June 3rd, 2003

Т

(no subject)

Когда ты долго-предолго сидишь на какой-то идее, то мало-помалу она в тебе прорастает и живет сама по себе. Фэн-шуй прогрессирует. Вот зачем, спрашивается, ходить счастливой только по поводу покупки у случайной фэншуйной бабки какого-то случайного куска ободранного прыщавого подростка-циссуса? Почему имело смысл натолкать ребенку в деревянную торбу до фига суккулентов, в качестве основной ея ноши от Питера до Мсквы? Но главное не в этом -- как убедить родныхъ и близкихъ, что это не просто моя очередная блажь, в плане, населить дом дико-р-активной плесенью, а глубоко проросшая необходимость a'yiezа (врот! В рот!! Даже компьютер против меня и не хочет печатать про фэншуя по-русски!!!)использовать нас с Нюхой как ноги для перехода путем Радищева! Сволочь он все-таки, этот фэншуй. Но на хуй слать мы его все-таки не будем. Юзер (некто) считает, что фэншуй -- та же матрица, и она нас имеет (в плане, не юзер, а предмет разговора). Конечно, матрица. Конечно, мы нужны a'yie. только для того, чтобы обеспечивать гаду температурный режим, поливку-подкормку, расселение по отдельным комфортным горшочкам и т.д. Но кому, спрашивается, легче от этого жестокого осознания? Бедные мои родичи, которые вынуждены наблюдать, как их когда-то разумный сородич медленно погружается в сладкие тенета ботанического безумия. Пойду-ка я за новыми горшочками, а то еще хедеру пересаживать и традесканцию.
Т

(no subject)

На кухне в питерской коммуналке безостановочно работает радио. Жужжит себе, никого не трогает. Делают его то потише, то погромче, в зависимости от того, какой из соседей на кухню придет. Мастерю ужин. По радио передают беседу с историком каким-то, не то Калюжный, не то Колюжный, в общем, Кали-Юга какая-то. У меня с историей-то все плохо, равно как и с географией. Историк беседует с резвым и любознательным ведущим о точном возрасте Москвы. И как-то так у него выходит, что привирает Москва, что никак ей не может быть 850 лет, потому что не получается. А еще речь заходит о том, что историки на древней Руси все были люди не самостоятельно, своей волей избирающие себе тему и проч., но до некоторой степени ангажированные князем. А иногда князь ничего и не говорил, умный историк сам обо всем догадывался и делал выводы.Потому и в летописях писали то одно, то другое. Кому древности накидывали, кому еще убавляли, все от того, как захочет князь. У нас же кто старше, тот и более достоин власти и почета. Вот, скажем, упоминается в летописях визит Того-то в усадьбу боярина Кучки на Москве-реке, а вовсе не в Москву. И т.д. Так что Москве лет гораздо меньше, то ли 700, то ли вообще 600, это историкам еще только предстоит выяснить.То ли дело в Питере -- там строго и четко: с такого-то года, с такого-то числа. Кстати, на месте Петербурга стояли тысячелетние финские поселения...

Слушаю, режу салатик, улыбаюсь. Хороший историк всегда знает, чего хочет князь.