June 28th, 2004

Т

Мсква, 7 роддом, ха-ха

nikab родила, славную увесистую девушку Виту Вячеславовну. И вот лежат оне в 7 роддоме г.Москвы после кесарева, Ника просит принести ей книжку, потому что скука смертная, еду ей носят родные, а почитать -- не очень.
Идем туда. Люди, это что-то! Я честно спрашиваю, можно ли к ней подняться или только через стол передач, на меня персонал реагировал так, будто бы я спросила, занимаются ли они с охранником анальным сексом на рабочем месте. Впрочем, что-то мне подсказывает, что и в этом случае возмущение было бы меньшим. Дальше бабка смотрит на мешок с парой книжек, на бумажку с номером палаты и разражается криками (не преувеличиваю, бабка орала, как в трамвае на воришку), что этой уже носили сегодня (подробный перечень личных характеристик Ники), что она только что туда ходила, что она сейчас просто этот мешок на стол кинет -- как хочете тут. И добавляет, что типа "в игрушки сюда играть пришли!" Неа, говорю, вы так не поступайте, потому как книжки дорогие и если пропадут, я ж тут такого шороху наделаю. Бабка с грохотом швыряет книжки на эмалированный столик рядом с ней и с омерзением смотрит на следующего. Кстати, пока бабка орала, очередь желающих передать успела-таки накопиться немаленькая. Полагаю, надо бы спросить Нику, когда она оттуда выйдет, как ей там было.
И после подобных сцен еще в дверях, они хотят убедить, что в роддоме лучше, даже за большие деньги? Я фигею, дарагая ридакцыя.

Особая благодарность героической моей семье, каковая пропылила по самой жаре путь до "семерки" и обратно. А на следующий день наступило похолодание.


А Кожев -- волшебник и маг. Его игрушки -- это просто праздник какой-то. Только моя охуенная доброта и терпение позволили не вырывать у Матвея Кожевскую Волшебную Ложку, а подождать, пока ребенок наиграется, и только тогда играться самой.