trikster

Oratio ante colligationem in interrete

Deo gratias!:

Omnipotens aeterne Deus,
qui secundum imaginem Tuam nos plasmasti
et omnia bona, vera, et pulchra,
praesertim in divina persona Unigeniti Filii Tui
Domini nostri Iesu Christi, quaerere iussisti,
praesta, quaesumus,
ut, per intercessionem Sancti Isidori, Episcopi et Doctoris,
in peregrinationibus per interrete,
et manus oculosque ad quae Tibi sunt placita intendamus
et omnes quos convenimus cum caritate ac patientia accipiamus.
Per Christum Dominum nostrum. Amen.



A prayer before logging onto the internet:
Almighty and eternal God,
who created us in Thy image
and bade us to seek after all that is good, true and beautiful,
especially in the divine person of Thy Only-begotten Son, our Lord Jesus Christ,
grant, we beseech Thee,
that, through the intercession of Saint Isidore, Bishop and Doctor,
during our journeys through the internet
we will direct our hands and eyes only to that which is pleasing to Thee
and treat with charity and patience all those souls whom we encounter.
Through Christ our Lord. Amen.

Father Zuhlsdorf
Т

Скворец под холмом

Скворушка, мой скворушка,
Скоро ли весна?
Будет твоя песенка
Под холмом слышна?

Смотрит озабоченно,
Голову склонив,
Выбивает горлышком
Золотой мотив

Скворушка, мой скворушка,
Милый мой дружок.
Среди белой кипени
Птичий голосок.

Вдоль дороги тянется
Яблоневый сад,
Облака тяжелые
На холмах лежат.

Млечно-белой дымкою
Затянуло путь.
Что бы там ни помнилось –
Пой, не позабудь.

Скворушка, мой скворушка.
Там, в другом краю,
Под холмами слушаю
Песенку твою.
Т

(no subject)

Как мне удалось влипнуть, я расскажу только вкратце. Дела обстояли примерно так: в феврале прилететь в Питер, сдать паспорт в фирму «Павега-тур», которая делает всякие визы в Финляндию, заплатить деняк и получить квиточек, что паспорт вам вернут 19 марта. А потом – буквально за неделю пришел Царь Ковид – и сперва закрылось финское консульство, потом – фирма, а потом и прежний мир. Молодой человек из фирмы успел только крикнуть, что мы встретимся в середине апреля, обязательно, верьте… и пропал в треске и шорохе эфира. А я, стало быть, без заграна и инфы, жду обещанной середины апреля и занимаюсь буквально всем. А вот как получилось вылипнуть.

Collapse )
Т

О времени благоприятном

Один мой друг - он летает кометой
и с неба падает, как звезда.
И вот его заловило где-то
Тупое пластмассовое "никогда".
Он бился в стенки, кричал истошно,
пытался пламенем их прожечь,
ему от запаха стало тошно,
и он решил, что уже не сбечь.

Он надышался горелой массы
и позабыл о сияньи своем.
И вскоре эта тупая пластмасса
стала ему как постылый дом,
Но слышишь - тикает влево-вправо
словно будильник на полке стенной.
Это время идет величаво,
Время благое идет за тобой.

Один мой друг - он в луче родился,
как в рубашке, только в луче.
Он на проталинке серебрился,
То ли подснежник - то ли ручей,
но что-то не так в этом мире сложилось,
и вокруг почему-то асфальт да бетон
и вот от ручья только тень осталась,
Скудная память прошлых времен.

Но дождь проливается капля за каплей,
Шмель летает над мостовой,
Каждая пядь убогой землицы
Вдруг прорастает новой травой,
Снежная туча взорвалась вьюгой,
и небо небесного голубей.
Это время твое приходит,
Время благое идет к тебе...

Как тяжело быть себе же во бремя -
И непрестанно кричать во тьму,
Как тяжело не знать свое время,
А как же его узнать самому,
Думаешь, все уже, все пропало,
Больше не встанешь, кончен бал,
А в это-то время небесный штурман
перекладывает штурвал,

Он знает приливы твоей удачи
и лютые отмели пустоты,
Он знает, что время течет иначе,
чем себе представляешь ты,
И небеса загорятся алым,
станут прозрачными, как алмаз -
и повинуясь его штурвалу,
Время благое хлынет на нас.

