October 18th, 2010

ах!улиточка

Кратенько

Выходные прошли - просто чума! Сегодня я просыпаюсь и понимаю, что могу собой гордиться. Потому что такого кайфа (при всем гомерическом бардаке), какой был у меня в субботу, я не испытывала оооочень давно.

В субботу утром приехали juliaklauzerЮля Клаузер и ilisovИгорь Лисов, далеко на "Планерной", средь осенних кленов и серых домов, мы обрели друг друга. В квартире прекрасной златоволосой Лерочки, прямо сошедшей с иллюстраций Трауготов к скандинавским сказкам. Лерочка всплеснула ресницами и извлекла откуда-то чудный чай с пряностями, Игорь пошел за кофе и сахаром в зачарованный кленовый лес и пропал, ну это он умеет - нельзя таких, как он, отпускать в осенние леса, в трех листьях закружится, уйдет в себя и не вернется, а мы типа сиди-переживай. Из ванной вышла Юля, уже вполне живая после дороги и трудностей жизни. Я знаю, она ундина. Она когда оживает, сразу начинает петь, звучать, струиться, а оживает исключительно в воде или в непосредственной близостью с оной. После ее воскрешения бардак нарастал в геометрической прогрессии. Мы репетировали все, что можно, отчаянно мешая при этом рыжему Скифу тем, что постоянно трындели, трепались, ржали, городили чушь, несли ерунду, мололи языком - и все прочие синонимы того же ряда. Зато чай был на славу! По ходу выяснилось, что Лерочка - прекрасный вариант на бэк-вокал, о чем тут же ее поставили в известность))
До того всю ночь я как умная Маша шила из перемазанной акрилом черной тряпки разные кошмарного вида шаперончики  (мои, цветики степные.... видите.. не попускает!!!), а Юльку в шаперончик такого оперно-бомжатского вида решили не одевать - ей достался понтовый, черно-бордовый с бархатными вставками и расшитый гранатовыми золотыми орнаментами. Угу! Она его надела, и была в нем неотразима. Только надела на... гм... нижнюю голову, отличная, в общем, получилась юбочка. А в капюшон скидывались флейты, конфеты, сигареты и все прочее (при желании и небольшой лук со стрелами туда бы поместился). Митя Скиф гордо отказался уродоваться этими кошмотряпками, а мы так ничего - чем страшнее, тем лучшее.

"Гарцующий Дредноут" был великолепен, как всегда. Народу даже неожиданно пришло, несмотря на холод, голод и общую бескормицу. И танцы были, и венок осенний (чудесный!!!), и все было. Мы ваще всякий стыд потеряли, потому что как-то совсем было не до него - а было реально как в развеселом Перелетном кабаке, с чаем, рыжими красотками, длинными юбками, черным-белым вистлом и пятиструнным безладовым басом. Боже мой прекрасный, я еще так хочу! И не раз! Но вот чем горжусь просто до последнего предела, так это тем, как прозвучали Юлины "Куропатки" (жаль, на Зиланте не повторить - куды ж оно без Юльки и Лерочки). Вечером после концерта (и сейчас! И сейчас даже!!!)  у меня было такое ощущение (не прошло!!!), что мы просто три часа на сцене хохотали, не переставая, в груди щекочется. Как пьяные, честное слово, только не от вина. На концерте была прекрасная дева Тишь. В ЮБАЧКЕ!!! Чудо как хороша девица, и честное слово, будь она в юбке в пол и при корсете - лучшей юной маркитанточки при полковом обозе не сыскать. Ну такая, из тех, у кого глазки в пол, румянец стыдлиииивенький такой, а за подвязкой - мушкет, и под передником три стилета, и ваще она только что с задания (гы-гы-гы). Растут детки!

А вообще с каждым разом я просто увеселяюсь сердечно, какие они (вы) все красивые - при осеннем свечении, в кабаке, за столами и на лавках, на скрипучем на полу каблучками. Это уже старость, или я все же где-то недобитый фолкер?

