June 25th, 2006

trikster

Хвать! Попался-попался!..(с)

Вернулась в Мооскву. Ну ты даешь, стоолица. Кооомары просто оозверели, жаркоо, душноо и воообще.
А еще укупила в Питере столько книжек, что рука устала их штемпелевать. Экслибрисовать? Экслибровать? В оббщем, мнооого.
Половину, правда, прочитала в том же Питере. А что -- ночи белые, кофе чорный, дети-родители спят, жить-то надо.

Дети, все два, остались кайфовать в дачной местности. Им будет речка, трава, небо и завывание машины с молоком по средам и пятницам. Вот такой у нас библейский совхоз под боком. Зато молоко обалденное. И сметана сладкими пластами. Как раз к клубнике. Хвать клубнику! Попался-попался.

Так нежно и хитро приговаривал Матюх, сцапав бутылку Спрайта из холодильника и таща ее за собой в укромный уголок: "Хвать!.. Попался-попался. Попался-попался. Попался-попался".


Потеряла серебряную веревочку. Теперь хожу только с коралловыми бусами на руке, а серебряная речка между бусинами больше не течет. Эх! Питер взял себе мое серебро, отдал свое золото. Солнце, радость, книжки и вдоволь дождя. Юбка промокла до нитки за две минуты.

Ночью в поезде читала "Пять имен". Мальчиков. Феликс -- лучший. Однозначно. На втором месте -- Дейч. А еще лучшая -- Афедронушко. Бессравнения. Они втроем срастили мою головушку, расколотую было совершенно заупокойной литературой, свалившейся на меня до того. Спасли мою душу. А то бы пришел по мою душу Хмырь из Бездны (он же Болотный Человек), а так не пришел. (*не читай "Страну приливов", не то будешь писать криво*) Это я к тому, что на торфяные болота современной словесности как родной, так и двоюродной, надо выходить в каске и рыбацких сапогах-чулках. И ни в коем случае не поцарапанным ментально.

Разница между Феликсом и Стрейнджером как между теодицеей и богооставленностью. Хвать! Попался-попался.

Хотела написать об этом статью. Типа критический разбор-сравнение. Напишу, когда похолодает.

Поеду завтра куда глаза глядят. Пусть они чего-нибудь такого углядят, что будет не хуже зеленого пламени, когда Кэти калила медные трубочки и не хуже жаркого сполоха, когда она приносила на ладони только что отполированную фибулку. И не хуже платинового голоса Леи, когда она поет. И не хуже сияния глаз Анарис под проливным дождем. И не хуже любимой книжной лвки на Пионерской. Хвать! Попался-попался.