November 10th, 2011

Т

Мой Зилант-2011. Ч.1

Этот мой Зилант, если честно, задался и запомнился. На самом деле я его всегда очень люблю, целиком и полностью, начиная от сборов в Казань и завершая финальным шагом на московскую платформу. Ну нравится и все тут, и Казань ноябрьская нравится, и время года это, свинцово-золотое, с татарским колоритом, и народ Зиланта, и эчпочмаки. Всякий раз, когда подъезжаем к регистрации, чувствую себя в родном дурдоме, где тепло, весело и все на ушах стоят. Мы еще в вагоне оказались вместе с Канцлером, Сильвестром и всей честной компанией. Но очень хотелось спать, всякие треволнения буквально с ног сбивали, тем не менее верительные грамоты были подписаны, тройственный союз заключен и концепция "пусть рухнем, зато просохнем" и "Бабе-Яге быть!" составлена. С трудом отмазавшись в Вековке от пластиковой китайской елочки, которую мне чуть было не втюхали за местную хрустальную, мы вдохнули холодный ветер ноября, и приключение началось. В вагоне, кстати, мы с юным doming0 нашли товарища по рукодельному безумию, потому вечер дружно коротали в вышивке и вязании, а До куртуазно держал нитки. Более на Зиланте наши пути не пересеклись, а жаль. Прекрасная златоволосая Александра в вышитом пальто встретила нас, шумных музыкантов с детьми, чемоданами и инструментами, собрала в стаю, провела до выхода и до отказа набила нами "газель". Там, уже в ДК, всем оперативно раздали бейджики и отправили на поселение. Квест преодолен зачотно, я щетаю! 

Накануне внезапно явился превосходный эсквайр Олди и предложил нам в проживание укрепленный и дивный однокомнатный замок, с конюшней, колодцем, ледником и всеми необходимыми пристройками - и всего-то в 8 перегонах коней до Дворца. Наша благодарность не ведала границ, и мы сказали ему грамерси. Так что, едва получив аусвайсы и зарегистрировавшись в списках, мы с До поехали осваивать щедро предоставленное жилье.
Мой прекрасный спутник и братишка, юный Доминик, остался верен себе. Первое, что он сделал, - это потерял бейдж ЧЕРЕЗ ЧАС после получения. В инфо-центре нас встречали хохотом и чуть не овациями - первый потеряшка на Зиланте! Восстановили, конечно. И заполнивши записные книжки мероприятиями типа "хочу непременно", мы поняли, что Зилант начался. Ну и понеслось! На ярмарке было пока еще тихо и малолюдно. основная часть народу приезжала позже, рабочий день и все такое. Поэтому мы вволю любовались сокровищами, и мне досталась мечта удава - кожаная сумка-поясник и к ней ремень. а До долго плакал, мялся, ежился... и наконец решился. Грохнул всю свою наличность, но купил у Ворона настоящий лук. И с тех пор ходил эльф эльфом, только что без острых ушей, но кого когда останавливали острые уши!.. А деньги - ну что деньги... Денег мы, можно подумать, не видели!

Счастье первого дня: Казань с ее предзимними золотыми березками, мечетями и особым певучим выговором, пирожки в "Лакомке", уйма народу, латунный клевер Охтара и "эчпочмак ролевого движения" - как охарактеризовал Канцлер (черная язва) .
Разочарование первого дня: не смогли остаться на выступление Канцлера. Как нетвердо знавшие дорогу домой, предпочли свинтить пораньше и успеть на автобус. Но впечатлений все равно получили вагончик. 

А еще по фойе носился бледно-розовый Грегил, с которого градом лился пот. Иногда, обводя все вокруг безумными глазами, он ронял что-то вроде "никогда больше", "чтоб я сдох, если хоть раз", "убейте меня кто-нибудь" - и прочее столь понятное в его положении. На следующий день он был уже сиреневый и, встречая коньяк, пил его из горлышка. сил говорить не оставалось. В четвертый день Грегил появлялся, выходя из стен и колонн, уходил туда же, легкая улыбка озаряла его прозрачно-золотистое лицо и пару секунд дрожала маревом на прежнем месте уже после того, как Грегил исчезал в очередной стене. Очевидно, он достиг просветления и теперь всемогущ. 50 концертов за 4 дня... И билокации, наверное, тоже достиг. В муз.блочнике царил боевой и позитивный зверь песец. Бухловский что-то паял, Ёрл куда-то бежал, Хали, мрачная и решительная, осматривала вверенные ей окрестности на предмет поправить и устроить, а Потаня, как обычно, сияла над всем этим чисто пажецким радушием и боевой готовностью ко всему.

