May 15th, 2012

Ой бля...

жизнь как есть + Абай

В воскресенье мы, конечно, ни на какую прогулку с литераторами не пошли. И даже на Сумму в 12 часов я не пошла, что уж совсем позорно. Потому что в 12. 08 меня разбудил звонок доброго друга., честно собравшегося проявить гражданский долг. А я вот только смогла что-то пробормотать и снова в объятия Морфея, потому что всю ночь до этого мы с Нюхой шили ее красное кимоно. К 5 утра это было что-то между красной тряпкой для быка и красной свиткой, разные куски которой вылезали из самых неудобьсказуемых мест комнаты. Притом парадокс - в доме ДВЕ машинки, одна другой электричей электрище более электрическая, и Алан, истый доминиканец, даже умудрился заставить "Веритас" прогрызть строчку... но потом "Веритас" сказала, что ей все надоело и ваще. А у "Тулы" сломана игла, и кроме того (самое главное) я категорически не умею с ними обеими работать без инструктажа хотя бы как их заправлять (не то что убирать бородень-бородищу снизу и перематывать ихую шпулю). Я человек старой формации, безнадежно испорченный кротким ручным "Зингером", я НЕ ПОНИМАЮ, что и как там куда пихается, а машинка НЕ ПОНИМАЕТ, почему она, такая нежная, должна терпеть посягательства всяких тупиц. О, Трашан! Как нам не хватало тебя этой ночью... И тебя, Бранд... Да массы кого нам не хватало, а мудрый Доминго вовремя смотал ночевать к Гэлу, как знал, зараза, чем ночь обернется. И красная свитка дразнилась огненными языками из-под кровати. Все же мы его пошили, "издыхая от недосыпанья", как сказал поэт, но утром литераторы обошлись без зомби. Кстати, Нюха в этой своей кимоне удрала вообще ни свет, ни заря, часов в 10, кажется.

Дальше мы с Матвеем Станиславовичем неспешно завтракали, а со всех сторон звонили друзья, рассказывая, как радостно, интересно и авантажно нонича на гуляниях, и как много вокруг доброты и тепла, особливо когда зацветает сирэнь на бульварах Москвы. Опосля трапезы все чинно поехали на воскресную мессу и в воскресную же школу, по дороге пугая граждан, ибо Матюх, готовясь к контрольной, опять "вслух читал Катехизис", как сказал поэт. 

Сунув Матвея на лавочку в церкви и отдав последнюю тыщу на праздник (20 у них первое причастие, во!), я пустилась валкой утицей во все тяжкие - а именно в "Гиперион", где сиял восхитительный маяк, рассеивающий тьму бескультурья и бездарности. Там шел пир, тимпаны звенели, экстатические вакханки орали "Эвоэ" и пьянил сладчайший ток дионисовой лозы, то есть текста, ну в общем божественный Роман Шмараков читал свои бессмертные строки. А когда не читал, было даже еще лучше, потому что тогда струилась его божественная речь уже не по бумажке, а так, как Б-г на душу положит. Ох уж и речи это были! Я вообще не понимаю, как можно быть таким умным и красивым одновременно, должен же быть хоть какой-то лимит, так ведь нет же никакого лимита! И теперь у меня целых три книжки с автографами, моя библиотека припухла от сокровищ, и мало к кому из ныне живых писателей я отношусь с такой истерической эйфорией, ибо знаю, что три книги сего человека с автографом делает малую полку вожделенней пыльной библиотеки Патриарха (да в общем, это и нетрудно, "Робинзон Крузо" у меня и так есть, а Мережковский и "Путь Абая" и вовсе не торт )...  В общем, опоздала я, конечно, Матюха забирать из воскресной школы, но меня спасли Гэл и Доминго, все в белых ленточках дежурящиев церковном дворе.

Ой, кстати, Зарина вернулась! Наша милая Зарина, она во дворе Сен-Луи с малышом милостыню просит. Ребеныш уже такой большой, бегает вовсю. Мелкие католики подсовывают ему всякие шоколадки, дитя крайне цепко отбирает бабло у матушки, искренне считая, что это на конфеты и мармелад, а остальное - неважно. Их не было долго, Зарина говорит, что сын заболел, им собирали на билет, отправили домой, да еще и зима была невыносимая совсем. А теперь вот прилетели обратно. Дома у Зарины еще двое детей, муж, но жить там совершенно никак. На неделе она работает. По воскресеньям к Сумме приходит в Луи.

Мы с Гэлом, До и Матюхом двинули кормиться, а потом мне надо было на мессу, а они внезапно предложили взять Матюха с собой на Чистые Пруды, там потом и встретиться. Матюх взвыл недетской сиреной, как он хочет на Пруды, и что ни за что не оторвется, и наденет куртку, и три раза английский сделает... Так и порешили, в общем.    

