August 20th, 2006

Т

(no subject)

Август, божественный месяц, созрели земные плоды, виноград, баклажаны,
Август, зеленые клены наглядно сияют на плоской небесной эмали,
Лето исходит последней жарою, срываясь на грозы, скрываясь в туманы,
Душные полдни, ознобные ночи, больная птица на скомканном одеяле,
Глаза у птицы заволокло, серые с золотом глаза у птицы,
Птица дышит хрипло и тяжело, темные перья ее разметались,
Птица заглядывает в меня за миг перед тем, как начать мне сниться,
И, засыпая, берет мою руку невесомыми призрачными перстами.

Откуда ты знаешь про ангелов,
сказать смешно,
как любят они, что едят они, о чем грустят,
А даже если никак не любят, мне уже все равно,
следы от ее невесомых пальцев на коже моей горят.

Осень-арахна плетет кружева, все одно - получаются липкие сети,
Северный ветер рвет черепицу с моей и так-то нетвердой крыши,
Когда-то давно мне хотелось спасти всех раненных в жопу на этой планете,
Но Бог, как всегда, оказался прав и меня не услышал.
Если бы только узнать, как можно распахнуть ее клетку, вернуть ей воздух,
Если бы только успеть отыскать для нее у аптекаря целебные зерна,
успеть, потому что золотые глаза уже тускнеют. Пока не поздно,
Вернуться в небо, и не умирать, и бить крылами в чертогах горних,

Оставь в покое ее, идиот,
уйди и забудь.
Не лезь в чужую жизнь, идиот, будет только хуже.
Но когда я вспоминаю глаза ее, мне уже не уснуть,
Я вижу только глаза ее, и весь этот мир мне нафиг не нужен.

Август, божественный месяц, потоки метеоритов, летучие мыши тоже,
"Август" - само это слово застряло в горле, как пакостной крови сгусток,
Ты же не лекарь, ты шарлатан, идиот, ты помочь ей никак не сможешь,
Откуда ты знаешь, как умирают ангелы, будь тебе пусто!
Нет таких трав, чтоб сорвать, заварить, растереть в меду и скормить по ложке.
Осень-арахна глядит сквозь решетку ажурной листвы золотыми глазами,
но если я вправду увижу, как эти глаза застилает серая пленка,
Сон это был или нет - мне плевать, моя голова разобьется о камень.

Анафеме предан тот, кто не верит, что кроме земли, есть что-то еще.
Анафеме предан тот, кто скажет, что у птиц и у ангелов нет души.
Я умоляю ее -- держись.
Я умоляю ее -- держись.
Я целую ей полупрозрачные руки и Господом заклинаю - дыши.