November 9th, 2002

Т

(no subject)

Мир предоставляет практически неограниченное количество возможностей осуществить разные проживания. Буквально, с места не сходя. Хорошо, наверное, быть улиткой. Золотой такой, недотепистой. Ползать себе, глотать аквариумную плесень, оставлять дорожку. Наверное, яблоком или помидором тоже быть неплохо, по крайней мере, на период цветения и созревания: по определению должно быть тепло. Совершенно охуительной представляется жизнь джазового компакта или, скажем, таинственные глубины бытования зеркала. Девочкой я уже была, девочкой не хочу, даже с мороженым, со спичками или с красным воздушным шариком -- быстро приедается. Предметом бытовой техники, даже навороченным, быть как-то... неуютно, что ли? Но вот кем бы я точно не хотела быть -- так это столиком со стеклянной поверхностью. Глупейшая вещь. Абсолютно бессмысленный способ коротать вечность.
Т

лжефилологические наброски

Ходили в магазин. Купили три камбалы, плоские унылые лепешки, сморозившиеся и абсолютно безвкусные. То есть ни фига не понятно, как вообще такую гадость можно не то что в рот пихать -- представить, что оно вообще съедобное. Дома полили их водичкой, они расправились, привыкли, отдохнули. Вах, какие рыбки! Красивые -- глаз не отвести! Как на картинах,так строго, выдержанно красивые рыбины на строгом плоском красивом блюде.

На моих глазах предмет перешел из категории неодушевленного в категорию одушевленых. Филология повсюду. Кстати, обратные переходы -- заебали.

Идя за покупками, прошла мимо витрины какого-то спорт-магазина. На витрине бодрый лыжник и надпись: ЗИМА FOREVER. Пошли они в жопу.

В видеопрокате взяли много фильмов, чтобы скоротать вечер. Купили пива, укропа и много томатного соку.Приятно ощущать за спиной рюкзак с хорошо проведенным будущим временем.

В доме -- три личных местоимения. Одно -- на кухне, одно -- за компьютером, одно -- спит в кабинете. Нас так мало, что, собственно, имена не особенно нужны, пока кто-нибудь не придет. А до тех пор будем перебрасываться местоимениями, как мячиками.

Слетел к нам тихий вечер. Господи, давно бы так!