Ночью нас, поглощавших смиренный ужин, посетила Ночная Соседка. Она грызла железную дверь и желала прорваться к нам, как есть мы скежелщем стульями по полу, нарочно топаем и кричим, а у ней сердце болит от того. На все уверения, что стульев в доме нет, окромя двух табуреток, а мы просто вот вернулись и перед сном кушаем, дай Бог каждому, Соседка отзывалась глухим ворчанием. В окно светила почти полная луна. Но, к счастью, мы знали имя Соседки, а она наши - нет, и полнолуние еще не началось. В общем, все разошлись миром. Но долго, скрипнув в ночи диваном, мы пугали друг друга Соседкой.
===========================================
Т

Мой Зилант 2011. Ч. 2.

2 день

Собравшись с утра, залив флягу яблочным соком (До), а термос - чаем с пряностями (я) и приехав на Зилант, мы сразу погрузились в некоторое подобие странного. До долго ходил в подобии прострации - и вдруг исчез. Да не просто так исчез, а в компании темных эльфов дивной красоты, каковые сгустились вокруг, подобно туману, и так же растаяли, унося с собой юного Волка, почти бессознательного от общей атмосферы Зиланта и красоты. А я, натолкнувшись еще раз на бардак с расписанием и поплакав от переноса арфового концерта невесь куда, пошла искать по свету, куда б себя приткнуть на часок. Поскольку Фанька была то здесь, то там и мы общались СМС и намеревались стакнуться только перед сейшеном, мне оставалась определенная свобода действий. И тут откуда ни возьмись вынырнул Хелек, безумный арфист, и мы понеслись с ним репетировать, чтобы вечером взять и спеть вместе с арфой на Хелековом сейшене. Каюсь, это была моя авантюра, но у Хелека хватило безумия на нее подписаться, о чем я не жалею ни на секундочку.

Мимо прошли и концерт Брайна, и концерт Ниенны, на которые мне бы очень хотелось попасть, но действительность перекрывала все. Мы сидели с Хелеком друг напротив друга, на сиротских койках, застеленных общажными одеялами, валялись ноты и пончо, между нами стояла арфа, на стене висела белоснежная рубаха придворного музыканта, общий вид помещения приятно тешил глаз когнитивным диссонансом. Все это превосходное место, где бы и нам с До проживать, кабы не щедрость Олди, носило название "Центр реабилитации КАПО". Меня это название, по вполне понятным причинам, рвало на части всякий раз, как увижу. Живо представлялось, как из-за угла в коридоре нервные и запуганные престарелые капо наблюдают за нами. Они уже, очевидно, раскаялись и теперь нуждаются в реабилитации. А потом по стремительно леденеющей улице Олега Кошевого - на настройку в Ленин-сарай, по пути сшибая воробьев. Ясное дело, что Ленин-сарай - это вон та храмина, перед которой прогуливаются пара японских воинов с катанами и в тростниковых шляпах, здоровенный беорнинг стоит на крыльце и пышноволосая Ниенна, чуть нервная после треволнений сейшена, терпеливо курит в окружении пылкого юношества. Да, дорогие, боги среди нас, и тоже не дураки на крылечке Ленин-сарая покурить.

Дальше был наш сейшен, отлично отстроенный Валерой Мустафиным, да продлит Господь его дни. Нам с Фанькой уже, наверное, ничего не страшно. после радио в открытом эфире, где мы свеженаписанную песню играли наощупь, не слыша друг друга кроме как в наушники, - так уж точно. Тем более, если всего-то нас и двое - ну трое, с солнечноголосой Потанькой, с которой мы, наверное, уже спелись за столько-то лет до состояния общего горла. Фанькины клавиши взгромоздили на сундук - и понеслось. А после мы с Канцлером, Сильвестром и прелестной принцессой Инной помчали со всех ног на четвертый этаж, где вовсю разливались Иллет со товарищи, играя в классики. Классика жанра, ага. Толпой, по одной бумажке, разобрав аккорды за минуту до лезть на сцену, пихаясь у общего микрофона... Два мира, два детства, кому - ария Царицы Ночи, кому - "но все ж побеждает добро". И не успели примчаться, как уже пора было лезть на сцену и завершать концерт, для чего, собственно, и пришли. Ну и завершили. Со всеми, кто находился там же, бу-га-га. Одно могу сказать, фраза "А принц Белоснежку полюбит" стала спусковым крючком на долгое истерическое ржание. Особенно украсили песню чистый звонкий голос Ги, звенящий, как пионерское детство, и нежный голосок Инны - хотели принцессов? Их естя у нас! Это дело нам на Зиланте пришлось спеть три раза. И всякий раз оно было все длиннее и длиннее... Ох, боюся я повторения авантюры с Родриго Мартинесом...

