March 8th, 2011

из окошка смотрит

8 марта - редкий повод почувствовать себя...

Я, блин, наверное, твореческий человек с офигенно богатым внутренним миром. Но горжусь нестандартно проведенными выходными.
Потому что 7 марта, выпинав мужиков из дома (мужики - в гости пошли, за город, с ночевкой), сладострастно предавалась изгнанию из дома всякого шита (неиллюзорного, в пакеты складуемого) и помыванию полов. В это время дитя Нюха критически доводило до ума белое бальное платье, к коему надо пришить золотую сетку и золотые банты для полного счастья, а Потаня увлеченно вертела красно-белые помпоны, освоив технологию. Ночь прошла среди растревоженных гор мусора, бархата, белого шифона, золотых кружев и цветной шерсти. И НИКУДА не надо было бежать, ни на работу, ни с работы, ни на сейшен, ни на репетицию. Только я и мой бардак. дом родной.

А 8 марта, в Жирный вторник, кое-как скомандовав бардаку "Равняйсь!-смирно!-по порядку расползайсь!", пошла на кухню печь блины из 5 литров теста, а то и больше - на две кастрюлищщи. Напевая про себя "Мизерере", потому как на репетицию сейчас бежать. На соседней улице будет веселая католическая посиделка с бонапартистским уклоном - я буду там присутствовать как Бланш Маргарита - в виде куска мяса, за коим соций с утра добежал до нас с блинами. Ребенок умчал на свидание. Потаня возвращается в Саратов. А я лечу на репу, будем веселиться и репетировать песнопения к Пепельной среде. И веселиться.

А еще я нарыла новый сладостный способ вязания розочек крючком - из ленты. Горю Ж попробовать. "Ж" - это "желание".

Завтра в 18.30 месса в Людовике, пепел, "Мизерере", первый день поста, фиолетовое облачение. Добрые католики, а пока еще Жирный вторник!

Всех с праздником! А зиму-то мы перетянули!