Всех, потерянных, оглушенных,
брошенных, запертых в тесноте,
Время благое найдет и прольется
На отмеченной стрелкой нужной черте,
Время благое - живым, не ушедшим,
Мертвым другая сияет звезда.
Время благое не будет прошедшим,
Оно грядущее. Навсегда.
Т

Ковидальная

Ранним погожим утром
Мой телефон встрепенулся.
Это прислал смс-ку
Заботливый друг МЧС.
Пишут: "Гражданка-гражданка,
закрой все окна и двери,
черный КОВИД на колёсиках
ищет твой дом и квартиру".
И я закрываю все окна и двери,
Чтоб он ко мне не залез.

Я беру перчатки и маску
и выхожу за хлебом
в какой-нибудь близко к адресу
расположенный магазин.
А там на двери написано:
"Сидите-ка лучше дома,
черный КОВИД на колёсиках
ездит по вашей улице,
ищет вашу квартиру -
и, кстати, не он один".

А дома мне телевизор
Говорит, что смерть неизбежна
и надо бы всем сплотиться
и дружно дома сидеть,
ведь черный КОВИД на колёсиках
ищет вашу квартиру,
но мы победили фашистов,
половцев и печенегов
А значит, по аналогии
и КОВИД победим (и съедим).

И вот я сижу на кухне,
Варю припасённую гречу,
И слушаюсь телевизора,
и даже в окно не гляжу.
А черный КОВИД на колёсиках
ищет мою квартиру,
но ничего у него не выходит.
И я тоже не выхожу.
Т

письмо в бутылке

Н. О'Ш., моему несгибаемому другу

...красота этих дней и этих ночей
к нам не сразу, но снизойдет.
мы сидим, как дети в спальне пустой,
и гадаем, кто к нам войдет,
кто войдет, и свет в темноте зажжет,
скажет "что в потемках сидеть?"
А пока, в темноте, — за стенами мир,
тяжко дышит, вскипает пеною дня,
порывается встать и спеть.
ты же тоже слышишь сквозь смутный сон,
как взрастает он, как шумит,
новый мир, и, может быть, дивен он,
но скорее, страшен на вид,
и приветствуют, радостно скаля рты,
эти роды нового дна,
семизвездные рыбы, черви, кроты,
все, кто под — или прямо на,
все, кто выплеснут, илом набил живот,
перепутан, раздавлен, сдох,
все они — свидетели, каждый ждет
мира нового первый вдох.
Слушай песню живых, пенье малых сих,
и литанию мертвых тел.
Новый мир пытается говорить,
но пока что не преуспел.
Слушай, выпрямившись, как свеча в хамсин,
неуклонно сияя красой:
мир встает — адамовой глины кувшин
под горячей Божьей рукой...
Т

колыбельная на лесной дороге

Месяц тощий и двурогий
в небе прыгает козой.
Едет доктор по дороге,
тащит крысу за собой,

Едет доктор по дороге,
шляпа, маска, птичий нос.
Трюх-трюх-трюх его телега,
фить-фить-фьють - в раките дрозд.

А кругом весна бушует,
белых ветрениц метель,
едет доктор по дороге,
ишь ты, думает, апрель...

Что ж ты, доктор, нос твой птичий,
что не свищешь, не поешь,
ты чего такой унылый
на младой земле живешь?

Едет доктор по дороге,
сквозь ночной прозрачный лес.
Месяц щерится двурогий
На него с чумных небес.

Едет доктор по дороге,
через толщу бытия.
Вот тебе, дружочек милый,
колыбельная моя.
Т

Мост

Вот так вот, любовь моя,
обнимаю тебя, как могу.
ты стоишь на одном берегу,
я стою на другом берегу.
окликаю, руками махаю,
шучу на бегу...

Ты в весеннем тумане, в цветении белом,
а я на другом берегу.

Как зовется эта река?
Пространство, Время, Нева?
это в общем, пустое, и знать ее имя нева
жно, ненужно, подумаешь - имя рек,
имена эти смутны, как лед, и вода, и снег
шелест струйки в течении, шорох снежинки в снегу.
Ты на одном берегу.
Я на другом берегу.