А потом, после "Игры в классики", в стекляшке состоялось то, чего так давно хотелось многим и многим, - арфовый концерт. Жалко, что Фаня, тоже арфист, уехала на вокзал - это был героический марш-бросок на один только день. Вообще в этом году арфы были представлены в количестве чуть большем, чем немало. Если на следующий год приедет Ася Сергеева, то будет практически арфоконвент, плавно перетекающий во всероссийский арфофест. А чо, классная идея. Вообще как-то удивительно сильна у народа неубитая тяга к классическим операм и арфовой музыке, что не может не радовать. Мы прекрасно оттянулись с Хелеком и Потаней, спев про "Биннари", "Тилли-лиль" и "Марию в терновнике", а сводный дудкохор придал необходимую эпичность. Не знаю, был ли Хелек прав, отказавшись от подзвучки. Арфа помещение взяла, конечно, а вот голос, особенно когда шло всяческое пояснение, тушился. Ну да народ, несмотря на поздний час, набившийся в зал во множестве, сидел тихо и ловил волны арфы, как воду. Хелек молодец. Лора не пришла, и Чеширский пел один, но арфа и впрямь королевский инструмент, а в сочетании с тенором звучит аутентично даже на совершенно неаутентичных темах. А потом нас погнали нафиг из дворца, и мы с До, поймав машину, добрались до дома и растворились во мраке ночи, предупредительно не скрежелтая стульями. Ночной Зилант жил своей жизнью, ну чо, дневная тоже была нормальная.
Т

Мой Зилант 2011. Ч. 3.

Проснулись мы так... в меру рано... и решили обследовать местный рыночек на предмет колбаски и пельменей чего-нибудь интересного. Интересного нашлось море, и, закинув колбаску и пельмени шмотки домой, мы с До отправились на Зилант. Колбаску взяли с собой, темных эльфей кормить. Небо было синее-синее, ветер ледяной-ледяной, мороз крепчал, и березы облетели чуть больше, чем полностью. В ДК наши с До пути разделились - он пошел на презентацию "Нуменора" о которой так долго трендели большевики. Мне же дорога легла на ярмарку, где состоялась, тихо-мирно-незаметно, самая клевая из всех презентаций Зиланта (на том стою, с того не слезу). Это была презентация Чугункона. Я вам сейчас скажу, вы тоже поймете. Эти добрые люди накрыли стол скатертью. На скатерть поставили чаек, тарелки с нежнейшим салом (домашним, привезенным специально с Украины), навалили горку смачных вареничков, сметанки там всякой, раздали кулечки с семками... и устроили повальный локальный Чугункон с его непринужденным весельем и напевным украинским говором. На третий день Зиланта, когда народ в массе своей уже осатанел от эчпочмаков и гретой пиццы в полиэтилене. За столом царили Зиро4ка и Кошка Софьюшка, в вышитых рубашках (на меня тоже такую надели, для колориту), красавицы и умницы. Они обхаживали всех, кто заглядывал на огонек, душевно расписывая все красоты и хорошества Чугунка. На запах вареников и сала тянулись посетители и мастера со всей ярмарки - и мечники, и кожники, и даже всклокоченный Йон с сумасшедшими голубыми глазами и оловянной ложкой. Мимопроходящие феи в розовом залипали на сало и обещали приехать туда, где такое дают. В общем, девкам можно было даже ничего не говорить, кроме "вот у нас так оно и есть". Это был уголок непреходящего счастья и Украины первых книг Гоголя, с семками, черевичками, солохами и прочим. А в качестве ознакомительных раздаточных материалов всем предлагалось знаменитое "Письмо казаков турецкому султану", с переводом и глоссарием. Красавы! Респект полнейший! Уважаю! В общем, то, что я лично на Чугункон поеду, объявляется делом практически решенным. В этом райском уголке я росидела до того, что чуть не опоздала на нашу с Лорой дуэль, то есть диспут. И то еще фиг уйдешь - то термос пропал, то бейджик остался на вышиванке, то как не расцеловаться с ними со всеми...