Всю мессу у меня в голове сидела одна мысль: ты, мать, совсем с дуба рухнумши или еще что-нибудь осталось? Вот где башка у человека, куда ребенка отпустила? Спасало только то, что Гэл ни за что бы не взял ответственности за Матюха, будь там опасней, чем в Макдак сходить. Ну в общем поспешаю я туда, а там... А там реально Радуга, тольбко политико-социологическая и костром не пахнет. Музыканты сидят, граждане общаются, как на форуме, народу довольно много, но не Ходынка отнюдь. У самого памятника Грибоедову все привычно - бутылки, заплевано, на скамейках всякие узаконенные маргиналы и парочки из ближайшего Макдональдса, милиция похаживает, а в глубине, к Абаю ближе, совершеннейший Гайд-парк. Кто-то стихи читает, кто-то про "еще не жаль огня и Бог хранит меня" поет, кто-то ожесточенно спорит о кастрации бродячих собак и мировой революции. Цветы и кусты аккуратно ленточками ограждены, мусор убирают добровольцы с пакетами и граблями (не то в "официальной" части - там срач вполне стандартный, чистопрудовский, еще с готских времен знакомый). На кустике висит картонка, на картонке надпись "Вся власть Учредительному собранию!", под кустиком сидят на пледах какие-то ребята. Средний возраст собравшихся установить нельзя - всех много, и молодых, и юных, и в возрасте - и все какие-то очень бодрые и деятельные. Мимо бегают всякие довольные и жизнерадостные дети и псы - таксы, бульдожки и прочая собачья негламурная интеллигенция. Матюха и До было видно сразу - они сидели в обнимку на краю фонтана и пели что-то невразумительное, но душевное. Оба с белыми лентами и крайне оппозиционистски настроенные. Потом мы еще понаслаждались видом нашей активной и вежливой родины, кстати, насчет того, что там газоны вытоптаны на миллион рублей... не знаю, как это объяснить. Они там не более вытерты, чем обычно, а вот вычищены гораздо основательнее, чем всегда. То есть при слове "лагерь оппозиции" можно сколько угодно представлять себе бутылки, пьяных психов, зассаные подступы и груды мусора, но всякий москвич, который там был, подтвердит: ничего такого там нет. Лажа лажовская про грязь на Прудах. Там чисто, ребята. Там ГОРАЗДО ЧИЩЕ, чем раньше. Строго говоря, до митинга валяться на газонах было не очень-то можно - не стекло, так окурок или какашки собачьи. А тут реально чисто. И крайне мирно. Кто хочет - за политику трет, кто хочет - играет в бадминтон, монополию, шахматы. В инфоцентре стоит сколько-то коробок, "на листовки", "на газеты", "на все". Люди кидают деньги, кто на что намерен пожертвовать. Там же, в Инфоцентре, всякие объявления, кто что потерял, кто что нашел, где какая лекция будет. Народ на кухне мастерит бутеры и раздает всем желающим, чай в большущих термосах (предупреждение "кипятка нет"), на пластиковых тарелках насыпаны печеньки, пряники и прочее, на кустике табличка "трапезная". Вы как хотите, а все там организовано по уму. И для того чтобы показать, как там все скучно, гнусно и постыдно, надо очень постараться или уж совсем совести лишиться. Знаете, там отрадно быть русским.

Потом мы возвращались домой, Матюх такой весь с белой ленточкой, благоговейно держал Гэла за руку, а тот ему разъяснял про социологию, конституцию, оппозицию, почему да как все это устроено и почему ОМОН и милиция приходят туда чай пить и никого не лупят, а им этого чаю наливают и тоже не ругаются. Я иду - ржу-нимагу. Потому что конкретная такая картинка из хрестоматии про первые маевки, только вместо алого банта - белый, а так все сходится.

Г: И вот когда мы пришли на Болотную...
М: (ошарашенно): А ты там был??? (был! мать! живые легенды выпрыгивают прямо из травы!) И тебя не повинтили?
Г (снисходительно): Нет, не повинтили. Я всякий раз убегаю.
М (решительно): Значит, ты мышь!

Гэл не мышь. А Матюх с подачи До тащится по Рэдволльскому аббатству.
==============================================

Правда, вот только что в известном Басманном суде установили, что ущерб огромен, местные жители (вроде той пресловутой бабки по вызову из "Единой России") стонут и плачут. И за 2 дня моментально вынесли указ: всех разогнать, ущерб оценить в 20 милллионов (одного газону на мильон потоптали). Очевидно, чтоб очистить Чистые Пруды от заразной нанооппозиционной пыли. Ну вернутся туда опять бухарики и гопники, начнется опять пьяная дребезня. Мы довольно по этим ЧП ночью гуляли, когда возвращались с сейшенов в "Московском времени", пройти там было не всегда приятно и мило. Да, наша чюдесная власть откровенно не въехала, что это было. Но перед светом как-то неловко совсем танками давить. Поэтому решили как обычно - подсадными утками, карманными юридическими басмачами и прочей пакостной артиллерией. (к слову сказать, вот мнение реальных месных жителей. Открытое пространство - такое открытое! Властям не позавидуешь, они никак не могут привыкнуть, что на фу-фу уже не проедешь, что у всех теперь Интернет)

И вот мудрый человек о том же говорит.
Надеюсь, затишье не говорит о том, что готовится какая-нибудь грязная провокация  и где-нибудь сейчас сидят люди в штатском и перебирают личные дела полицейских, выбирая "сакральную жертву", которая будет пырнута ножом или обожжена коктейлем Молотова. Чтоб непременно с хорошим русским лицом,  с каким-нибудь героическим прошлым и чтоб маленький ребенок остался без отца. Так не хочется об этом думать, а оно думается, потому что я здесь давно живу-то.

Скучно на этом свете, господа... Скучно, когда гриб в правительственной банке начинает пузыриться... и даже неудобно как-то на него глядеть. Если честно, наиболее жгучий стыд за родину в последнее время был не при разгоне Болотной 6, и не про путинплакалнакол. А когда на гос.сайте появилось праздничное сообщение-репотраж, как президент после праздников изволил завернуть в арбатский кабачок,  где благоволил скушать трески с картошечкой, а премьер (таперешний президент) - баранью сосиску, они все это залакировали "Жигулевским" пивком и пошли фотографироваться с официантами. На ОФИЦИАЛЬНОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ САЙТЕ.  Для граждан, которые должны были умиленно рыдать. Больше в этот день в России и мире ничего соразмерного по значимости не случилось, "и больше в очереди в тот день стихов не читали".