Сумасшедшее время, вчерашнему - грош цена,
мы с тобой живем в интересные времена,
в полупризрачном мире, обманчивом море,
и мора шаги слышны
за пределами и в пределах дома, подъезда, улицы, града, страны,
мор гуляет легкой стопою
под сенью цветущего миндаля,
воспаленные легкие ветры летят, шипя и боля,
у кошки болит, у собаки болит, у человека болит,
а ветерок сухой, как змеиная кожа, звенит,
пролетает, ласкает змеиным двойным языком,
ты на одном берегу -
я на другом, на другом.

А моя тюленья шкурка лежит в столе,
в чьем-то письменном ящике, надеется уцелеть,
и я тоже надеюсь вернуть ее, отыскать,
обернуться тюленем, в море нырнуть опять,
ветер с моря пахнет свободой
и солью морской,
а свобода - и почему бы? - пахнет тобой,
просто быть с тобою, гулять по морскому песку.
Ты на одном берегу,
я на другом берегу.

Там, под сенью благословенною, под холмом,
там миндаль уже зелен, там маргаритки ковром,
и пустое до звона небо стоит горбом.
Ты на одном берегу его -
я на другом.

Ты его бережешь - и я берегу.
Ты на одном берегу
я на другом берегу...

мст
Т

письмо из карантина

...что вам сказать, мой друг?
нового нет на свете,
разве что снег в апреле
после травы зимой.
сердце привычно жмёт,
страшно думать о лете,
прочее - ничего,
не печалуйтесь, дорогой.

Церкви закрыты. Все.
Свадьбы играть не в моде.
Мёртвых велят хоронить
тихо и без речей.
Кажется, интердикт,
ну или что-то вроде,
В общем, не буду врать,
это дело врачей.

Снова сулят карантин,
на улицах караулы,
Лишний шаг со двора -
и сразу расстрел в упор.
Ну... поживём пока,
послушаем их посулы.
Вроде, ещё не чума
и под стенами не Монфор.

Я иногда ловлю
тени цветущих вишен,
шум набежавших волн,
запах южной весны...
Это от вас привет,
Ласково, еле слышно...
Берегите себя, мой друг.
Вы мне очень нужны.

Хлеба пойти купить,
кофе тоже остатки,
И с табаком беда,
То есть без табака.
Маска на пол-лица,
капюшон, очки и перчатки.
Санкт-Петербург, апрель,
не скучайте, mon coeur.
Пока!
Т

Время чая

Мы сидели мирно,
чай с вареньем пили.
Вдруг пиздец и грохот,
тучи едкой пыли.
Вся наша компашка
к окнам подскочила,
а по граду едет
гуннов царь Аттила.
Раз-два - и нету Рима,
вместо Рима Хиросима.
Вот тебе и попили чайку.

Улеглось-умялось,
выдохнули-дышим.
Шторы отстирались,
голуби по крышам,
Мы, беды не чая,
сели выпить чая,
глядь - а за окошком
прежний мир меняют, гады,
Трах-бах-напряженье,
все горит и нет спасенья,
вот тебе и попили чайку.

Мы достали чашки,
пряники и сушки,
дверь припёрли шкафом,
в окна - по подушке.
Мир себе как хочет,
Мир себе как знает,
а мы будем чай пить,
нынче время чая.

Ни воры в законе,
ни вожди на троне,
ни поганый вирус
в пакостной короне, -
пусть они хоть лопнут,
пусть они хоть треснут,
а у нас по плану
нынче чай воскресный.

Не снимайте абажур, не спускайте знамя.
Мы садимся пить свой чай, оставайтесь с нами,
основной закон чертей - радость уничтожить.
Но пока мы пьем свой чай, хрен им кто поможет.
Одержимолость цветет, лютик свирепеет,
их гребучий огород что ни час, то злее,
а у нас тут иван-чай, мята и ромашка,
роза чайная цветет золотом на чашке...

Держим оборону -
и осанна в вышних.
Мёд, имбирь, лимоны
да ватрушка с вишней,
и друзей любимых
с радостью встречаем.
Это будет наше.
Наше время чая.

12.03.2020