А в Гайдара на сцене уже стояла арфа Хелека, тянулись провода... Вообще в Гайдара многое  было не особенно по уму с точки зрения концертов (музблоку на заметку, хотя. думаю, герои-камикадзе тамошние звукачи уже и так все сказали). Расписание плыло и скакало, так что приходишь на сейшен - а там не он, а какой-то другой... концерты шли стык в стык, при этом ровно по часу, и времени на перетыкание  шнуров и отстройку в расписание не было заложено вовсе. Первые песни пошли в смазь, потому что шнуры умерли, микрофоны завелись, голос загулял у всех, гитара у Чеширского... "была у них гитара - не настроишь"... ну все как подобает. Хотя, казалось бы, на настройке хоть десятиминутной оно бы и решилось само собой, но настройка перед полным залом - само по себе удовольствие ниже среднего. В результате скупой платит дважды - настройка шла по ходу начала диспута, и начало превратилось в настройку.
Потанька опоздала - у нее был свой собственный сейшен - и в результате цитату, вокруг которой все должно было завертеться, выбирали два католика из зала. Ну они и выбрали...
Когда начали читать, у меня даже мурашки по спине пошли от точности попадания... Типа "дети в подвале играли в гестапо".

И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия:
знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч!
Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих.
(Откр 3:14-16)


Вот, собственно, с чего мы начинали. И вот, собственно, как оно все развивалось. Вернее, как могло бы было развиться. Потому что прямо на сцене выяснилось, что Лора, конечно, не в курсе всех наших с Чеширским разработок, не подозревает, что тут должно происходить, в глаза не видела, чего мы там с ним составляли... ну в общем обычный случай в жизни каждого "я свидитель, а что случилось?" Или в нашем случае - "я мастер. А чо играем-то?" Не, я все понимаю, "Нуменор", эльфы, зиккураты, новая концепция... Хелека в качестве секунданта назначили, как я понимаю, прямо тута, на сцене. И вся должность секундантов свелась не к отслеживанию, как идет диспут, а к простому факту зажигать свечечки, ну тоже антуражненько вышло, конечно.  Впрочем, могу сказать, что первых трех песен Лоры с Чеширом  мне и не получилось бы нормально оценить и подобрать адекватный ответ. В общей каше хрен поймешь, что там пелось. Ну да, летели по "Беломору", а когда стало понятно, что это просто такой закамуфлированный под диспут обычный концертик, даже попытались получать удовольствие нехитрым способом - вывернуть на "все так и задумано" - ну было бы странно, в конце концов, положение обязывает. Спели под арфу то, что внезапно оказалось в тему из сыгранного накануне. Дали людям насладиться видом лилий и свечек. Потешили народ дуэтом Тингола и Мелиан под арфу и "Люди пришли на сияющий Запад" как ответ. Закончили всемилюбимой "Дорогой в рай" - алаверды Ольге Арефьевой. Слезли со сцены и пошли в разные стороны. Чо сказать. После дуэли с Канцлером у меня появился хороший товарищ и соратник, чем мы всю дорогу на этом Зиланте и пользовались. Хотя изначально это действительно было идейное противостояние. После диспута с Лорой у меня... ничего не появилось. Что-то такое общедуховно пафосное... тепленький такой получился концертик, прошел и прошел - ни горячо, ни холодно, свечечки на сцене... неинтересно.

