August 9th, 2011

Т

Вчера. Св. Доминик

Доминго  - футболка с волком, волчьи клыки на шее, переминается с ноги на ногу, взрывается прямо в небо. "Я люблю москву, ороро!"
Блейз - темное застенчивое сияние, кофейное мороженое, мешочек самоцветных камешков, когда тебя здесь нет, это неправильно.
Нюха - гордая девушка-совершенная москвичка в серо-сине-трепетном, на каблучках и с непременным скользящим взглядом. У всех барышень такой в арсенале. Откуда они такие берутся???
Вейзе - и вот мы варим шоколад в дырявой джезве, а он с шипением убегает через отверстие, где раньше была ручка. А еще она вся как воздушный шарик-бабочка, и если бы не гипс - "ах!ах! красотка улетела".
Алинка - саламандра, смеется, лезет в сумочку, поблескивает кольцами, уютно устраивается где угодно - она уже захватила этот город, городу это пошло на пользу, невопрос.

А мы шлялись по кафе, барахолкам, разным домам. Лена купила подкову, и теперь увезет ее в свой дом - подкова из Москвы. До ни разу в жизни не был в Макдаке. Все ахали, ужасались - как же так! А вот так. А вчера мы рванули с До на утреннюю мессу в Катедру, пришли даже раньше - к половине стремительной предыдущей, которую служил о. Иосиф. Потом долго курили под зееным раскидистым кленом - кто бы мог предположить, что в сердце Москвы скрывается такой патриархальный дворик - с деревянным забором, с воротиками, а в небе парят шпили Катедры. И в лавку зашли, с ее несметными сокровищами, связками розариев, чашками, книгами, статуэтками, серебряными рыбками и крестами. А вечером, после работы, опять на мессу, уже с Аланом. Потому что 8 августа церковь - это место, где всегда месса, и всегда во славу Доминика, весь день - пир в чертогах Господа, в честь нашего Падре, конечно. И мы прискакиваем к нему на день рождения в небеса, а потом опять удираем по своим делам, и снова заворачиваем - и нам дают еще по куску торта и говорят: "ну вы там смотрите, не очень-то!" - а мы "ага, мы скоро!". Во дворе Катедры собирается народ, выезжающий в Мадрид, общее радостное оживление - пилигримы, молодые, веселые, перепархивают с места на место. И падре Дима, сто лет его не видели, вместе с о. Фернандо полетят в Мадрид в этой стае воробьев, сплошное ликование и чириканье.
Мы на вокзал, провожать магаданцев в Питер, курить с Леной в укромном уголке, пока До с Аланом самозабвенно глядят фотки. До при Лене официально не курит,  и правильно: почтение к родителям - это святое.
 А у меня уже кончился табак, который подарила ne_nastye . Она прекрасная, она как всегда виделись. И теперь у меня есть машинка для набивки сигарет - и я даже умею набивать, хотя и не особенно хорошо. Но табак уже весь кончился, и завтра надо будет пойти за табаком, и за малиновым сиропом для Вейзе, и за тропическим - для Нюхи, и за всем подряд.