June 24th, 2004

Т

(no subject)

Как-то удивительно грустно, когда вдруг нахлынет -- и сидишь оглушенный. Слушаешь, как со стеклянным шорохом стекают с тебя воспоминания. Смешно. oxanasan подарила сегодня совершенно кристальный вечер. Кошки ее да крыши просто не от мира сего. Уводит только так. Даром, что сидела вчера до темноты в парке, слушала всякую неуемную пичугу и пела Кэтины песни спящему Матюхе, даром что вспоминала все мелочи от булочек с горячей шоколадной помадкой перед концертом на корабле, строящемся еще "Штандарте", до жесткого шерстяного кусачего шарфа, когда репетировали зимой у Пина, а я еще тогда все ходила больная. Кэти теперь-то в море, со своим счастьем. Пин в сотах питерского колумбария, как и при жизни, вдвоем с Дюшей, а все приходящие к ним оставляют им поровну сигарет. А еще помню пол в комнате Лены Рыси. Пол, засыпанный бисером настолько, что старый паркет напоминал инкрустацию. Половицы скрипели, когда по ним проходила огромная собака. А как мы тогда дарили ей 25 роз на день рождения, и выбирал розы Стрейнджер (Глория Деи, ведь так?), а нес их Дик, с трудом удерживая в руках необъятный тугой шуршащий ворох зеленого, розового и золотого. И помню как Кэти рисовала волынщика на балконной двери, несколько лет я закрывала его целлофаном, когда мыла окна. Если смотреть меня как череду картинок, я буду аниме, это уж точно. А еще через десять лет буду вспоминать, как мы гладили с Ксанкой ее феньки, рассматривая и удивляясь каждой, как они сухо постукивали деревянными палочками с каменными бусинками, как с каждой глядели на нас бесчисленные кошачьи глаза, или сухой звонкий бамбук, или острые шпили, Матюха обижался, что ему не дают фенек, и клянчил спелую черешню, а получив ягодку, брал ее осторожно двумя пальчиками и долго разглядывал, прежде чем положить в рот.
  • Current Music
    мягкое, грустное, абсолютно легальное