эстет... . Атональный хор имени Бесконечного Милосердия Божьего при храме св. Людовика. Сопрано, альт и тенор в количестве по одной штуке - и у каждого свой темп, ритм и мировоззрение - это вам не Cantica, Тимуров хор, это совсем отдельное искусство. Но ничего, зато под нас, вечерних ...звонов, подпевать удобно, и микрофонов нам не выдают.
====================

Пока все добрые и честные люди ходили на митинг, чего бы им это ни стоило (и великое счастье, что все обошлось мирно), мы, гхыгрррры неумытые, боролись с бардаком. Размораживали холодильник, драили сортиры и ванны, шили заплатки, лепили котлеты. Но в понедельник с головной болью пластом лежал Алан, а вчера из-за гроз и прочего всего срубило меня, то есть реально в момент разморозки холодильника (оппозиционно-белого), я зачем-то прихожу в комнату, вижу там кровать и говорю себе: о! кровать! на ней ЛЕЖАТЬ! Через пару часов соций деликатно будит меня, чтоб спросить, не хочу ли я перебазироваться в другую комнату, пока он эту попылесосит. И я не то чтобы не хочу... а скорее, не могу. И вот с таким вот переменным успехом хронопы готовятся к путешествию. Между прочим, нешуточному такому. Так что я думаю, что мои несчастные бока стараются урвать хоть кусочек матраса прежде чем снова месяц на пенке в палатке, в общем, их можно понять...
===================

А Дошка на все выходные удрал в леса, кормить комаров и разыгрывать в мокрых лицах историю Берена и Лютиэни, что, ящетаю, нормально для осьмнадцати лет. Вернулся с охапкой впечатлений и парой целлулоидных бокалов, расписанных акрилом под ельфический манер. Ах ты Господи, как же хочется еще три выходных, чтоб все успеть... А Нюха сдала свою курсовую по Достоевскому. Ага, которую мы обсуждали два дня, потом она писала неделю, а потом я две ночи переписывала, а Нюха все то же время подыскивала необходимые цитаты (хвала Мошкову с его библиотекой!). При этом ребенок умудрялся писать в твиттер несусветную херню про то, что как будет мать умирать, она ей не стакан, но целый бассейн воды припрет - из уважения и почитания. Дитя с пафосом рассказывало, как много препятствий караулило ее на пути к успеху - и злая химичка, официальный ее оппонент, и отсутствие презентации, и гадкий принтер, не успевший распечатать великий опус. Но она, гордо вскинув надменую бровь, рассказала все устно и так рассказала, что ее училка по литературе внезапно вышла из режима "глубокий фейспалм", не веря своему счастью и глядя на докладчика с тихой надеждой, внятной только обреченным училкам литературы в школе для (вырезано цензурой) обычных подростков. И пока Нюха вдохновенно раскрывала различные образы жертвенности и внезапные алхимические превращения мучительниц в мучениц в воспаленном сознании Федора Михалыча и жестокой жизни царской России, ее осчастливленный классный руководитель тихо плакал, не стыдясь своих слез. И потом все бросились распечатывать тайком ее работу, чтоб не снижать баллы юному гению... И даже название напечатали на желтой специальной бумажке (тут я стала неполиткорректно ржать, поскольку бумажка цвета Сониного билета - то что надо для обложки такого опуса, а главное у меня от сердца отлегло, потому что конец этой курсовой - в 6 утра-то, что бы вы хотели! - был сродни известной фразе про "ротор мы сделаем деревянный" + библиографию Нюха писала сама)... "Дина, - говорю я прочувствованно, оторжавшись, - как же хорошо, дитя, что ты эту курсовую прочитала. Не сомневаюсь, что это нам здорово помогло!" - "Эгхм... - говорит эта паразитина, - да видишь ли, мамочка... Я ее не прочитала. Я просто помню, как мы с тобой обсуждали концепцию..." Дети сволочи, чо. 
==============

А Матюха уже у бабушки. Бабушка, конечно, в горе, потому что ей совершенно непонятно и неприятно, что я вместо благочестивого отдыха на даче средь кабачков и удобрений пру как последний поц по заграницам, чтобы гробить свое здоровье, бросать детей, вести антиобщественный образ жизни, что в мои лета и непристойно даже, и вообще зачем это все надо. Но я же упрямая, потому мне хоть кол на голове теши, и что мне до материнских слез. Мама, говорю... Ну не надо, пожалуйста... Вот именно, что лета уже не те, мотивация несколько другая... Но я не об этом, а о том, как у нас Матюх потерялся. Он после 1 июня отправился с Морозовичами в Сокольники, а на другой день все пошли гулять в зеленые Сокольничьи сады. Матюх натурально пропал - катаючись на быстрых роликах,отбился от стаи, свернул в какую-то потаенную тропинку - и адью! Там эти тропинки расходятся - в общем, тысячи их. Мобильник у него, естесссна, разряжен и не подает признаков жизни. Выйти самому на нужную тропу из глубин Сокольников - задача и для взрослого-то нетривиальная. Взрослые, кстати, обнаружив нехватку в детском поголовьи, пришли в панику, и в тот самый момент, когда паника достигла апогея, вдруг радио человеческим голосом сказало, что мальчик Матвей ждет своих там-то и там-то. Потерявшийся Матюх добрался до первого попавшегося стража порядка и заявил ему, что он потерялся, поэтому надо о нем по радио объявить. О подвиге чудесного здравомыслия герой потом рассказал коротко, по-мужски: "Да, я сразу понял, что надо делать. Но сначала пришлось все-таки поплакать". Мы его провожали с почтовой Совой на поезд, они с Дошкой всю дорогу шли обнявшись, в метро долго прощались, обещали друг другу писать и вообще...
=================

Музыкальные дела тоже как-то себе. Вот сегодня будем вечером в "Археологии" без единой репетиции играть 4 песни с арфой, на сольном концерте Оли Пацук, она же Фанькин арфовый Мастер. Что из этого получится - один Бог ведает, но коль скоро сегодня день св. Антония, то надо думать, все пройдет хоть и по нижней границе, но в пределах допустимого.
А 16 июня уже в Питере - квартирник у Мартина, в пользу паломников-пилигримов. Надо, кстати, будет забить какой-нибудь концерт, когда я вернусь, через месяц, благо еду через Питер опять же. Мартин будет встречать гостей с 19:15 до 19:30 на выходе из метро "Маяковская", где большой и гордый Маяковский на стенке - вот прямо у штанов все и встречаются. Наверное, это будет веселый квартирник. По крайней мере, сумасшедший - точно. Кто в это время окажется в Питере - велкам!