February 24th, 2012

Т

Привет! Полет нормальный!

Выдыхаю, отчитываюсь - и иду снова нырять в море коробок.

СРЕДА: 

Ко мне пришла faddeevaСветлана Фаддеева, буквально вошла, как ледокол, в это наше картонное море. И мигом структуризировала пространство вокруг себя, изгнав хаос, как она это умеет. Все же плохо ругаться со старыми земляками (мы помним это место, которое называли домом), дурное это дело. Поэтому мы просто пили чай с вяленой хурмой, а потом увернули какое-то феерическое количество коробок, а потом Светке уже пора было уходить, да и мне совсем скоро. Спасибо, солнце мое!

В магазине "Аист", куда я вообще-то за картошкой заскочила, меня так щедро наделили новыми коробками, что донести их до дому удалось только короткими перебежками, подволакивая кучку к кучке. Теперь детская напоминает модель Америки: там такие картонные небоскребы - страшное дело. Льщу себя надеждой, что коробок теперь в избытке.

При этом каким-то неземным чудом успела на возложение пепла. И поняла, как дико скучаю по нашему хору, по Сен-Луи, по проповедям о. Игоря и по улыбке о. Фернандо. С началом поста, католики! Сотоварищ по григорианской схоле весело намекнул, что типа эээ.... а Горький-то опоздал-опоздал. Но Горький-то не опоздал, а хорошо хоть вообще доплелся, что уже само по себе без Его милости было практически невозможным.

Вечером приехал andreevOleg Andreev - и мы уместили всю напакованную гору в его маленькую машинку. Это реально какой-то тетрис. Было немного страшно, что как только нижний ряд заполнится до клонца, он как-то мигнет и исчезнет, и наверное, так и происходило, потому что куда, блин, еще могли помещаться новые и новые коробки? И стеллажик? И зеркало? И мешок одеял? Но они все влезли, невозмутимый Олег захлопнул дверцу - и его кораблик поплыл по вечерней Москве, плавно переходившей в Москву ночную. Мы успели до половины первого оказаться на "Водном", потом молниеносно разгрузиться - и докинуть меня до метро. Самое сложное было - уговорить Олега не вести меня через всю Москву домой, а потом, естественно, возвращаться к себе, примерно в места отгрузки коробок. Мелька и Владимир (хозяева квартиры) в ночной тиши, бледные, с горящими глазами, среди мастерков, бетона и свитков обоев смотрелись настоящими вомпайрами-массонами, потому что ремонт не щадит никого. Мне бы тоже хотелось посмотреть на себя, но возможностей никаких не было - в зеркале я не отражалась. Только кожаный плащ, в который его завернули. А из живых - никто, да и были ли они там... Впрочем, насчет Олега сомневаться не приходилось - живой! Еще какой!
 
Во время перепихивания коробок по зимним тропкам нашего двора я умудрилась таки (очень вовремя!!!) простыть. И потому сейчас с полным набором радостей - кашель, горло, сопли, температура, а злорадные шмотки колготятся вокруг и скрежещут что-то типа "нас не догонят!" Даже хорошо, что не добралась до дня рождения Снежки, и вообще ни до кого не  особенно. Потому что я сейчас бактериологическое оружие, меня надо врагам кидать, я их обкашляю.

ЧЕТВЕРГ:

Мы геройские герои! Мы - это rainbow_iРиш, lubeliaЛюбелия, alchor_ernДо и alan_christianАлан. Потому что за сегодня полностью запаковали его квартиру. С Иришкой мы раздобыли славную кучу упаковки (а потом с До ходили за ещём), извели полтонны скотча, слопали всех сельдей на милю вокруг, уговорили море чая, а еще в меня вкормили сто пачек "анаферона", чтоб напоминать мне собой человека если не разумного или умелого, то хотя бы прямостоячего. Лю, скромный труженик среди пафосных ораторов, знай себе паковала коробки, паковала да надписывала. А все прочие метались, выискивали, какая книжка куда ляжет, где картон толще и куда потерялся маркер, который я съел когда-то. А у Иришки недавно утром вдруг отыскалось в подъезде мелкое котофейко, с обезвоживанием, голоданием и незатихающей мурчалкой в районе тощих ребер. И сейчас Иришка ее любовно выхаживает, откармливает, пролечивает, но там своих котослоняток 2, так что если кому не хватает в доме доброго благодарного котэ женска пола и макрелевой расцветки (в самом глупом возрасте) - велкам! Потому Ириша отправилась домой к приемышу, а мы продолжили вихри враждебные веять в панаме. В результате упаковав все, кроме пары ложек/вилок/тарелок и постельного белья, мы покинули алано-дошеское жилье, превращенное в ад для перфекциониста-абстракциониста (и лишь слегка несимметрично стоят картонные кубы).
И вот сейчас я пишу этот отчет, чтобы поблагодарить всех наших спасителей-помогателей, а еще кое-кому в далеком далеке послать весточку, что все живы.... ну и здоровы, да...