Дальше у меня был мой личный праздник и отдохновение. Потому что некоторое время можно было никуда не бежать, ничего не делать, а спокойно слушать музыкантов, кого хотелось послушать. Хотелось - по старой памяти - Анариона (а чо, кумир!). И по новому интересу - группу "Травы ветра". С Анарионом на Зиланте мне никогда не везло. Потому что или концерт совпадал с каким-нибудь неотложным мероприятием, или стоял на раннее утро (12 часов! кошмар), когда все наши валялись с жутким похмельем и надо было кому-то ходить за болящими, или еще какие-то кармические причины. Потому отслеживать приходилось только отчасти, из-за угла, по касательной. А тут удалось даже практически на полконцерта попасть, спокойно сидеть у дико сифонящего окна, укрывшись под капюшоном, и наслаждаться вышивкой, музыкой, покоем и ноябрем. "Золото и ртуть" - прекрасный тематический проект, самое то для студеного Зиланткона и темнеющей Казани за окном, а Анарион с острыми ушами, духовым инструментом и прелестной Арнакшей вызывает не менее острый приступ умиления. И спасибо им за эти мои полчаса спокойного счастья в общей сумятице тяжелого начала ноября. А потом на той же сцене выступали "Травы ветра". Я, если честно, услышала их только потому, что ребята заявились на Зилант и кинули, естественно, ссылку в контакт. Оказалось настолько славно, что несколько дней они у меня были в рабочем плей-листе. Проект совсем еще молодой, если продержатся на сцене три года, реально, это будет очень круто, не то, что продержатся, а то, что из этого получится. Там все нормально с текстами (даже более чем нормально), все хорошо с драйвом, а что их на сцене 8 человек, так то нормально для первого года жизни практически всех молодых команд. У Фьеллы, вдохновителя этого дела, прекрасный голос, своя подача, своя дорога и свои источники. Книжные, конечно. Но как-то, если определять... это русская литература XIX-начала ХХ века, прочитанная через призму даже не столько ролевой музыки, сколько пост-фолка, как-то так, наверное. И как человек Фьелла очень славная, судя по всему, - и по текстам, и по манере держаться, и с юмором у нее все нормально. Мы их потом вытащили на афтер-пати "Зиланта" в "Археологии" - и вообще ни на секунду не пожалели. Надо с ними дружить, хорошие они. Если поедут на Блинком, питерцы, весьма рекомендую. Хотя, конечно, толком их послушать на Зиланте было практически нереально - "Малый зал" Ленина с его гулящей акустикой и специфическими пустотами для восьми молодых и не слишком пока сыгранных музыкантов предназначен слабо. Особенно если подключать "скорей-скорей", всех сразу и ваще. Половина песен прошла вообще без голоса Фьеллы, то есть голос был, но такой, в общей картине что-то звенящее. Слов не было слышно, а жаль. Они там весьма важная составляющая. Но тем не менее, я практически не сомневаюсь, что они когда-нибудь еще сыграют в БЗ, и это будет хорошо и хорошо весьма.

А потом в том же БЗ был концерт Тэм. Этот человек меня не перестает поражать своей дикой пассионарностью. И, думаю, для части народа, кто стоял за кулисами и сидел в зале, была неплохая школа. Руст не приехал в этом году, увы. Ну так Тэм устроила натуральный мастер-класс своим концертом, показав, как надо настраивать себя, как надо относиться к своему делу. В общем, кто говорит, что Тэм была не в ударе, наверное, были на каком-то параллельном концерте. Потому что этот концерт реально был чрезвычайно плотным и забитым под завязку, так что на перервывы между песнями времени почти не отводилось. Тэм крут, чо уж. Народ в зале, кстати, тоже так считал.

А потом начался просто полный ахтунг, потому что за кулисами срочно готовился "Турнир на Песнях". В чем там была суть, у меня практически не было возможности вникнуть. Мы в это время с Канцлером, Сильвестром и юной Инной заперлись в гримерке и отчаянно воплощали в жизнь нашу сагу о Бабе- Яге. Втроем, под грустное мычание, под бодрое рычание, под дружеское ржание - последнее по преимуществу. В общем, нам уже практически ни до чего было, ну а потом Тэм и Ги стали застрельщиками, юные менестрели выходили сражацца на своих музыкальных инструментах - и так далее. В общем, Катя Гопенко в качестве юного менестреля... гм... не думаю, что это было справедливо. по ходу, ей бы самой в застрельщиках быть. Но тут уж как вышло. То, что она победила, неудивительно совершенно. Но по уму юный менестрель, занявший второе место, Шаманка, был реально юный менестрель, а Катерина, скорее, малоизвестный мастер. Ну да теперь она известна гораздо шире, по крайности в определенной среде, и остается только порадоваться.

А под конец мы второй раз спели эту идиотскую песню о добре и зле. Когда все вышли в темноте со свечечками в ладошках (а у Хранителя Волтейры сразу две), и с благостными лицами затянули про "сказки гуляют по свету, ночь запрягают в карету", мне стало ясно, что таки да. Силы добра наконец-то победили силы разума, притом нашими собственными руками. И сами пали в неравном бою. Осталась только злостная панкуха, не щадящая ничего святого. После чего с чистым сердцем, усталые и голодные, мы разошлись - кто в КАПО, кто в школы, кто на последние ночные сейшена, а лично я - домой  к пельменям и дивану.  Завтра должно было начаться рано.