October 27th, 2010

Т

и паки еле проснувшись

Печь блины на сковородке диаметром в полплиты - это тру!
А вот вертеть ее, чтоб тесто распределить ровным слоем, - это еще труше!
И закатывать в оные блины все, что попадется под руку, в качестве начинки, - это совсем офигенно.

В ТРИ ЧАСА НОЧИ, БЛИН...

У меня сейчас блинное похмелье... поблинье...

Пойду штоль на работу, развеюсь...

А вечером на сейшен - в "Московское время".

А потом в пятницу в предноябрьский поезд - и в Питер-р-р, к Гороховскому.

Ччерт! Сегодня я совпадаю с вечером памяти О'Карпова (не совпадаю!) и с нашей же хоровой репетицией перед латинской мессой. В Питере 30 - с Хельгой (у того же Гороховского, но Хельга в доме, а мы - на студии REC-TIME). Утешаю себя тем, что нет разнообразия, кроме разнообразия, и разнообразие - разнообразие его.

Оксо! Твой сыр и вишневый сок - это привет из рая) Там всегда сыр и вишни, я знаю.

А еще я нонича человек-валенок, у меня войлочная голова, шерстяной взгляд на вещи и полная неспособность к акустическому ориентированию в окружающем мире - звук в валенке глохнет и спит. Одно хорошо - валенок уютный, и в хрустальном мире на тонком плане лучше быть валенком, чем кирпичом, меньше вреда причинишь себе и людям. Ну хоть блины на работу возьму...