В воскресенье утром зашла старинная подруга, посидели, кофе выпили, болтали о новом магазине, где продается вкусный творожок, о детях и прочей фигне. Бэкграунд:  в Сантьяго мы молились за нее с Аланом у каждого дорожного креста. Почти год ее муж провел практически на войне за нее, являя просто чудеса преданности. В мае месяце она была на краю могилы, если не хуже - врачебная ошибка, при операции в больнице занесли вирус менингита, скрыли этот факт, в результате красавица и умница, филолог-билингва не помнила, как самостоятельно одеться, выпить чаю и так далее, а ее речь, обычно безукоризненная, представляла какое-то смешение отработанных языковых клише-оборотов и отдельно выплывающих невесть откуда взявшихся слов, буквально первых попавшихся, и не факт, что на русском. И вот сейчас - мы щебечем на кухне, приехала с дочкой посмотреть мюзикл "Обыкновенное чудо". И вправду, оно. Обыкновенное чудо.

А потом месса, и репетиция в храме - и даже "Глория" начала складываться. Красивая и звенящая, хотя и сложная.

А вечером мы с Грегилом и барышнями Сашей, Жанной и Эммой отправились по вечерней Москве на смотрины. У меня уже было состояние полного зомби после недели жесткого дотхе, спасиор ребятам, что они дождались в метро. Клуб от "Баумановской" совсем рядом, но самостоятельно я бы его в таком помрачении не нашла. Майк Гуляев (хвала ему вовеки, неукротимцу) открывает "Археологию". Вот уже 22.10 будет первый концерт, Дэн Назгул и откроет. Планы, конечно, у Майка гомерические: он нас таскал по своей территории, как король по королевству. И вправду такая получается усадьба, с огромными залами, переходами, пока что половина красоты в проекте, но то, что есть, - уютно до чрезвычайности. Балки темного дерева на беленых стенах, стойка, желтые окна - верхушки их, как половинки апельсиновой дольки, все прочее  плотно зашито деревом и побелено. Но Майк говорит, что этот бретонский колорит - явление временное, а все будет засупано, уставлено, раскрашено и снабжено терракотовыми барельефами. Очень, просто нечеловечески хочется уже там играть - клуб будет на диво (особенно если и вправду вентиляцию проведут, как задумано!) В общем, жизнь-то как налаживается!

А еще у меня личная мядаль. То есть гордиццо грешно, но я не могу.

Я знаю, кто такая Тикки Шельен. Это одно из существ, которые пришли к Кредентес просить её помощи в написании текста, проповедующего убийство катаров и прочих еретиков (!), и было очень!!удивлено и в лучших чувствах!!!обижено, когда Кредентес среагировала на текст и его авторов без особого благоволения (а ещё они исторически безграмотные, но не в том соль). В самом деле, они всего лишь хотят тебя растерзать, как можно за это относиться к ним без особой симпатии... Говорила я тебе, не общайся с зомбями. Они плохи уже тем, что через некоторое время начинают казаться людьми, и критерии человеческого размываются...  Искусство тут не стояло, это пропаганда. Примерно таким же "искусством" занимались Симон Бикинди и Йозеф Геббельс. За эту деятельность причитается верёвка.

И не говорите мне, что если это писала Лапочка, комплимент не засчитан! Засчитан, засчитан! Мы с Аланом достойны веревки за "Доминиканскую кантату". УРРРА! Я ПРАПАВЕДНЕГ! МИНЯ БЫ ПОВЕСИЛИ ЗА НАШЫ ПЕСТНИ!!! Спасибо тебе, Господи, спасибо тыщу раз! Если устами Нади глаголет истина,если я правильно понимаю посыл, то это реально "имприматур". Лапочка, солнышко, спасибо тебе, милая,- это лучшее, что можно было бы услышать в данном контексте о данной вещи (дивный, дивный народ! я и надеяться не смел). Если бы у меня был сейчас миллион роз, я бы послала их тебе в знак глубокой признательности.

Вот так, ога. "Доминикану", кстати, тоже на Зиланте играем. А в декабре непременно что-нибудь такое устроим в "Археологии", там просто прекрасно, уже люблю-нимагу это место.