ПЯТНИЦА:

С утра и до глубокого обморока занимаюсь тем же, чем и сегодня. Но уже у себя дома. Жду всех желающих на помощь. Чай-кофе-картошка-каробке-скотч и памятные призы - с меня. Ловлюсь по известному телефону, потому что в Интернет не доберусь, далеко он, и тропы все заснежены... Как оно вечером сложится - а вот фиг же его знает. Забрать пресловутые кресла хочется буквально до дрожи. Но КАК? КОГДА??? Знакомый шофер чинит свой транспорт. Другой - тоже. И третий - тоже! Вы таки будете смеяться, но даже знакомый шофер-платный на своей мини-газели ТОЖЕ ЧИНИТСЯ. Потому что после морозов у всех машинки раскашлялись. Кроме того, а как же тогда упаковка??? Бояу, удовольствие с креслами придется отложить на послепереезда. Ну чо, бешусь, конечно, но тут уж от меня мало что зависит, поскольку билокация - не мой конек. Одновременно упаковывать шмотье на Юго-Западе и ехать перевозить любезные сердцу моему кресла-кровати на Севере - ууупс... А Москва, она, сцуко, большая! Просто ОГРОМНАЯ. Нет, прочь, прочь мысли, что ночь темна и непроглядна, рыцарь Като - злой и страшный, а мы - маленькие и беззащитные. У меня коробки! У меня скотч! Я все сумею! Я рыцарь-хламовник, и наш орден непобѣдим (от слова бѣда)!

СУББОТА:

Уж не знаю, как оно там сложится, но совершенно точно: вечером 25.02.2012 в "Археологии" будет концерт моей любимой "Птицы Си" (20.00). И я там буду тоже. И даже петь песни. И даже с Кэти Тренд и виолончелью Вовки Белова. И это будет мой московский день рождения. И это будет февральское волшебство, как всегда с "Птицей". И музыка высокой пробы. И настоящая магия сплетения слов. Да впрочем чего я - это же "Птица", разве ж вы не знаете! Да, я в курсе про Вескон, переезд, коробки и все прочее. Но это питерский десант. И не коробками едиными жив человек! И ваще у меня вся пятница на свинт-развинт всего. Потому что если в Москву прилетает "Птица Си" - то все остальное идет лесом.

ВОСКРЕСЕНЬЕ:

А в воскресенье нужны сильномогучие друзья на свершение переезда. Потому что мы будем звать газель к утру. То есть чтоб часов в 12-13 она уже пришла ко мне, а от меня - к Алану, а отттуда с заездом на "Беляево" (где будет забран Матюховый гетто-комплекс (шкаф-кровать-рабочий стол) по сходной цене) - уже на "Водный". И там.... ммать... пятый этаж без ГРУЗОВОГО лифта. А у нас кресла. И коробки. И стеллажи типа комодики. И - ДАЙ БОГ! - разобранные икейские кровати (о где ты, Ника!)... Короче, никак без сильномогучего мужика, а то пока из сильномогучих мужиков - только я. А может, мы еще с Джо договоримся - и он успеет одновременно закинуть вожделенное кресло-кровать с "Водного"... эх... не буду-не буду-не буду мечтать...

А еще в "Археологии" вечером в воскресенье будет играть "Помело" - qzzzКузя и ее супергруппа. В общем, это надо слышать. Это такой плотный, жесткий и романтический рок с прекрасными текстами, с глубоким грудным вокалом qzzzqzzz, с довольно мрачным героизмом и эстетикой петербуржской валькирии. В концерте принимает участие Даин Морийский. Может быть, это начало прекрасной дружбы! 

Так что вот)))
Т

* * *

Мой друг, покидая дом,
Снял со стенки свое распятье,
завернул его в знамя Тулузы
и вышел под радугу.

Это было вполне эффектно.
Но я, пожалуй, так не смогу.

Мой братишка, сбегая на юг,
ускользнул из дома, как вор,
прихватил рюкзак и гитару,
и паспорт - ему же лететь.

Оптимизм приличен подросткам.
Мне, наверно, так не суметь.

Я дышу удушливой пылью
десять лет нечитанных книг,
я снимаю с них паутину
и укладываю в сундуки.

В этом доме жил мой мужчина,
здесь курили, варили пищу,
я писала без счета песен -
то на кухне, то где пойдет.

В этом доме рожден мой ребенок.
Я рожала его так долго...
В этом доме я знала счастье.
И несчастье, что уж теперь.

В этом доме я мыла окна,
оттирала плиту и стены,
размораживала холодильник
и пыталась растить цветы.

Я уйду из этого дома.
Он не мой. Никогда им не был.
Если был - так уже неважно.
Значит, будет где-то еще.

Я беру с собой свои книги,
оставляю на полках - чужие.
На кольце моем обручальном
новый знак - серебряный крест.