June 8th, 2011

ах!улиточка

Вторая Гештальтная песня

В "Дредноуте" крайне симпатично. И хотя там - увы! - просто негде будет танцевать прекрасным девам, и хотя там еще делать и делать, но новая норка Эммы очаровательна. Как подобает любой пиратской норе, она имеет три выхода (один тайный), склады с продовольствием,  чтоб выдержать длительную осаду, головокружительные лестницы, изрядные запасы пива, рома и прочего кофе, а в подвале поют и играют музыканты, которым все нипочем. Надеюсь, количество сортиров в дальнейшем будет кардинальным образом увеличено. И найдется куда складывать шубы и кафтаны, когда придет зима (простите, что о грустном). Пока что по обоим этажам стремительно проносится худощавое белое привидение с разлетающимися волосами и в блеске очков, под потолком змеятся серебряные трубы, лестница без перил хищно оскалилась щербинами, но это таки да - наш "Дредноут", который все так любят.

Кстати, помните, что нынче вечером там концерт в фонд девчушки Лены? 

А вот обещанная песня, которую мы позавчера дописали, тогда же положили на музыку, а вчера - сырую и недопеченую уже скормили друзьям, таки донесшим старые кости до сейшена. Как обычно и бывает, песню сделали так, что играть мы ее можем только с Фаней вместе. Там опять аккордов больше, чем я могу произнести (картинка с выставки: Фань, поглощенная рабочим процессом, ожесточенно подбирает последовательность, совмещая с записью на коленке: "Соль-бемоль... бля.. мино-ор... разрешаа-а-аем его кудааа?"). Но, как это часто бывает, змеи уходят долго - у них хвост надолго остается. Ежели у Эммы "Дредноут" работает все лето, так мы непременно там еще окажемся! Итак, песня!

Вторая Гештальтная песня

Вечер наступает незаметно.
Тени опустились на саванну.
Шелестят некошеные травы,
Покрывая степи Кордофана.

Там, в шатрах охотников-номадов,
Где вино качалось в чаше грубой,
Говорил мне вождь седой и старый
О повадках диких трубкозубов.

Целый день он спит в норе глубокой,
Им самим откопанной в пустыне, -
И звенит песок под ярым оком
Солнца, что сияет в небе синем,

А когда светила злая ревность
Сменится похладой соловьиной,
Трубкозуб выходит на поверхность
В поисках дороги муравьиной,

И почуяв кисло-сладкий запах,
Пиршество убийства предвкушая,
Он несется на бугристых лапах,
К почве каменистой припадая...
=====
И тогда - послушай, белый мальчик, -
Ты выходишь из куста магнолий
И хватаешь эту дрянь за рыло,
И пинаешь нафиг от дороги.

По дороге пролетают ЗИЛы,
Джипы и тяжелые КАМАЗы,
Трубкозуб шарахается в страхе
И стремится закопаться в землю.

Ты не знаешь, глупый белый мальчик,
Что за сила в этом страшном звере.
Он за три минуты роет землю -
И конец ВЫШЕУПОМЯНУТОМУ джипу.

Взрыв, железо, вопли, катастрофа,
Плач сирот и горе черных женщин.
Бей, сынок, по морде трубкозуба,
прогоняй заразу от дороги.

Там, на пешеходных переходах,
где цементом почву укрепляли,
сотни этих желто-бурых тварей
обрели заслуженную гибель.

Не зарыться трубкозубу в камень,
не порвать когтищями асфальта.
Помни: для проклятых трубкозубов
делают в пустынях переходы.
 ===============

И добавил воин чернокожий,
Острый нож точа о плоский камень:
Сколько я их, гадов, уничтожил,
А в груди не гаснет мести пламень.
В темноту глядел старик устало,
Закусив обветренные губы.

Ночь висела черным покрывалом
И в ночи свистели трубкозубы.

Протрубкозуба можно также ознакомиться тута: http://books.google.ru/books?id=nex2re8XZQcC&lpg=PA255&ots=brcxWLUr_V&dq=%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B1%D0%BA%D0%BE%D0%B7%D1%83%D0%B1%20%D0%B1%D1%80%D0%B5%D0%BC&pg=PA255#v=onepage&q&f=false