January 27th, 2008

Т

охххх!хор!

Ох, давно и давно же меня тут не было. Двойная жизнь сожрала Себастьяна Найта, реал такой густопсовый и сплошной, что на виртуальное обдумывание действительности времени нет совсем. Но да, сегодня стоит поставить крестик, сегодня супер, будем отсчитывать. Сегодня у меня типа небольшой личный праздник, это после гигантского недосыпа, мерзейшей погоды, полного развала в голове и прочих золотых прелестей домашней европейской смерти. потому что сегодня отважный Вася, золотой голос
Непорочника, позволил мне петь вместе с хором на Мессе.Потому что с трех репетиций, с полного нуля, не зная ни черта про невмы (и даже пару раз вслух назвав их крюками), с моей дивной латынью (целый семестр, раз в две недели по 1,5 часа, единственное, что помню - "ornare" и "лингва латина нон пенис канина эст"), и вообще блин, блин, блин!!! И ничего, даже робко пожавшись у стеночки, поджальше от микрофона, смогла что-то такое протянуть, вовремя сообразить, когда заткнуться и не высовываться, и даже воздуха хватило на длииииииинное "Аллилуйя!". Да еще и после репетиции "Башни" к февральскому концерту, так что голова уже была продутая, горло рабочее, самое то! Мои музыкусы
смеются на репах - типа давай-вкалывай, так, глядишь, и из тебя толк выйдет! А что, я уже даже обратно поднимаюсь до уровня той детки, что в музыкалке с листа на раз плюнуть пела "катилася бочка" и "ты ж моя перепелочка". Это потрясающе - снова почувствовать себя дура-дурой, неумехой тупой и вкалывать, памятуя наставление Славы Сухарева, (RIP). Я смотрю на Него снизу вверх из-под купола, там рядом витражи, сидит органистка прекрасная, наши возносятся голосами, как крыльями!

Узенький смуглый ангел-опекун Тина сегодня меня спасала, показывала граненым коготочком вверх или вниз пора уходить, пододвигала Градуал (это книжка такая, где берут - не знаю, очевидно, придется из западных земель везти, без него тяжко), всячески ободряла, что мол трудно первые сто раз, а вот уже и 97 всего осталось!

Мысль, поражающая своей новизной. Григорианику трудно слушать не в церкви. А там трудно слушать не григорианику.