September 16th, 2010

Кто здесь?

жжызнь идучая

С удовлетворением понимаю, что начинается активная подготовка к ноябрьскому выезду (вернее, к ноябрьским разъездам). Впереди еще полсентября (и завтра, кстати, "Перелетный кабак" - с поздравлениями Вейзе и сбором, отнесенным в РДКБ), целый октябрь  и вообще. А в голове уже ноябрь. И программа, полная бранлей и тарантелл, плавно переходящих в данс-макабр. А кстати кули у нас еще ни одной тарантеллы нет? Непорядок, надо написать, штоле. Потому что с помощью неоцененно-прекрасного товарища Марины Кравцовой, честь ей и хвала, совершен перевод с итальянского наречья типичного такого макабрического бранля. Хожу - прыгаю.

Завтра же все будет в "Московском времени" - Покровка 17. Все - это allimakКамилла, Илья из "Небослова", lilly_annОксо (у которой самой день рождения был буквально туточки - 11 сентября) и я. И мы все. И вот так. Вечер, в 20.00, чтоб все всё успели, кому с работы бежать. Стоимость 200 флоринов - и ей-богу, лишними они ТАМ не окажутся.

Песни про осень, про Испанию, про рыб и улиток, про все, что в голову взбредет. В ожидании макабря - у нас индейское лето, оно же лето св. Мартина. На работе все заболели и вымерли. А я купила себе книгу про Стамбул-Константинополь, книгу про дворцовые перевороты в России елизаветинских времен и книгу про пустынников начала прошлого века. И еще огромный плащ-палантин цвета октября, бордово-золотисто-коричневый и в мелкую серебряную бусинку. Теперь хожу не то как византийская мозаика, не то как бродячий диван. Идея с диваном нравится существенно больше. Из всех запланированных дел осталось перебрать три мешка чечевицы и сходить в воскресенье на ярмарку меда после детской мессы, потому что на прошлых выходных мы таки поехали с социем в лес, спать под вечным небом Бородина, пить молоко от можайских коров (я) и видеть странные сны про собак и лошадей (Алан). Возвращаясь домой, между прочим, запинались о крепкие маслята в сентябрьской траве. Чудом не пропустили мессу - и в этом тоже было что-то до дрожи аутентичное: бегом-бегом, с рюкзаком и в лесных штанах врываться в храм св. Людовика практически с Бородинского поля, занимать свое место в хоре, успевая прямо к "Аллилуйя"...

В воздухе пахнет осенью.